×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Мы меняемся лишь тогда, когда покидаем контакт с другими. В самом контакте нет опыта.

31.05.2016 09:28:19
Подписаться на автора
4397
Мы меняемся лишь тогда, когда покидаем контакт с другими. В самом контакте нет опыта.
Мы меняемся лишь тогда, когда покидаем контакт с другими. В самом контакте нет опыта.


Присутственный контакт очень ценен по той причине, что в нем человек получает доступ к переживанию и открыт свободному потоку новых феноменов и впечатлений. Однако ассимиляции в нем не происходит. Как я уже отмечал в более ранней работе], анализируя философские взгляды Мартина Бубера, новый опыт приобретается человеком лишь при выходе из присутственного контакта. Поэтому изменения, в том числе и терапевтически значимые, обеспечиваются челноком «присутственный контакт – выход из него».

Попытки разрушить одну из составляющих этой пары блокируют какие бы то ни было возможности изменений в жизни человека. Так, например, человек, стремящийся к абсолютизации присутственного контакта для своей жизни, может походить на наркомана. Он становится зависимым от новой дозы феноменов-впечатлений, которая все равно, как и прежние, не приведет к удовлетворению ввиду отсутствия места и времени для ассимиляции ее в self. Присутственный контакт, особенно в начале психотерапии, используется в гомеопатических дозах. Хотя бы для того, чтобы не уничтожить его самого.

Встретившись с новыми  феноменами в процессе переживания, человек нуждается в некотором времени вне присутственного контакта для того, чтобы «переварить» их. Иначе он рискует остаться психологически голодным. Только вне присутствия мы получаем возможность «насытиться» новыми феноменами поля. Только здесь они могут быть интегрированы в ситуацию и в новые способы организации контакта в ней. Я осознанно использую словосочетание «вне присутственного контакта», а не, например, «побыть одному» или «в отдалении или изоляции». Ассимиляция впечатлений не обязательно предполагает одиночество. Более того, другие люди могут оказаться в этом процессе очень важными. Просто необходимо время вне вовлечения всей своей сутью в переживание и контакт. Пространство вне присутствия – это не обязательно пространство без людей. Хотя и может быть таковым. Так, я довольно часто после особенно напряженной в смысле переживания сессии предлагаю клиентам какое-то время побыть одним, например, прогуляться домой пешком. При этом специально ни о чем думать не стоит. Т.е. я не предлагаю клиентам медитировать на феномены, появившиеся в процессе присутственного контакта. Иначе я фасилитировал бы процесс понимания, возможно, преждевременно. И поэтому скорее всего заблокировал бы процесс ассимиляции, а не поддержал его. Я предлагаю просто пожить вне контакта. Переживание само по себе инициирует процесс ассимиляции. Устройство феноменологического поля мудро. 




Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика