Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Лоботомия под наркозом материнской любви

Подписаться на автора Лоботомия под наркозом материнской любви
20 Февраля 2018 17:32:47
1435

ЛОБОТОМИЯ ПОД НАРКОЗОМ МАТЕРИНСКОЙ ЛЮБВИ

Материнская любовь – мощнейшее оружие...

 

 В отношениях с гиперопекающей матерью

у ребенка только два пути:

путь инвалида и путь предателя.

 

К истории лоботомии

Была в середине прошлого века в США и ряде европейских стран, а также и в СССР, операция для лечения некоторых психических расстройств (в первую очередь шизофрении), суть которой заключалась в том, что лобная доля головного мозга иссекалась и отделялась от других областей мозга.

Этот метод лечения был придуман в те времена, когда не существовало эффективных лекарственных препаратов, с помощью которых можно было лечить шизофрению, расстройства поведения с бредом, галлюцинациями, когда психиатрические больные были угрозой для жизни остальных людей. Метод лоботомии разработал в 1935 году португалец Эгаш Мониш.  Широкое же распространение метод  получил благодаря практической деятельности американского психиатра Уолтера Фримана. В промежутке между 1936 и до конца 1950-х годов лоботомии подверглись 40-50 тысяч американцев. Десятки тысяч пациентов подверглись этой операции в странах Европы. Спад использования метода лоботомии начался в 1950-е годы после того, как стали очевидны серьёзные психические осложнения после операции. В дальнейшем проведение лоботомии было запрещено законодательно во многих странах.  В СССР лоботомия была официально запрещена в 1950 году.

Результаты такого лечения

После операции пациенты сразу становились спокойными и пассивными; многие буйные пациенты, подверженные приступам ярости, становились, по утверждению Фримана, молчаливыми и покорными. Но наряду с этим у пациентов также появлялись другие (побочные)  симптомы. Среди них:

  • ослабление контроля за собственным поведением;
  • апатия;
  • эмоциональная неустойчивость;
  • эмоциональная тупость;
  • безынициативность и неспособность осуществлять целенаправленную деятельность;
  • неспособность критически мыслить, предсказывать дальнейший ход событий;
  • неспособность строить планы на будущее и выполнять любую работу, за исключением самой примитивной.

И неудивительно. Среди многих функций лобных долей одна из важнейших – это обеспечение мотивационной деятельности человека.

При поражении лобных долей коры головного мозга наступает апраксия (невозможность осуществления волевого акта) и абулия (безволие), что проявляется в неспособности принимать решения и осуществлять нужные действия, хотя и осознается.

В итоге это приводит к развитию апато-абулического синдрома. В быту о последствиях такой операции говорят не иначе как «Человек превращается в растение, в овощ».

Вы скажете, какое отношение имеет эта чудовищная операция-эксперимент к материнской любви?

Напрямую здесь, естественно, связи нет. Это не более чем метафора. И она относиться не в целом к такому феномену как «материнская любовь», а лишь к определенной форме специфического проявления такого рода любви, описанной ниже. Никто здесь реально не проводит операцию на мозге. Но по итогу определенного рода психологическое вмешательство приводит к очень схожим последствиям в виде дефицита определенных психологических функций.

Как такое оказывается возможным?

В медицине известно, что разные типы вмешательства могут привести к схожим последствиям. Так, к примеру, можно реально повредить мышцу и это приведет к нарушению ее нормального функционирования, а можно лишить ее нагрузки, что в итоге также скажется на ее работоспособности.

Схожие явления можно наблюдать и в психической сфере. Например, к задержке психического развития могут привести как биологические причины (инфекции, интоксикации, травмы головного мозга), так и причины социальные – неблагоприятная социальная ситуация развития.

Идея моей статьи в том, что определенный характер детско-родительских отношений может стать причиной несформированности у ребенка жизненно важных психических функций.  В данном случае речь пойдет о дефиците мотивационно-волевой сферы.

Что это за отношения?

Речь пойдет о такого рода детско-родительских отношениях, которые приводят к сложностям у ребенка в плане психологического отделения от родителей или иначе сепарации. Такие отношения часто характеризуются как симбиотические. Симбиотические отношения в диаде «мать – ребенок» – естественное и необходимое условие выживания и развития ребенка на начальном этапе его жизненного пути. И это неудивительно, так как маленький ребенок остро нуждается в материнской любви и привязанности. Материнская любовь поистине мощнейшее оружие! И от того, как мать будет распоряжаться этой любовью, во многом будет зависеть, не побоюсь этих слов, жизнь и судьба ее ребенка.

В норме взрослеющий ребенок разрывает симбиотические отношения. Происходит это постепенно: ребенок все дальше и дальше уходит от своей матери, сохраняя при этом с ней психологическую связь. Но часто это оказывается невозможно.

К проблемам психологического взросления могут привести разные варианты нарушений отношений в диаде мать-ребенок, создающие сложности для его психологического отделения и взросления. В арсенале матери, удерживающей ребенка, имеется большое количество манипулятивных инструментов. Лидирующая позиция здесь принадлежит чувству вины. Такого рода ситуации хорошо описаны в популярных статьях на эту тему.

Опишу одну из форм симбиотических отношений в диаде мать-ребенок, которая ведет к проблемам сепарации и формированию зависимых  отношений и в итоге – к дефициту у ребенка мотивационно-волевой сферы. В качестве инструмента удержания ребенка здесь мать использует чрезмерную опеку.

Рассмотрим это на примере отношений «мать-сын», т.к. это наиболее часто встречающийся вариант. Представлю психологические портреты участников, специфику их отношений и их последствия.

Сильная Мать – уверенная, сильная, волевая, знающая чего хочет и умеющая это получить.

Матери хватает на все… и на то, чтобы «бежать впереди паровоза», и на то, чтобы «толкать его сзади». Она решает в семье все вопросы, в том числе и относительно воспитания сына. Пока он маленький, она лучше знает, чего он хочет: как и с кем ему играть, какие посещать секции, с кем дружить… Вот он подрастает и она выбирает за сына профессию, поступает его в институт, отмазывает от армии… Тем самым она лишает его возможности приобретать свой собственный опыт.  

Чрезмерно опекающе-оберегающая мать подменяет мотивационную и волевую активность сына собственной, лишая его возможности тренировать ее, что в итоге приводит к дефициту воли, а иногда и к ее полной атрофии.

Такая мать либо сама воспитывает ребенка, либо является «главой семейства». Мужа-отца в  семейной системе либо нет, либо он лишь номинально присутствует, являясь психологически слабым и неспособным что-либо решать.

Почему она так поступает? От тревоги, которую чаще всего не осознает. А за ней стоят, как правило, ее воображаемые страхи.

Она стала такой неслучайно. У нее на это есть свои причины, связанные с особенностями ее развития. (Об этом напишу в следующей статье)

По итогу у нее имеется прокол в доверии к миру. Мир для нее небезопасен. Следовательно, Миру и Другому как части этого мира доверять нельзя. Рассчитывать можно лишь на себя. Такого рода установки порождают, как я уже отмечал, неосознаваемую тревогу и такая женщина, чтобы не встречаться с ней, активно наращивает психологические мышцы как способ компенсации установки опасности мира. В результате таких постоянных тренировок она становится сильной.   Для того, чтобы не встречаться со своей тревогой, она пытается контролировать все в своей жизни и это также распространяется и на ее ребенка.

Сломленный Ребенок – неуверенный, слабый, неспособный к волевым усилиям, не знающий, чего хотеть в жизни.  Он рос в симбиотических отношениях с постоянно нарушенными психологическими границами. Это отношения, где не было  собственного пространства, свободного от мамы.

Мама все время решала за него: что ему есть, с кем дружить, кого любить…Его желания были не в счет, и он разучился хотеть, а со временем и мочь что-либо.

Мама из-за страстного желания уберечь ребенка от всех жизненных проблем (проективного характера – дать другому то, чего не доставало самой) уберегала его не только от проблем, но и от опыта, который мог бы ему пригодиться для их решения. Кроме того, он рос в отсутствии мужской модели поведения. Отец, если даже и присутствовал номинально, реально не являлся носителем мужских черт и мужского поведения.

Ребенку, растущему в таких условиях, крайне сложно сепарироваться от матери. С одной стороны у него много страхов, с другой – отсутствие реальных сил и возможностей для этого.

Результаты такого рода отношений: Сломленный мальчик, лишенный воли ребенок. Он является пассивным и неспособным ставить жизненные цели и добиваться их.  Прогноз здесь крайне неблагоприятен.

Терапия как шанс для двоих

Идеальная ситуация для терапии может сложиться тогда, когда на терапию приходят оба: и мать, и сын. Мы здесь имеем дело с устойчивой системой и лучше включать в процесс терапии и мать, и сына, но не вместе, а по отдельности каждого.

Как хороший прогноз для терапии может рассматриваться такая ситуация, когда мать обращается за помощью с установкой понять свой вклад в существующую проблему.

Несколько хуже, когда в терапию приходит только сын. Возможное и практически на сто процентов вероятное здесь вмешательство мамы – серьезный барьер для психотерапии.

И совсем уж неблагоприятный вариант для терапии тогда, когда мать хочет «вылечить», исправить ребенка (на момент обращения, как правило, уже физически взрослого).

В том случае, если терапевту не удастся убедить маму в ее причастности к проблемам ребенка и, тем самым, попытаться поисследовать свой вклад в создавшуюся ситуацию, тогда все оказывается бесполезным. Начинать терапию с ребенком, когда это не его воля, – бессмысленное и бесполезное занятие. В случае такого рода запроса в системе ничего не поменяется. Мать просто включается в новую форму контроля – терапию ребенка.

Мать и ребенок, как я уже писал - единая система. Они представляют полярные качества системы: силу и бессилие. По сути их отношения представляют проекцию внутреннего бессознательного конфликта матери между названными качествами. А сын - это непринимаемая часть матери, персонифицирующий ее слабость и бессилие.

Это "открытие" для матери может стать началом ее изменений в сторону "знакомства" со своей непринимаемой частью и ее интеграции в образ Я, и сместит фокус внимания с сына на себя и свою жизнь.

Тем не менее, чаще всего в практике встречается именно такой вариант запроса. Спецификой такого запроса является то, что мать видит проблему не в себе, а в сыне.

Обычно это бывает так: Мать начинает бить тревогу тогда, когда ребенок делает попытки выйти из-под ее всемогущего контроля. Делает он это весьма своеобразно. Он перестаёт следовать ее советам. И начинает бунтовать. Бунтовать весьма оригинально - пассивно. Как может. Так бывает часто, когда открыто против силы не попрешь. Это-то и бунтом сложно назвать. Непросто разглядеть в апатии и желании ничего не делать бунт.  Мать в описанной ситуации попадает в ловушку, созданную ею же самой. Чтобы у ребенка появился шанс что-то делать в жизни,  ей нужно ослабить свой контроль и позволить ему самому решать, что-либо делать.

Но это сделать непросто. И матери, и ребенку. У него реально не хватает возможностей, опыта  и ресурсов. Нежелание делать что-то вопреки матери – это еще не собственное желание что–то делать самому. И у него много страхов – смогу ли? Справлюсь ли? Один. Без такой привычной помощи мамы. Он в порыве отчаяния делает шаг от матери и в страхе бежит обратно. И у матери здесь возникают уже  вполне реальные страхи, что он не справится, если его отпустить.  И периодически накрывает злость на это "домашнее животное". Ее бросает в крайности - от испуга до злости... Так возникает тупик.

Поэтому на терапию важно идти обоим. Важно делать эти шаги друг от друга одновременно и порознь. Встречаться с этим новым страшным опытом. И проживать это.

Отдельно хочется обратиться к матерям

Можно конечно порассуждать, что такого рода любовь – и не любовь вовсе.

Думаю, что любовь. Любовь с высоким уровнем примеси тревоги, которая ослепляет. Тревога отключает рассудок. Очень важно его хоть иногда усилием воли включать.

Важно помнить, что важнейшая функция родителей – взросление детей.   А для этого необходимо научиться передавать ответственность шаг за шагом своему ребенку. Родители для ребенка – это ракета-носитель, и их основная функция – выводить детей на орбиту жизни, а не толкать их по этой орбите либо висеть на них балластом.   

Считаю, что каждая мать эпизодически, прежде чем что-либо делать для ребенка и за ребенка, должна задавать сама себе следующий рефлексивный вопрос: «Делает ли моя любовь, и все что я делаю для моего ребенка, его более сильным, уверенным, способным ставить перед собой цели и добиваться их»?

И по-возможности честно отвечать на него…

И в конце концов, всегда ведь можно обратиться за профессиональной помощью, если ситуация воспринимается как тупик.

Любите себя!

Уже после выхода статьи определенная категория читателей стала меня "упрекать" (думаю, что справедливо) в отсутствии рекомендаций для "сломленных детей". Я действительно в своей статье обращался больше к матерям, которые попались в эту "Ловушку гиперконтроля". Тут и вправду нужно писать отдельную статью для "детей". Спасибо за ваши реплики, а больше за вопросы. Попробую ответить на некоторые.

Что нужно делать, чтобы "повзрослеть" и обрести способность и энергию для жизни? 

Самым сложным в такой работе является преодоление сложившейся за долгие годы в описанных выше взаимодействиях "детской" установки - установки беспомощности и ожидания все получать от взрослого.

Лучший способ преодолеть "детскую установку к жизни" - это практиковать взрослую!

Обозначу основные направления для работы:

1. Откажитесь от установки, что вам кто-то что-то должен: другие люди и в целом Мир. Если вы взрослый (хотя бы по паспортному возрасту) - вам НИКТО и НИЧЕГО не должен! НЕ ДОЛЖЕН. Это не означает вовсе, что вы не можете получить то, что вам необходимо. Про то, как это делать - два следующих пункта.
2. Научитесь просить о том, чего вам не хватает. Именно ПРОСИТЬ! Не требовать, не манипулировать... ПРОСИТЬ. Жедательно используя "волшебные слова", типа "Пожалуйста", "Будьте добры"...
3. Научитесь БЛАГОДАРИТЬ за то, что вам дают. И для этого есть ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА, либо ПОСТУПКИ

Прекрасно осознаю, что эти рекомендации, как, впрочем, и все остальные в основном бесполезны... Если бы можно было психологические проблемы решить посредством рекомендаций, то не было бы нужды ни в психотерапии, ни в психотерапевтах... Но все же)

Как опереться на того, кого не существует, - на себя?
Это, действительно, часто находится за пределами возможностей самого человека. Для этого и существует терапия, что бы "Как?" превращать в "Могу". И терапевт - это тот человек, который способен помочь "вырастить" эту опору в себе, став первоначально сам таковой для клиента.

Для иногородних возможно консультирование и супервизия у автора статьи через интернет. Скайп Login: Gennady.maleychuk




Теги: зависимость. симбиоз. сепарация, материнская любовь
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Предательство тела. Когда тело "сходит с ума..."
В случае тревожных расстройств с приступами паники человек решает вопрос «Что мне делать с бунтующим телом?» вместо вопроса «Что мне делать с собой и своей жизнью?»
Разбитое корыто комплементарного брака
Партнеры для таких отношений «подбираются» неслучайно – каждый бессознательно ищет себе ту половинку, которая максимально подходит для удовлетворения своих базовых фрустрированных и как правило неосознаваемых потребностей.
ЛОВУШКИ ЖИЗНИ ИЛИ ДЕНЬ СУРКА
Человек, попадая в "ловушку жизни", теряет возможность выбора и поступает «как всегда», привычно «заходя на очередной круг»  своей жизни, как биатлонист, который сделал промах по мишени. В итоге его жизнь становится автоматической и напоминает «День сурка».
ОТВЕРГНУТАЯ ЖЕНСТВЕННОСТЬ: ИСТОРИЯ ОДНОГО СИМПТОМА
Непринятая  женственность «не желает смириться с уготовленной ей участью» и пытается прорваться в сознание  посредством  симптома, настойчиво посылая сигнал «Заметь меня, я женщина!»
СИСТЕМНЫЙ ВЗГЛЯД НА СИМПТОМ
Системный взгляд на симптом позволяет перейти от «хирургической установки» на суть симптома (как чего-то чуждого, ненужного для системы) к целостному холистическому взгляду на его роль, функции и суть, его внешне невидимую нужность системе. Он позволяет ответить не только на вопрос «Почему он возник?», но так же и «Для чего? Зачем он нужен этой системе в данный момент  жизни?», «Какую системную нагрузку он несет», «Какую функцию выполняет?»
Лоботомия под наркозом материнской любви
Родители для ребенка – это ракета-носитель, и их основная функция – выводить детей на орбиту жизни, а не толкать их по этой орбите либо висеть на них балластом.

Топ публикаций
Теория объектных отношений Теория объектных отношений Хотя между представителями классического психоанал...
Как забыть любимого Как забыть любимого «Новые отношения - убивают старые», эта мудрость с...
Одиночество мужчин Одиночество мужчин Иногда я с ужасом думаю, каково быть мужчиной. По ...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice