Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

К аргументам оппонентов психотерапии переживанием

Подписаться на автора К аргументам оппонентов психотерапии переживанием
29 Мая 2017 10:37:03
1037

У диалогово-феноменологического подхода к формированию терапевтических интервенций, равно как и у самой психотерапевтической модели, по всей видимости, найдется немало противников. Более того, с частью возможных возражений я уже сталкивался в ходе презентации модели в разных профессиональных аудиториях. Большинство из них являлись следствием неглубокого знакомства с диалогово-феноменологической психотерапией.

Настоящая статья представляет собой попытку прокомментировать некоторые из наиболее популярных аргументов оппонентов предлагаемой психотерапевтической модели, в частности, принципов построения психотерапевтических интервенций. Учитывая скромный объем этой работы, попробую уделить внимание лишь нескольким наиболее часто встречающимся:

1.    Интервенция терапевта, исходящая из спонтанной динамики переживания, может отражать личную проблему самого терапевта.

2.    Клиент может быть психологически не готов к ассимиляции прямых феноменологических реакций терапевта.

3.    Спонтанная реакция терапевта может сместить фигуру сессии. Таким образом, произойдет подмена: вместо того, чтобы обсуждать то, что хочет клиент, мы окажемся в пространстве, обусловленном реакцией терапевта. 

4.    Терапия не для терапевта, а для клиента. Наши реакции не так важны для него. Мы лишь поддерживаем self-процесс клиента. 

5.    Спонтанная феноменологическая динамика переживания ввиду ее непредсказуемости не позволяет выдерживать единую терапевтическую стратегию.

 

При более детальном рассмотрении этих возражений с течением времени все отчетливее для меня проступает их высокомерие. Они не могут не исходить из базового предположения о меньшей по сравнению с терапевтом психологической полноценности клиента. Кроме того, они иллюстрируют претензию на огромную власть, которую имеет первый над вторым. Однако позвольте заметить, что такая позиция не представляется мне очевидной. Многие клиенты в некоторых психологических аспектах оказываются более зрелыми, чем терапевт. И это здорово. Мы являемся терапевтами не потому, что умнее, состоятельнее клиента, более зрелые, чем он (как бы заманчиво не выглядела такая позиция), а потому что мы договорились, что час моей профессиональной жизни другой человек хочет приобрести с целью некоторого, хоть и не гарантированного, но все же желаемого психологического изменения.

При этом свободный процесс переживания, который и является источником терапевтически значимых изменений, возможен лишь при условии равной психологической и человеческой ценности участников терапевтического процесса. Однако представления о равной ценности участников терапевтического процесса никак не отменяют проблемы профессиональной квалификации терапевта, которая заключается не столько в более высокой психологической состоятельности последнего, сколько в более тренированной способности осознавания и переживания. Довольно длительная базовая профессиональная подготовка терапевта и его собственная психотерапия позволяют сделать риск переживания в терапевтическом процессе более оправданным, а сам процесс более экологичным. Профессиональный психотерапевт обладает важнейшими навыками переживания, а, следовательно, может выступать в качестве естественного регулятора динамики self в терапевтическом контакте. Основным «лечебным» фактором при этом является сам контакт, в котором клиент приобретает способность переживать свою жизнь.

Возвращаясь к рассматриваемым мною аргументам оппонентов диалогово-феноменологической модели построения терапевтических интервенций, отмечу, что они исходят из базового положения индивидуализма, который психотерапия постмодерна отвергла, введя более прогрессивный принцип децентрализации власти. Таким образом, власть в терапевтическом процессе более не поддается прямому контролю терапевта, а отдана контакту. Наиболее естественной стратегией психотерапии при этом является следование процессу динамики поля, создавая и «отдаваясь» ей в полной мере.

В следующих постах блога рассмотрим наиболее часто встречающие аргументы оппонентов диалогово-феноменологического подхода более детально.

 



Теги: игорь Погодин, переживание, гештальт, гештальт-терапия, психологическая помощь, психотерапия, психолог Киев, психологическая консультация, как найти себя, как стать счастливым, обучение психологии, лекции по психотерапии, диалоговая модель гештальт-терапии, психологический тренингь
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Что важнее - яркие феномены в терапии или полутона?
Я доверяю полутонам больше, чем сильным аффектам. На то у меня есть несколько оснований. Во-первых, интенсивно выраженные эмоции являются чаще всего симптомом деятельности той или иной концепции – в некотором смысле ее побочным продуктом. Всерьез иметь дело с концепцией значит вкладывать свои силы и время либо в ее усиление, либо в лучшем случае в ее перестройку. Ни то, ни другое ни входит в планы психотерапии, фокусированной на переживании. Феномены-инновации – источник переживания – чаще всего робко появляются из фона, как бы намекая на то, что в поле есть жизнь, пока не обладающая признанным статусом. Интенсивное же и сильное проявление в контакте, как правило, является либо легализованным манифестом чего бы то ни было, например, какой-то концепции, либо, отражением отчаянной конфронтации с этой концепцией по типу контрзависимости. В обоих вариантах со всей очевидностью проступает концептуальная природа внешне энергичного проявления.
Настоящая мысль не имеет причин!
О значении творческого вектора переживания для концепции мышления я уже говорил выше. Остановимся более подробно на ревизии принципа психического детерминизма. Мы привыкли думать, что мысль рождается лишь в некоторой цепочке ассоциаций. Актуальная мысль логично вытекает из предыдущей, возникновение которой в свою очередь детерминировано предшествующей ей в ассоциативном ряду. Представляется, что принцип психического детерминизма определяет в полной мере функционирование мышления. Однако, очевидно, каждому приходилось встречаться с ситуацией, когда мысль приходит совершенно внезапно, без всяких на то оснований.
«Феноменологические мостики» в технике психотерапии переживания
Феномены в поле никогда не существуют изолированно друг от друга. Они находятся в тесной взаимосвязи. Более того, феноменологический полевой процесс не создается феноменами, а сам формирует их. Поэтому несмотря на то, что феномены и феноменологическая динамика суть неотъемлемые процессы, сам полевой динамический принцип первичен по отношению к отдельным феноменам. По этой причине делать ставку в процессе психотерапии на каком бы то ни было отдельном феномене является тупиковой по своей сути терапевтической тактикой. Внимание терапевта должно быть направлено на суть полевой динамики, а не на ее содержание. Я рефреном во многих работах повторяю этот тезис, поскольку он является основополагающим для понимания сущности психотерапии переживанием.
Случай из терапевтической практики - Безумие или иллюстрация полевых феноменов
Сессию, которую я хотел бы описать в качестве иллюстрации предыдущего тезиса, имела место в тот день, когда автор проводил терапевтическую группу, в фокусе внимания которой находились довольно непростые для переживания как участниками, так и самим терапевтом темы – смерти, тяжелых болезней, насилия, ситуаций, в которых утрачена какая бы то ни была возможность контроля.
МЕТАФОРЫ психотерапии переживанием: попытка объяснить динамику психотерапии
Сейчас немного подробнее о феноменологической технике терапии. Феноменологический подход в рассматриваемой терапевтической модели предоставляет широкий диапазон возможных интервенций – в каждую секунду терапии подготовленный опытный терапевт присутствует в поле, предполагающем наличие десятков возможных интервенций феноменологического свойства.
От вины и обиды – к раскаянию и прощению
Появление чувства вины является значительным событием в эмоциональном онтогенезе человека. Это одно из первых по-настоящему социальных чувств, которое предполагает, что я совершил нечто, что нанесло ущерб другому. При этом вина, в отличие от стыда, относится к действию, мною совершенному, а не к моему Я. Именно поэтому обращаться с ней значительно проще. Тем не менее, возможно и возникновение токсического переживания вины, лежащего в основе депрессии.


Топ публикаций
КАК мать превращает СЫНА в «психологического мужа» КАК мать превращает СЫНА в «психологического мужа» Каждому практикующему психологу приходилось иметь ...
Нафига эти эмоции? Нафига эти эмоции? «Нафига эти эмоции?» - именно так вчер...
Полезные советы от врача сексолога Полезные советы от врача сексолога Многие обращающиеся к врачу сексологу мужчины гов...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice