Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
К оплате: 0.00$


Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Феномен "рыбака" в психотерапии: объяснение переносом

Подписаться на автора Феномен "рыбака" в психотерапии: объяснение переносом
22 Апреля 2016 11:00:47
4413

В дополнение к тезису о психологической трансформации терапевта в процессе терапии остановлюсь еще немного на одном примечательном и известном большинству начинающих психотерапевтов феномене. Речь идет о специфике выбора клиентом своего терапевта по принципу «рыбак рыбака видит издалека». Так, многие начинающие свою практику специалисты обнаруживают любопытную закономерность. К ним обращаются клиенты с психологическими проблемами, похожими на их собственные. Обычно это обстоятельство погружает молодых психотерапевтов в печаль и тревогу: «Неужели так будет всегда? И почему это происходит со мной?»

На помощь приходит множество объяснений, наиболее популярное из которых исходит из психоаналитической концепции переноса. Причем, похоже, тревога так сильна, что эта концепция с удовольствием и облегчением заимствуется с потрясающей страстью терапевтами различных направлений. Заимствуется даже представителями психотерапевтических направлений и школ, фокусированных в своей теории и практике не на принципе психического детерминизма, а на феноменологии и диалоге. Но всегда ли экологичен этот процесс? По всей видимости, нет. Более того, иногда это совершенно непростительно. Например, вся суть гештальт-терапии извращается в самом основании, если терапевт всерьез апеллирует к представлениям о трансфере[1]. Невозможно жить в пространстве присутственного контакта и переноса одновременно, да и последовательно тоже – эти концепции идеологически антагонистичны. Если психоаналитическая парадигма заботливо предлагает для обращения с метафорой трансфера инструментарий в виде интерпретации свободных ассоциаций и фантазий, то незадачливый гештальт-терапевт, апеллирующий к ней, выглядит как сиротка, получивший игрушку, но совершенно не знающий, как с ней обращаться и куда пристроить. В этом случае, как правило, «рыбак рыбака видит издалека» на протяжении всей психотерапевтической карьеры терапевта.

Размышляя о феномене «проблемной» схожести терапевта и клиента и спасаясь от соответствующей его осознанию тревоги бегством из присутственного контакта в «тихую искусственно-пластмассовую гавань переноса», принято говорить о трансферентных характеристиках. Иначе говоря, именно нюансы поведения и внешнего вида терапевта обусловливают выбор его тем или иным клиентом. Более того, доводя до крайности такого рода бессмысленную эксплуатацию концепции трансфера, некоторые «гештальт-терапевты» любые чувства, желания и выборы рассматривают через призму их «трансферентной природы». В этом месте от гештальт-терапии, похоже, не остается и следа. Не честнее ли признаться, что иногда проявления жизни клиента в контакте с терапевтом и собственные реакции самого терапевта могут пугать, вызывать тревогу, стыд, растерянность, печаль, бессилие и пр. Правда, для этого их вначале следует осознать. Бегство же из присутственного контакта в суррогат его метафоры просто не дает для этого возможности.

Исходя из концепции переноса, для терапевта очень важно понять (слово «осознать» в этом контексте совершенно не годится, потому что сфера осознания уже сужена до туннеля концепции переноса и готовности замечать лишь соответствующие ему феномены) содержание и динамику «трансферентно-контртрансферентных» отношений, чтобы тем или иным образом эксплуатировать это важное знание в интервенциях. Вот тут то и начинаются все проблемы. Если психоаналитик прибегает к интерпретациям, поступая тем самым вполне последовательно, то «гештальт-терапевт» пытается управлять динамикой контакта на основе знаемого. Зачастую получается некая пародия на практику психологии самости Хайнца Кохута. Зато терапевт остается в безопасности и не рискует в процессе терапии ничем. Не рискует быть раненым, уязвимым, столкнуться с болью, стыдом и пр. Не рискует даже своим самоуважением, потому что религиозная[2] по своей базовой природе концепция переноса не предполагает возможности со стороны клиента конфронтировать ее – что бы ни сказал клиент, это лишь подтвердит правильность идеи терапевта. При этом сам терапевт не рискует изменяться и не изменяется. Это оборотная сторона «трансферентизации психотерапии». Полагаю, именно по этой причине диапазон психологической проблематики клиентов, с которой имеют дело такие терапевты, не меняется со временем их практики – «рыбак рыбака, по-прежнему, видит издалека».

 


[1] Трансфер – это прекрасная метафора, созданная психоаналитическим гением для своей парадигмы и идеально подходящая для релевантной ей картины мира. Так же, как и множество других психоаналитических конструктов-метафор – эдипов комплекс, первичная сцена, внутренний объект, плохая и хорошая мать, наконец, Я, Оно и Сверх-Я и пр. Их использование в процессе соответствующей психотерапии очень продуктивно. Но эти метафоры адекватны и полезны лишь в рамках психодинамической детерминистской реальности. За ее пределами они утрачивают свое значение. Если же мы сохраняем искусственным образом за ними методологически фиксированное значение и перемещаемся в пространство феноменологической индетерминистской парадигмы в психотерапии, то мы насилуем поле. Этот процесс, например, вступает в очевидное противоречие с базовыми основаниями гештальт-подхода, согласно которым значение того или иного феномена, определяется тем контекстом, в котором он находится в данный момент.

[2] Религиозная в том смысле, какой вкладывает в это слово Карл Поппер, – в концепцию переноса лишь можно и нужно верить. Проверить же или опровергнуть ее нельзя. Кстати, именно по этой причине этот знаменитый эпистемолог не может присвоить психоанализу статус науки, несмотря на соответствующие притязания его основателя. 

 



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Переживание vis-à-vis концепция
Для объяснения природы естественного и принудительного сегментирования поля я хотел бы снова вернуться к нашей метафоре дома, состоящего из подвала (первичного опыта) и жилых помещений (вторичного или абстрагированного опыта). Мы уже говорили о том, что первичный опыт отличается от вторичного принципом регулирования процессов, происходящих в нем. Первичный опыт нелокален в то время как вторичный регулируется базовыми представлениями о субъекте/объекте, пространстве и времени. Однако это отличие не исчерпывает всей разнородности психических процессов, происходящих в поле. Вторичный опыт также неоднороден. Вроде бы при видимом сходстве всех процессов, происходящих в жилых помещениях нашего дома, они имеют совершенно отчетливые различия. Более того, именно здесь и коренятся отличия людей друг от друга.
Время и пространство как основа реальности
Представления о прошлом, настоящем и будущем, равно как категории здесь и там, а также Я/ Ты/ Они являются лишь инструментами ориентирования в переживании. Что-то в нем мы замыкаем в рамки воспоминаний, при этом неизбежно острота и витальность переживания снижается, то же происходит и с феноменами «будущего». Поэтому и способ обращения с феноменами, релевантными воспоминаниям и проектам, ограничивается нашими представлениями о времени. Например, переживать будущее как актуальное настоящее невозможно, феномены прошлого, разумеется, также блокируются в своей витальности.
"Рыбак рыбака...", или "проблема терапевта" как ресурс психотерапии: случай из практики
Данная виньетка описывает случай очной включенной супервизии, которая имела место во время одной из супервизионных групп в рамках долговременной профессиональной программы подготовки гештальт-терапевтов. Терапевт Ж., молодая девушка 32 лет, работала с клиентом З., ее ровесницей. Сформулированная З. заявка имела отношение к ее жалобам на социальную фобию, которая доставляла ей довольно много неудобств.
Существует ли "внутренний мир"?
Один из важнейших аспектов присутствия, который невозможно обойти вниманием в процессе его обсуждения, заключается в его целостности. Невозможно присутствовать одной какой-то своей частью. Например, «внутренним ребенком» или «внутренним мазохистом». В классической и современной психотерапии особой популярностью пользуются представления о полярностях и субличностях. Это общий для психотерапии вирус, поразивший ее повсеместно вне зависимости от направления и школы. Даже если методология психотерапии основана на принципе холизма, что свойственно, например, для гештальт-терапии, всепроникающий вирус «психологического расчленения» проникает нередко и туда. Стало уже общим местом не только в среде обывателей, но и среди профессиональных психотерапевтов обсуждать проблемы «внутреннего критика» или «агрессивной части». Так, как будто бы внутри нас живет какой-то паразит, который заставляет нас делать то или иное действие, совершать тот или другой поступок. Иногда внутри человека разворачиваются целые баталии между этими паразитами. Чего стоят, например, размышления о top dog и under dog самого основателя гештальт-терапии Ф. Перлза .
ЧЕГО НЕ СТОИТ ДЕЛАТЬ С ПСИХОТЕРАПЕВТОМ?
Психотерапия – это очень определенный контекст отношений двух людей. Этот контекст очень насыщен энергиями, чувствами и смыслами так, что порой соблазн расширить контакт становится очень реальным. Это касается дружеских, романтических или близких отношений.
О риске быть несовершенным в процессе психотерапии: случай из практики
Г., женщина 47 лет, разведена, на психотерапию ее привели сложности в отношениях с детьми, которые «ведут асоциальный образ жизни». Г. очень нетерпимо относится к своим «отпрыскам», гневно критикуя их по каждому поводу. Справедливости ради стоит отметить, что и к себе Г. относилась очень критично, предъявляя непомерно высокие требования к своей жизни.



Топ публикаций
О шизоидном характере (ребенок, которого нет) О шизоидном характере (ребенок, которого нет) Шизоидные личности, как правило, обладают развитым...
 Одиночество рядом с мамой Одиночество рядом с мамой В популярной психологии много пишут, что человеку ...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice