Психологический порлат Psy-practice

Фатальное притяжение к насилию или гибристофилия. Почему женщины любят серийных убийц?

Фатальное притяжение к насилию или гибристофилия. Почему женщины любят серийных убийц?

«Самое распространенное желание – отличаться от других»

Вильям Шекспир

 

На днях я посмотрела передачу Андрея Малахова о браке Сергея и Елены Ткач. У меня эта передача вызвала много эмоций. И мне захотелось провести анализ и дать оценку данной ситуации. С полученными результатами моего маленького исследования хочу познакомить и вас, уважаемые коллеги.

На сегодняшний день нет человека, который бы не слышал о серийных убийцах. Им посвящено множество книг, фильмов, передач и статей в СМИ. Так кто же они такие, серийные убийцы? Кажется, что в них зло и безумие сливаются вместе. Иногда их преступления настолько неприемлемы и морально отвратительны, что мы начинаем сомневаться в их вменяемости. Не может нормальный человек сравнивать себя с Тедом Банди (Ted Bundy), который убил и изнасиловал более 30 женщин, или с Джеффри Дамером (Jeffrey Dahmer), который убивал, вступал в сексуальные отношения с трупом и съедал части тел многих своих жертв.

Почему так много женщин очарованы серийными убийцами? Почему же убийцы получают множество писем с любовными посланиями и предложениями о браке? Когда Тед Банди предстал перед судом в 1979 году, он получил множество таких писем со всего мира. Об этом подробно описано в книге «Тед Банди: Беседы с убийцей» (Ted Bundy: Conversations with a Killer) Стивена Мишо (Stephen Michaud). На суде было много молодых женщин, которые окрашивали волосы и одевались, как его жертвы. В 1980 году он женился на одной из своих поклонниц. Банди был казнен за свои преступления в 1989 году.

Это, наверное, самый известный пример, но ему следуют снова и снова. Джеффри Дамер, Ричард Рамирес (Richard Ramirez), Андерс Брейвик (Anders Breivik), Чарльз Мэнсон (Charles Manson), Скотт Петерсон (Scott Peterson), Александр Пичушкин и, вот теперь, Сергей Ткач. Все они получали множество писем от юных девушек и предложения о браке, несмотря на свои отвратительные преступления.

Но что толкает юных девушек и зрелых женщин путешествовать по сайтам и разыскивать «своих любимых хищников»? Почему некоторых женщин могут настолько привлекать самые ужасные человеческие монстры? Именно этой теме я хочу посвятить свои размышления, свой анализ ситуации. В передаче эксперты постарались разобраться в вопросах:

  • предпочтений, отдаваемых некоторыми женщинами, таким мужчинам;
  • душевных, эмоциональных и психологических особенностях женщин, которые выбирают таких мужчин;
  • возможностей этих женщин показать окружающим «человеческое лицо» хищника.

Мне лично не хватило в этой передаче «холодной» экспертной оценки, но, возможно, это и не было ее целью, да и в студии эмоции просто «бурлили» и часто уводили от ответов. Но мне понравилось, как был прекрасно, ярко и многогранно отображен портрет женщины, любящей «хищного монстра», ее психология, мотивы и причины такого поведения.

Итак, почему же некоторые женщины любят серийных убийц? Секс, вожделение, страсть – всегда эти темы притягивали людей. Об этом говорят с энтузиазмом, иногда шепотом, а подчас это является табу. В данный момент времени секс является мейнстримом как в культуре, так и в личной и социальной жизни. Но некоторые аспекты сексуальной «свободы» действительно выходят за пределы даже того, что можно считать «странным», и гибристофилия – одна из таких вещей.

Гибристофилия классифицируется как сексуальная парафилия или сексуальная девиация, патология. Это сексуальное и романтическое влечение к человеку, который совершил жестокое преступление. Термин произошел от греческого слова «hybrizein», что значит «дерзко поступать, оскорблять», родственного слову «hybris» со значением «наглость» или «насилие». В простонародье и популярной культуре это явление также известно, как «Синдром Бонни и Клайда» (Bonnie and Clyde Syndrome). Этот синдром в основном затрагивает женщин. Каждый раз, когда вы видите, что женщина влюбилась в «плохого парня» или опасного человека, веря, что она может «спасти» своего возлюбленного, это и есть гибристофилия. Термин гибристофилия, по-моему, в наибольшей степени инкапсулирует женскую склонность к «плохому мальчику». И это вообще интересная пара – мужчины, склонные к психопатии и антисоциальному поведению, и девушки с истероидной личностной структурой. Патологическая, на мой взгляд, связь, тем более, что в работах Теодора Миллона истероидный стиль, или тип, личности является женским вариантом антисоциальной личности.

Но вернемся к самому термину. Существуют два вида гибристофилов - пассивные и активные. Пассивные гибристофилы любят и сексуально возбуждаются от преступников, но не участвуют в совершении преступления. Они часто считают, что могут изменить такое поведение или «спасти» своего «хищника» от преступлений. Они склонны оправдываться за их насильственные действия и полагают, что их лично такое поведение не коснется. И те женщины, которые пишут и признаются в любви преступникам, являются именно пассивными гибристофилами.

Агрессивные гибристофилы – это те, кто активно помогают преступникам, заманивают потенциальных жертв, скрывают факты или даже помогают в совершении преступлений. Им часто не хватает понимания, что их партнер, или любовник, является психопатом или антисоциальной личностью, и на самом деле он не может любить, а может только манипулировать. Но их привлекает партнер только тем, что у него сильная агрессивная природа.

Как пассивные, так и агрессивные гибристофилы, как правило, оказываются в нездоровых или даже оскорбительных отношениях. Иногда женщины-гибристофилы являются теми, кто подстрекает или планирует преступление своего партнера, чтобы получать сексуальное возбуждение.

Существует также дискуссия о том, как развивается гибристофилия. Эти люди часто имеют заниженную самооценку и, возможно, являются жертвами физического, психологического, сексуального насилия. Это делает их более уязвимыми к отклоняющимся сексуальным предпочтениям и преступности. Хотя некоторые могут просто разыгрывать свою собственную девиационную личность, которая, возможно, была подавлена.

Шейла Исенберг (Sheila Isenberg), автор книги «Женщины, любящие мужчин, которые убивают» (Women Who Love Men Who Kill) говорила с десятками женщин, которые имели отношения с убийцами. И она увидела две тенденции – первая заключается в том, что они видят их «истинную» добрую сторону, а вторая –  что начинают отношения из-за повышенного внимания к этим персонам. И все они утверждали, что их избранники по сути вообще не виновны.

Судебный психолог Майк Аамод (Mike Aamodt) утверждает, что связь с таким «хищником», или с «плохим мальчиком», дает возможность женщине считать себя мятежницей, бунтаркой. Да и в разговоре с подружками мимоходом заявить, что встречается с серийным убийцей, ну разве их обескураженные и одновременно заинтересованные лица не искупают возможные осложнения?

Криминальная писательница Диана Фаннинг (Diane Fanning) убеждена, что многие женщины знают, что никогда не получат общения один на один со звездой кино или спорта. Но вот если она свяжется с серийным убийцей, то он может стать ее шансом. Конечно, эта проблема касается самооценки таких женщин.

В своем блоге Кэтрин Рамсланд (Katherine Ramsland), профессор судебной психологии в Университете Пенсильвании (University in Pennsylvania), подытоживает раннее приведенное описание и выдвигает несколько предположений о том, что стимулирует мотивацию таких женщин:

  • любовь этих женщин может превратить (изменить) этого «хитрого и жестокого хищника» в заботливого и сострадательного мужчину, ведь это прекрасная и увлекательная иллюзия ангела-спасителя;
  • внутри этого «хищника» живет раненый ребенок, которого возможно вылечить посредством заботы, которую может дать только она, почти как в романтических историях;
  • они разделяют внимание средств массовой информации к убийцам, и таким вот образом выходят из своей анонимности на сцену. Возможно, об этом процессе будет написана книга, или же представится возможность рассказать свою историю для нового сюжета фильма (получить свои 15 минут славы);
  • эти мужчины считаются «ультра-мужественными» и суперагрессивными из-за своих ужасающих преступлений, и это привлекает женщин и дает им защиту, статус;
  • такие женщины неспособны найти любовь обычным способом;
  • ищут отношения, которые наполнены «романтикой», и не имеют реальных перспектив.

Хорошо, давайте представим себе такие отношения. Есть эмоциональная романтическая связь, любовные письма и встречи, наполненные тайной и романтикой. Это «интересно», «не скучно» и очень рискованно, что еще сильнее подогревает эротическое возбуждение (по крайне мере на уровне фантазии). В этих отношениях не придется готовить, стирать, убирать и нести ответственность за реальные межличностные отношения и не нужно двигаться вперед вместе в повседневной жизни, поскольку избранник находится за решеткой. Без сомнения, совершенно точно известно, где каждую ночь находится объект их воздыхания, и что он думает и мечтает о ней. Он не сможет изменить. Он только ее. Он не может причинить вред и не может появиться в дверях нежданный-негаданный. Они добиваются свиданий, поглощены материалами их дел, тратят деньги на «передачи». Это «идеальный бойфренд». Создается ощущение, что вы все контролируете, и, быть может, это чувство испытывается впервые в жизни. Но разве можно назвать такие отношения и искаженные представления о любви нормальными и здоровыми?

В большинстве случаев я вижу проявление биологической, сексуальной и психологической динамики истероидного характера. Но сразу хочу оговориться, что это номотетическое представление, так как «чистые» типы (прототипы) в природе встречаются крайне редко, и на личность, ее стиль, или тип, влияет пережитый эмоциональный опыт, предпочитаемые защиты, методы выстраивания взаимоотношений, биологические аспекты и еще очень много другого, поэтому так важен персонифицированный подход в диагностике.

Истероидные (как их называет Теодор Миллон) или истерические (по Нэнси Мак-Вильямс) или театральные (в редакции DSM) женщины, какие они? Я постараюсь описать их в рамках и задачах данной статьи.

Еще с конца 18 века были попытки понять истерию, именно так и зародился психоанализ. На данный период времени такая структура личности чаще встречается именно у женщин. Эти женщины имеют высокий уровень тревоги, напряженности, реактивности особенно в межличностном плане. Они склонны попадать в ситуации, связанные с личными драмами и риском. Также эти женщины ориентированы на объект, и у них доминируют гендерные вопросы.

Они с легкостью поддаются внушению, особенно в контексте идеализируемых, романтических отношений. Чувство незащищенности, опасности отвержения или другие затруднения стимулируют подсознательное чувство вины и страха. В качестве своей защиты они используют отыгрывание наружу (acting out), и она, эта защита, должна спасти их от различных фобий. Они стремятся к тому, чего бессознательно боятся – соблазнению при страхе перед сексом. Они хотят быть в центре внимания, но при этом субъективно ощущают, что ничем не лучше, если не хуже, других. Они могут откровенно демонстрировать свое тело (эксгибиционизм), но при этом испытывать чувство стыда.

В их понимании женщины мягкие и внимательные, но также и слабые до беспомощности, отсюда и появляется стремление к поиску ощущения защищенности и самоуважению посредством привязанности к мужчинам, которые, по ее мнению, являются абсолютной силой. Ну а «мужчина-хищник», серийный убийца как никто лучше отвечает этим требованиям. Женщина использует свою сексуальность, но в данной ситуации секс находится под ее контролем, свидания в тюрьме происходят только во время кратких встреч. Поскольку сила этого человека пугает ее, она старается пробудить более нежные стороны в «хищнике». Но именно с антисоциальными личностями этого не может произойти, и обесценивания мужчины в плане утраты его мужественности не происходит. А сексуальное отыгрывание подогревается бессознательными фантазиями, что во время секса она каким-то образом присваивает его силу. К тому же, они считают сексуальную привлекательность единственным потенциалом женственности. Поэтому такие женщины заботятся о том, как они выглядят и сильнее других борются с проявлениями старения.

Самоуважение у таких женщин зависит от того, насколько они близки к статусу и силе (в данном случае – славе), своего избранника. Они идеализируют своего «монстра», а ее привязанность к идеализированному объекту, и особенно возможность быть с ним на виду, создает подобие «производного» уважения. Критерием достижения самоуважения у таких женщин является возможность спасения других, так как главное чувство по отношению к себе истероидных женщин – это ощущение маленького, пугливого и не подготовленного ребенка, преодолевающего трудности, как только это возможно сделать в этом сложном и угрожающем мире, где доминируют сильнейшие. Проявляя заботу о своем внутреннем испуганном ребенке, они делают то же самое и для «внутреннего ребенка» «хищного монстра», которому, по их мнению, угрожает опасность. Или же они, преодолевая свой страх перед ними, начинают «изменять» или «лечить» его, того кто на данный момент заменяет пугающе-восхищающие объекты детства. Это феномен доброй, отзывчивой женщины «не за что-то, а просто любящей» хищного и разрушительного мужчину в надежде «спасти» его.

Их склонность к тщеславию и соблазнению составляет нарциссическую защиту в том смысле, что эти отношения им необходимы для получения и поддержания самоуважения. Они очаровывают людей, так как боятся вторжения, эксплуатации и отвержения, и когда у них нет причины для беспокойства, они излучают радушие, искренность и теплоту.

Все их поведение направленно на привлечение внимания к своей персоне, особенно если ценятся их женские качества (бессознательное стремление). А поверхностность и очевидная наигранность проистекают из обеспокоенности, как их будут воспринимать те люди, которых они считают сильными. Они преувеличивают свои эмоции для того, чтобы избавиться от гнетущего чувства тревоги и тем самым убедить себя и других, что они имеют право на самовыражение. Причина такого поведения кроется в том, что их постоянно обесценивали и считали инфантильными, поэтому они больше не ждут уважительного внимания к своим чувствам.

Можно еще много написать об истероидной личности, но я хочу остаться в рамках этой статьи и данной темы. Я всегда говорила, что личность, как отпечатки пальцев, уникальна и неповторима, и она присутствует во всем, с чем и кем вы соприкасались или имели дело. Каждый человек индивидуален, и его жизненный опыт неповторим. Ведь человек – это персона, уникальная, сложная и целостная со своими особенностями и нюансами.

                                                                                                  Светлана Березовская

В статье использовались материалы авторов:

  • Theodore Millonе, Ph.D. – Теодор Миллон, доктор философии и почетный доктор.
  • Nency McWilliams, Ph.D. – Нэнси Мак-Вильямс, доктор философии, преподаватель.
  • Leon F. Seltzer, Ph.D. - Леон Ф. Зельцер, доктор философии.
  • Katherine Ramsland, Ph.D. – Кэтрин Рамсланд, профессор судебной психологии.
  • Hugo Schwyzer – Хьюго Бенедикт Швизер, писатель, преподаватель истории и исследователь гендерных особенностей.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку