Еще раз о выгорании (на примере профессии юриста)

Выгорание в профессии юриста: можно ли справиться самому?

 

Сам по себе стресс – это естественная часть нашей жизни и практически любой профессии. Если разобрать физиологию стресса, то окажется, что он может быть и способом поддерживать себя в форме, быть продуктивным, концентрироваться на важном и срочном. Вряд ли можно вспомнить совершенно бесстрессовую профессию, и в нормальных условиях главный вопрос – насколько успешно человек справляется со стрессами или даже управляет ими.

 

Казалось бы, если юрист сам организует свою работу, он же может дозировать нагрузки – менять режим работы, делегировать какие-то задачи младшим сотрудникам, отказаться от каких-то клиентских поручений, если их выполнение повлечет перегрузку, «прокачать» уверенность в своих силах за счет повышения квалификации и т. п.

Однако у «юридического» стресса есть одна особенность: наша работа – это почти всегда работа с негативом, готовность к тому, что что-то пойдет не так. Исследования дополнили список факторов ответственностью за чужие жизни и деньги; разрывом между идеалистическими ожиданиями и реалиями профессии; обязанностью быть на связи круглосуточно; стремительностью изменений, которые нужно производить из-за изменений законодательства и судебной практики.

 

Исследование, проведенное в 1990 году Университетом Джона Хопкинса (John Hopkins University,USA), показало, что юристы ; А одно из наиболее объемных исследований,  фондом Хезлден Бетти Форд (Hazelden Betty Ford Foundation) совместно с Американской ассоциацией юристов (American Bar Association), выявило, что юристы в зоне наибольшего риска по самоубийствам, злоупотреблению алкоголем и наркотиками. 

 

Burnout, или профессиональное выгорание, явление более распространенное, чем принято считать.

 

ТРЕВОЖНЫЕ ЗВОНОЧКИ

 

Чрезмерная активность, отказ от личных потребностей, ограничение социальных контактов – такой захваченностью новой работой отличаются многие специалисты, особенно молодые. Постоянное чувство усталости, рассеянность («проехал свою остановку», «забыл телефон», «не заметил выезжающую из двора машину») – это также знакомое многим явление. Если одно следует за другим, то на это стоит обратить внимание: возможно, вы в группе риска.

 

Стали раздражать когда-то милые коллеги? Вы стали более циничны, безразличны и менее отзывчивы? Нежелание выполнять свои обязанности, опоздания, стремление уйти с работы раньше времени - для многих эти ранние признаки выгорания служат сигналом к перемене обстановки. Но далеко не все готовы расстаться с работой только по этим причинам и настораживаются тогда, когда настигает депрессия.

 

Юрист Z., молодой и амбициозный специалист в крупной компании, заслужил репутацию покладистого и ответственного сотрудника. Постоянные переработки и интенсивный график командировок в филиалы не пугали молодого человека, который поставил перед собой цель стать руководителем департамента. Накапливались дни неиспользованного отпуска. Однако стремительного профессионального роста не произошло, а затем Z. и вовсе потерял долю уважения коллег и руководства. Причиной стали вспышки гнева, конфликтность и отсутствие толерантности. К психотерапевту Д. обратился через три года после начала работы в компании. Основными жалобами были снижение самооценки, лабильность настроения и чувство бессмысленности жизни. К этому моменту у Z. была сильнейшая зависимость от никотина, кофеина, почти ежевечерне он «расслаблялся» с помощью алкоголя.

 

КТО В ГРУППЕ РИСКА?

 

Исследования зарубежных и отечественных ученых, в частности, Г.Фрейденберга (1974), А.Гардена (1996), В.Е.Орла (2005), касающиеся личностных качеств-«катализаторов» выгорания, показали, что более других ему подвержены идеалисты и эмпатичные люди, «пламенные», увлекающиеся, легко солидаризирующиеся.

 

Профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий, также способствуют профессиональному выгоранию. Особенно остро этот вопрос стоит тогда, когда командные ценности декларируются, но на деле руководство ими пренебрегает.

 

В группе риска и сотрудники организаций с неблагоприятной психологической атмосферой. Это может быть как начальник-самодур, так и общая нестабильность организации.

 

Недостаточность ресурсов – человеческих, организационных,финансовых - когда задачи решаются за счет личного ресурса сотрудников, также резко повышает уровень выгорания в организации.

 

ЭТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ И КОРРОЗИЯ ЛИЧНОСТИ

 

Важнейший фактор эмоционального выгорания юристов – регулярное пребывание в поле этического конфликта.

 

Пожалуй, наиболее ярким примером могут послужить адвокаты в области уголовного права, профессиональным долгом которых является защита преступников. Если юрист вынужден защищать человека, совершившего тяжелейшее преступление, то как профессионал он должен пренебречь своими эмоциями и примирить сочувствие жертвам преступника и чувство долга.

 

Семейные юристы не только постоянно сталкиваются с человеческими страстями, но также порой оказываются в непростых с точки зрения личной этики вопросов. Например, отец пытается лишить мать родительских прав и добиться запрета на встречи с детьми. Оказываясь косвенным участником этого конфликта, семейный юрист в определенной степени проживает семейную драму своего клиента, и иногда для того, чтобы защищать клиента, ему приходится пойти на сделку со своими этическими принципами.

 

В корпоративной практике также случаются дела, связанные с людскими судьбами и способные вызвать внутренний конфликт. Например, массовое сокращение персонала, увольнение неугодных работников, нарушение работодателем условий труда или нежелание выплачивать компенсации пострадавшим на рабочем месте. Какие чувства будет испытывать юрист, который представляет компанию в суде по делу уволенной матери-одиночки? Компания не берет чувства в расчет, сами специалисты их часто отрицают.  Юрист Y., прекрасно осведомленная о наличии потогонной системы на предприятиях компании, занималась подготовкой базы для увольнения лидеров профсоюзов. Через год подобной работы ее эмоциональное состояние было настолько подавленным, что компанию она покинула.

 

Кроме того, юристы-инхаусы чаще работают в жестких рамках и не могут планировать свой график, у них меньше возможности влиять на свое вознаграждение, они почти ежедневно оказываются в зоне бизнес-конфликтов, между акционерами и остальными работниками, причем без особого признания («спасибо» от потребителя в рядовом споре о ЗоПП звучит, пожалуй, чаще, чем от отдела продаж  при закрытии многомиллионной сделки).

 

Обход закона как правовой феномен также представляет собой область высокой неопределенности и психологического напряжения, а если работодатель регулярно ставит перед корпоративным юристом задачу «сделать невозможное», то это грозит накоплением стресса и этических противоречий.

 

Выполняя задачу, поставленную работодателем и следуя букве закона, корпоративный юрист является профессионалом, но остается человеком. Как бы ни пытался наемный работник отстраниться от ситуации и представить себя лишь инструментом или посредником, его психика переживает определенное воздействие.

 

Подобные этические конфликты часто остаются за кадром и переживаются очень скрытно и глубоко, но это не означает, что они не имеют влияния на личность и психологическое благополучие юриста. Накапливаясь, негативные эмоции от этического конфликта подтачивают психологическое здоровье и отражаются на общем эмоциональном состоянии.

 

Одним из печальных последствий является профессиональная деформация личности.  Длительное  переживание этического конфликта при выполнении своей работы, особенно усиленное другими неблагоприятными факторами, ведет к тому, что меняется личность. Другими словами, в профессию приходит один человек, а выходит уже другой – с иными качествами, принципами, ценностными ориентациями, способами общения.

 

Профессиональная деформация – это своеобразная форма защиты, которую избирает психика, в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на психотравмирующие воздействия. Равнодушному человеку легче справляться со своими профессиональными обязанностями там, где приходится сталкиваться со своими и чужими негативными чувствами. Дегуманизация может носить эпизодический или устойчивый характер, относиться лишь к рабочей сфере или распространяться на все отношения с людьми и поведение.

 

КАК НЕ СТАТЬ ЖЕРТВОЙ ВЫГОРАНИЯ

 

Как мы уже отметили, факторов, предопределяющих выгорание, очень много, и гарантированно противостоять всем – задача нереальная. Традиционной рекомендацией является соблюдение баланса между работой и частной жизнью, но в условиях современного рынка труда, где идет размывание этих границ, и уже трудно сказать, я встречаюсь с друзьями и коллегами, чтобы отдохнуть, или это часть плана по развитию, рекомендация становится очень теоретической.

 

Нам кажется, что честная постановка личных задач и следование им на всем карьерном пути могут если не предотвратить такое выгорание, то, как минимум, вовремя определить его симптомы.

 

Например, в консалтинге можно опираться на довольно прозрачный карьерный план – от паралигала в партнеры. Но для инхаусов этот план зачастую зависит от честности менеджемента и последовательности стратегий компании, и для них особенно важно помнить, чего именно они хотят  достичь и на каком этапе своей карьеры. И если на какой-то стадии мой работодатель перестает соответствовать этим планам – менять работодателя. Такой план, правда, требует большой ответственности и существенных инвестиций: скорее всего, на определенном этапе для качественного перехода придется вложиться в свое образование, расширяющее компетенции, уверенность, уникальность специалиста, позволяющие сконцентрироваться на любимом деле, использовать творческие составляющие работы.

 

А ВЫ НА КАКОЙ СТАДИИ?

Профессиональное или эмоциональное выгорание – это динамический и прогрессирующий процесс.

 

На первой стадии (ее называют «медовым месяцем») выгорания начальный энтузиазм работника сменяется потерей интереса и энергичности.

 

На второй стадии (так называемой стадии «недостатка топлива») появляются усталость, апатия, могут возникнуть проблемы со сном, снижается продуктивность, и появляется необходимость в дополнительной мотивации к труду. Возможны нарушения трудовой дисциплины и отстраненность от профессиональных обязанностей. В случае высокой личностной мотивации работник может продолжать гореть, изыскивая внутренние ресурсы, но в ущерб своему здоровью. Эту картину можно наблюдать у большинства сотрудников в различных организациях.

 

На третьей стадии (так называемой «стадии хронических симптомов» уже появляются хронические симптомы – подверженность соматическим заболеваниям, чувство измождения, хроническая раздражительность, обостренная злоба или чувство подавленности, «загнанности в угол», постоянное переживание нехватки времени. На этой стадии оказываются те, кто привык работать чрезмерно и без отдыха.

 

Если не помочь себе в этот момент, то наступает четвертая стадия, «кризисная», на которой могут развиться хронические заболевания, в результате чего человек частично или полностью теряет работоспособность, а переживания неудовлетворенности собственной эффективностью и качеством жизни усиливаются.

 

И, наконец, самая тяжелая стадия выгорания («пробивание стены») опасна тем, что  физические и психологические проблемы переходят в острую форму и могут спровоцировать развитие опасных заболеваний, угрожающих жизни человека. У работника появляется столько проблем, что его карьера находится под угрозой.

 

===========================================================

 

ИЗБЕЖАТЬ, СПРАВИТЬСЯ, ВЫЖИТЬ – НУЖНОЕ ПОДЧЕРКНУТЬ

 

Заботе о себе и своем комфорте в нашем обществе не просто уделяется очень мало внимания; нередко «быть чувствительным неприлично, непрофессионально». Поэтому мы часто не понимаем, что уже есть проблема. Важно ее вовремя диагностировать.

 

Во-первых, обнаружить и признать, что совсем непросто, потому что профессиональное выгорание, будучи своеобразной психологической защитой, всегда отрицается.   Во-вторых, редко кто может самостоятельно собрать симптомы в единую картину, зато многие легко разбивают их: устал, приболел, бессонница что-то замучала, с коллективом не повезло.

 

А между тем, клиническая картина при профвыгорании схожа с клинической картиной посттравматического стрессового расстройства: попытка избегания ситуаций, которые могут вызвать негативную реакцию; комплекс вины; дисфункция сна и симптоматика повышенной возбудимости – злость, страх уязвимости; истощение нервной системы, которое выражается в невозможности сосредоточиться, забывчивости, рассеянности, постоянной настороженности, понижению физических и умственных способности; соматические расстройства – головные боли, нарушения работы пищеварительной системы, обострения болезней сердца, позвоночника, нарушения в сексуальной сфере; психопатологические нарушения – слабоконтролируемая агрессия, социофобия, склонность к зависимостям, как правило, алкогольной, пищевой или наркотической.

 

К сожалению, это уже серьезная стадия профессионального выгорания, на которой встает вопрос и о профпригодности, и о необходимости скорейшего выхода из травмирующей ситуации ради сохранения собственного физического и психического здоровья, и о необходимости восстановления с помощью специалиста-психотерапевта.

 

Случается, что вследствие выгорания специалисты уходят из компаний и берут тайм-аут для восстановления сил. Обычно восстановление требует довольно длительного периода, и если он длится более 2-3 месяцев, временно безработному специалисту придется справляться еще и с фрустрацией, которую вызывает неопределенность и страх накопления месяцев бездействия, которые затем придется объяснять новому работодателю.

 

К сожалению, в России не практикуется саббатикал - длительный отпуск с сохранением рабочего места, должности, а в некоторых профессиях и заработной платы и всех привилегий, который работник может использовать либо на отдых и путешествия, либо на обучение. Хотя такой перерыв будет прекрасной формой профилактики выгорания - не зря в большинстве случаев саббатикал предоставляется именно сотрудникам, которые проработали в компании 5, 10 или более лет.

 

Популярным не так давно в нашей стране методом выхода из затяжной патологичной ситуации на работе был так называемый дауншифтинг. Сотни высококлассных специалистов покидали профессию и столичные города, чтобы наслаждаться простыми радостями на берегу океана. Безусловно, такой способ позволяет убежать от проблем, избавиться от накопленного стресса, восстановить физические и эмоциональные силы.

Выгоревший профессионал может покинуть поле своей привычной деятельности и уйти в те области, где напряжение, на первый взгляд, ниже. Известно немало случаев, когда топы переквалифицировались в инструкторов по йоге, психологов, писателей или коучей.

Но есть и менее удачные способы борьбы со стрессом на начальной стадии профессионального выгорания: директор филиала А. жила своей работой, суббота всегда была ее рабочим днем, а коллектив стал почти семьей. Несколько лет работы в жестком авральном графике и погоня за показателями отразились как на эмоциональном состоянии молодой женщины, так и на ее физическом здоровье. А. сделала определенные выводы и приняла решение "отвлекаться" от работы. Теперь место вечерних и субботних часов в офисе заняли курсы живописи, занятия бальными танцами и индивидуальные уроки вокала. У А. опять не было ни одной свободной минуты. Удалось ли А. разнообразитьсвою жизнь? Одозначно. Удалось ли сбросить накопленный стресс?  Сомнительно, потому что жизнь не приобрела более спокойного графика, а потребовала еще больших передвижений и физических и эмоциональных сил.  

 

Как сойти с дорожки, ведущей к выгоранию без потерь и без радикальных решений?

 

Наиболее доступной нам профилактикой, конечно, является минимизация ситуаций высокого напряжения, аврала и ситуаций этического конфликта. Если такой возможности нет, а также тем представителям профессии, которые тесно  взаимодействуют с людьми и соприкасаются с людскими судьбами – юристам уголовного, семейного, жилищного права, - показано регулярно или постоянно проходить курс психотерапии. Это своеобразная «баня для души», позволяющая сбрасывать накопленный негативный багаж. К сожалению, настоящая баня, возлияния, изнурение себя физическими упражнениями или экстремальные виды спорта таким эффектом не обладают, хотя и могут принести временное облегчение. Именно в курсе психотерапии человек учится выстраивать и оберегать личностные границы, что качественно меняет качество его общения с окружающими, снижает риск конфликтов и злоупотреблений.

 

Абсолютно для каждого нелишним будет соблюдение режима труда и отдыха, регулярный полноценный отпуск, путешествия и смена впечатлений, наличие хобби или любимого занятия, которому посвящается несколько часов в неделю, налаженные и гармоничные семейные отношения или отношения в паре.

 

На поздних стадиях профессионального выгорания некоторые процессы становятся необратимыми, поэтому, чем раньше проблема признается, и чем раньше человек получает необходимую помощь, тем сохраннее его психическое и физическое здоровье.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку