Дождь. Сказка.

Идёт дождь. Он вообще никогда не перестаёт. И ты так жалко проводишь время.

Мама и папа. У них на двоих старенький зонтик, ветер гнет спицы и рвёт его из рук. Прижимаясь друг к другу, они удерживают его. И все же, им не так плохо, как тебе. У тебя вообще ничего над головой.

– Дочка, ты хоть под дерево встань, что ли, совсем ведь измучилась, – говорит мама.

Ты становишься под дерево. Да, немного легче. С листьев капает, но не так сильно. Стоишь.

– Ты хоть к мужчине подойди. Вон, посмотри на того. Зонт у него большой и он один. Ему, как и тебе, одиноко.

Ты смотришь в сторону того мужчины. Действительно, хороший зонт, видно что сильный, не старый, лицо правда закрыто. Ты думаешь, что да, наверное, это очень приятно, оказаться с ним рядом, он возьмет за руку, поднесет к своим губам…

В твоем взгляде появляется столько желания и надежды, что мама начинает действовать! Она, не выпуская из рук ни зонт ни папу, хватает тебя за локоть, тянет в сторону мужчины, приговаривая: «Ты ему сразу скажи, что хочу мол с вам познакомиться. Вот хочу. Я хорошая, скажи, очень хорошая. Да смотри, если станет обманывать, то сразу говори, что нельзя так, не по-человечески это – обманывать. И не верь ему сходу, а смотри внимательно, что будет делать. Да челку с лица убери. Горе ты моё. Всё, иди. И говори ему всё, как я сказала»

Мама толкает тебя. Ты еще немного бежишь по инерции и останавливаешься прямо перед ним.

Он высокий, статный. Ты видишь теперь его лицо – чужое, холодное, он вообще не обращает на тебя внимания. Ты говоришь тихонько : «Здравствуйте» и замолкаешь. Что делать, Бог его знает. Мамины советы улетучились, тебе стыдно так стоять и хочется всё исправить. К мужчине подбегает красивая женщина. Они целуются и уходят.

Ты чувствуешь облегчение и обиду. Он не твой. Но это даже хорошо. Сердце твоё, не успев согреться, обожглось холодной водой. Но все равно бы ничего не вышло. И ты плачешь.

Проклятый дождь. Он кажется бесконечным!

Ты возвращаешься. Мама смотрит с укором. Ты его не удержала. Мы для тебя стараемся. Почему ты не сказала, как я тебе говорила? Ты неужели у нас совсем дура?

– Мама, ты не понимаешь! Это все не то! Не то! Понимаешь?

– Ты только с матерью умная. А там, что, язык проглотила? – мама плачет.

И папа:

– Ты мать слушай, она дело говорит. Мы тебе плохого не посоветуем. Мы все самое лучшее для тебя.

И ты плачешь. Не плачешь – ревёшь.

Родители жалеют. Ты идешь к ним под зонт и теперь вы все вместе. Немного теплее. Но зонтик маленький, его заламывает от ветра, под ним нет места для тебя. Ты вновь становишься под дерево. Улыбаешься им оттуда. Они такие постаревшие, так нежно смотрят. Где же раздобыть новый зонт, чтобы отдать им?

Мамино лицо опять становится строгим:

– Иди дочка, не сиди на месте. Под лежачий камень вода не течет. Что ты ссутулилась? Ну-ка, волосы поправь, да улыбнись. Кому ты заплаканная нужна? Распрямись и вперед. Ищи свой зонтик. Сколько мы с отцом будем еще тебя опекать?

Ты неловко поправляешь волосы, выпрямляешь плечи…

– Да что ж ты за неумеха такая? Выпрямись нормально и улыбайся. Ну?

Улыбка никак не идет. В голове только и крутится, что ты не нужна никому, кроме родителей. Как сквозь туман слышатся мамины слова.

– Вот сделай, как я тебе говорю – и посмотришь. Смелее будь и увереннее в себе. Что же это за наказание такое с тобой? Ты опять меня не слушаешь, я что, стенке говорю?

Но ты сейчас вспоминаешь свое детское лицо. Оно на всех фотографиях – солнечно смеющееся. Тогда дождь был в радость. Тогда любые лужи были счастьем. Тогда было легко и ноги сами бежали. И было наплевать, что мама ругалась. Друзья, учителя, увлечения, дела-дела-дела, все было важным, нужным, интересным, и ты была, была, была!

Как «была»? А сейчас, я где?

Нужно к людям. Мне нужно идти туда, где есть люди. Твоя мысль стучит пульсом. Куда, для чего, зачем? – непонятно.

Идти неизвестно куда. Неизвестно зачем. Но только идти.

«Мама, стоп!» – это ты кричишь. И всё смолкает.

Мама смотрит враждебно. Ты снова кричишь на мать. Но есть что-то такое в твоем крике. Твое лицо потеряло страх и слабость. Мама пугается этого и молчит.

Ты оставляешь свое место под деревом. Дождь бьет по глазам, по щекам, по плечам. Невыносимо. Растерянные родители прижались под своим зонтиком. Мать смотрит вбок, прячет глаза. А во взгляде отца – радость. Вот какая у него доча! Вот – моя красавица. «Счастливо тебе» – говорят его глаза. Иди смело, доча. Ты всё сама знаешь. А мы тут, нормально. И дерево это – всегда твое.

И ты бежишь вместе со слезами, куда-нибудь.

Люди. Вы уворачиваетесь друг от друга. И ты бежишь.

Подбегаешь отдышаться к компании. Они обсуждают что-то. А ты просто постоять и подышать рядом. Кто-то предложил зонтик. «Нет, ну что вы, всё в порядке, спасибо!» – «Ну, как хотите».

Отдохнула. И уже не бежишь. Идешь дальше.

Кто-то догнал, прошелся рядом. Что он говорит? О чем это? Слов не разобрать. И дальше одна. И дальше. Грустное одиночество.

Играют дети. Им хорошо без зонта. И возле них хорошо.

Но надо идти. Ради чего? Куда? А зачем оставаться? Хуже разве не будет?

Странно. Вышло солнце. Дождь и солнце. Как такое бывает?

Дальше. Идешь дальше.

Еще люди. Но они вдруг стали другие… Ты улыбаешься им. «Девушка, у вас красивая улыбка, улыбайтесь чаще!»

У меня? У меня красивая улыбка? Ну надо же, – видимо, я так ужасно выгляжу, что он хотел мне приятное сказать, утешить. У меня красивая улыбка? Ну да, как у отца. У меня улыбка отца, красивая.

Теперь, ты идешь и смело всем улыбаешься. Всё шире и спокойнее. Ты смеешься! Ты наконец-то с интересом разглядываешь людей. Привыкаешь к ним. И удивляешься. Вон те – ссорятся, смешно, из-за зонтика. А вон те – целуются и два зонтика им мешают. А вон те – спорят и кричат так, что скоро подерутся.

А там – компания жутко серьезных. Умора!

А та ругается с мамой. Кто кого?

А здесь танцуют и приятно смотреть.

А вот парень спешит куда-то с цветами. Куда он так нервно бежит?

А вот грустная девушка, стоит под деревом и плачет. Я ее понимаю.

А этот горланит песню и дождь ему как музыка.

И ты раскидываешь руки – как крылья. Подставляешь лицо ветру и дождю. Как будто ты первый раз этот дождь ощущаешь. Он легкий. Этот Дождь твой. И тебе вдруг стало все ясно. Люди тебе всё разъяснили их равнодушием к тебе.

И ты можешь теперь говорить. Ты можешь у любого спросить о чём угодно. Любую ерунду и глупость. Ты смеешься! Оказывается, что все можно. Ведь людям наплевать на тебя. Они даже не заметят. Как и ты никогда раньше не замечала их. Им нет до тебя дела. Они не вздумают тебя судить или ценить. Как и ты. Какое это для тебя облегчение…

И ты отвечаешь им, смело, невпопад и что придёт на ум. И хохочешь!

Ты кажешься себе сумасшедшей. Да. Ты сошла с какого-то ума. И теперь у тебя Твой ум.

Вопросы, ответы, диалоги, монологи, слова, чувства – ты в этом океане. И он в тебе. Дождь из слов. И ты там самая главная капля.

 

Он. Стоит под навесом. Без зонта. И похож на какого-то дирижёра. Смешной. Ты кто? Дирижер? – Хохот. А, понятно. И ты идёшь дальше.

 

Мужчина. Магнит и загадка. Черный зонт, плечи и белая рубашка. Как в кино. И заботливый. Сразу берет тебя под свой зонт. А ты думаешь о том, достаточно ли модное на тебе сейчас платье. Он так близко. Его глаза… Остановиться? Нет, я иду дальше, я не могу. Ну, не обижайся.

И снова люди, чужие и родные, понятные и дикие, мужчины и женщины, мамы и папы, сестры и братья, дети и подростки, злые и добрые, счастливые и несчастные.

 

Опять он. «Нет, ну ты точно Дирижер!» – смеётся. Ты рад меня видеть?

Он где-то нашел зонт. И это гигант всех зонтов. Под ним 10 человек поместится. Он говорит: «Это тебе. Возьми» – Мне? Ты берешь невероятный, как радуга, зонт.

И ты идешь дальше. Он стоит и смотрит, как ты уходишь, улыбается. Смешной Дирижер. Его улыбка, она такая же как… Где ты уже видела эту улыбку?

И тут ты останавливаешься.

Он идет за тобой. Ты с его зонтом – впереди, а он, отдав тебе зонт, позади. Похоже, он рад всему что тут происходит. Ну, надо же. Откуда он взялся, такой жизнерадостный? Тебе кажется, что вы с ним никогда не разлучались. И это всё из твоего детства. А значит, придется с этим разобраться. Нет, не так. Тебе хочется с этим разобраться.

Он дирижирует мелодиями у тебя внутри. Ты поешь, но песня не клеится и не звучит без него. С этим хочется просто быть и просто что-то делать. Это так здорово, что ты прыгаешь по лужам, ищешь где глубже и благодаришь Дирижера.

И это не только из-за него тебе так хорошо. И не потому, что ты такая классная. А потому что между вами что-то случилось и продолжается.

И Дождь только начинается.


Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку