Психологический порлат Psy-practice

Роль игры в психотерапии

Мои размышления о роли игры в психотерапии начались с повторяющегося время от времени наблюдения за некоторыми явлениями, которые составляют феноменологическую картину одиночества в существующих, казалось бы, отношениях. Мне встречается множество людей, которые оказываются одинокими в широком поле отношений и разовых коммуникаций. При этом такое плотное социальное пространство оказывается лишенным какой бы то ни было близости и интимности. Поверхностные отношения не дают возможности человеку получить удовлетворение и питаться ими. Налицо так называемое «одиночество в толпе».

С другой стороны, не менее часто встречаются люди, рассказывающие об отношениях чрезвычайно серьезным тоном. Они стараются всеми силами «улучшить» их, сделать более глубокими и удовлетворяющими. Такого рода up-grade проект зачастую принимает исключительно волевой характер, имеет совершенно определенную цель и инициирует титанические, иногда совершенно мучительные, попытки «изменения к лучшему». Неудивительно, что легкость покидает эти отношения, которые нередко начинают приобретать созависимый характер. Вместе с ней исчезает, разумеется, и удовлетворенность. Частое следствие такого рода ситуации – переживание изоляции. Удивительно, что обе полярные ситуации имеют один и тот же исход – одиночество. Причем первая ситуация, описывающая «одиночество в толпе» довольно хорошо описана в психологической литературе. Второй же пока не уделялось достойное место. Попробую восполнить этот пробел.

На мой взгляд, в любых отношениях можно условно выделить два аспекта, присутствующие в некоторых пропорциях друг к другу – близость (обеспечивающая глубину отношений) и игра (определяющая пространство для творчества и свободы). При этом лишь оптимальный баланс рассматриваемых аспектов определяет качество отношений. Пространство игры, флирта, соблазна и т.д. позволяет развивать отношения близости, способствуя трансформации их в зависимости от текущего контекста в соответствии с принципом творческого приспособления. Если же близость покидает свобода игры, она начинает «загнивать», как стоящая вода в болоте. Накапливающиеся при этом первоначально в латентном, а после в манифестированном виде конфликты начинают разрушать близость, исходно основанную на свободе. Отсутствие в актуальной ситуации возможности выбора рождает страх и тревогу, которые с некоторого момента начинают определять динамику отношений. Близость не может выживать в таких условиях и постепенно умирает, ее место занимает пустота и одиночество, либо созависимость.

В связи с этим стоит отметить, что зачастую процесс терапии такого рода ситуаций основывается на обратной динамике – восстановления творческого приспособления в психологическом пространстве игры. Как это происходит? Разумеется, посредством эксперимента. Эксперимент – это в некотором смысле искусственно созданное пространство игры, где у человека появляется возможность переживать свою жизнь. Иногда клиенты говорят: «Но это же игра!» или «Я не хочу играть, это не реальность!»

Разумеется, что пространство эксперимента создано в некотором смысле искусственно в целях переживания психологически важного опыта, отсутствующего в жизни человека (по причинам онтогенетическим или травматическим). И тогда такого рода промежуточное пространство, где возможны новый опыт и его переживание оказывается чрезвычайно важным. Основная же сложность заключается в обесценивании  клиентом пространства игры-эксперимента, а также своего собственного вклада в происходящее внутри него. Ведь даже если пространство игры и является искусственным, то жизнь внутри него каждого человека не может не быть настоящей. А ведь именно это настоящее и выступает главной ценностью терапии. 

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку