×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Драма на Крите (Попытка использования психоаналитической техники толкования сновидений для понимания содержания мифов

25.12.2014 15:04:48
Подписаться на автора
3382
Драма на Крите (Попытка использования психоаналитической техники толкования сновидений для понимания содержания мифов
Драма на Крите (Попытка использования психоаналитической техники толкования сновидений для понимания содержания мифов


“Как сновидение на индивидуальном  уровне, так миф на филогенетическом,  
представляет собой осколок погибшей психической жизни”. (О. Ранк)

23 сентября 1939 года  мальчишки, продающие газеты,  наполнили оживленные улицы Лондона криками: “умер толкователь снов из Хемпстеда!” 

Мы никогда не узнаем, как отнесся бы сам З.Фрейд к подобному подведению итогов всей его жизни. Великий психолог, считавший сновидение важнейшим способом понять содержание бессознательного, и называвший его королевской дорогой, мог бы принять его как должное.
З.Фрейд  сравнивал психоанализ с археологией сознания. Археология была для него тем хобби, которое он не оставлял до конца своей жизни. Известно, что Фрейд проявлял особенный интерес к античности. Когда же ему было 75 лет, начались раскопки на Крите, которыми он необычайно заинтересовался и назвал “самым волнующим событием”, крайне сожалея, что не сможет, в силу своего возраста, увидеть их результаты. Некоторые его произведения напоминают археологические раскопки, в которых автор по крупицам собирает осколки прошлого личности, восстанавливая целостную картину,  догадываясь о недостающих фрагментах. 
Именно археологией сознания мы и намерены заняться. Нам  предстоит пройти по дороге, которая именовалась Фрейдом королевской, хотя она временами сужается до размеров едва заметной тропинки, чтобы проникнуть в фантазии целого народа, давно исчезнувшего. Но для этого нам потребуется коллективное сновидение этого народа, то есть миф. Миф управляется теми же психическими механизмами, что и сновидение, как и сновидение, он является продуктом фантазии, однако целой группы людей.  
Еще первые психоаналитики  доказали, что теорию осуществления желаний, использующуюся  при трактовке сновидения, можно перенести на миф. Кроме самого З.Фрейда, известны работы К. Абрахама , О.Ранка и других аналитиков которые писали об этом. К тому же  многие архаичные культуры считают, что основной источник творения мифов это сновидения жрецов и шаманов. Поэтому мы с легкостью принимаем утверждение,  что  миф это сновидение целого народа.
Но все же есть некоторые отличия. Миф, в отличие от сновидения, предназначен принципиально для того, чтобы его помнили и передавали из поколения в поколение. В то время как сновидение не предназначено для запоминания, и только усилие сновидящего удерживает его в сознании. Миф скорее похож на грезы наяву, которым так легко предаются некоторые субъекты.
Чтобы подобные заявления не выглядели спекуляцией, мы должны проверить их на практике, как того и требует наука психоанализа. Для этого нам нужен конкретный миф. Миф, который мы намерены исследовать, был рожден несколько тысячелетий назад, народом, канувшим в безднах веков. Но их желания и фантазии остались в нас, и мы можем их проанализировать, как анализируется сновидение. 
Причем наше сновидение. Сновидение каждого, кто читает эту статью или слышит доклад.  При трактовке мифа мы должны быть готовы к тому, что, как и при толковании сновидения, мы встретимся с работой цензуры. Следовательно, внешняя форма мифа, то есть его формальный сюжет, может совершенно не отражать его внутреннее, глубокое содержание.  Как и сновидение, миф нуждается в истолковании. Иногда оно напоминает расследование преступления. Аналогия отнюдь не случайная особенно в данном случае.   
Давайте приступим. Обычно первым этапом при анализе сновидения является попытка его вспомнить. Чаще всего при пробуждении мы помним какие-то обрывки, которые не всегда удается совместить между собой, для того, чтобы получилась целостная картина. То же верно и для попытки трактовки мифа. Что помнит каждый из нас из содержания мифа, повествующего о Минотавре, Ариадне и герое Тезее?  
Скорее всего,  мало-мальски образованный человек слышал о древнегреческой истории, согласно которой герой по имени Тезей, с помощью полюбившей его девушки Ариадны, и волшебного клубка ниток проник в страшный лабиринт, убил чудовище по имени Минотавр и спас этим жителей города Афины.  Пожалуй, на этом знания обычного среднестатистического интеллигента и заканчиваются. Некоторые помнят, что действие происходило на острове Крит. Можно сказать, что это обрывки сновидения, который каждый из нас помнит. Это и есть первый этап в анализе коллективного сновидения, которое мы называем мифом.Но когда сновидение рассказывают, часто начинают всплывать некоторые детали.  
Придерживаясь моего плана,  и выступая в роли рассказчика сновидения, я должен пересказать сам миф с некоторыми подробностями, которые, по всей видимости, не случайно не задержались в нашем сознании,  хотя являются его важнейшей частью. Известно, что  при работе сновидения, зачастую детали, которые вытесняются на периферию сновидения, являются важнейшими. Это так называемая работа цензуры, когда аффект смещается c важного обстоятельства на несущественное, и, как говорит Фрейд, происходит полная переоценка ценностей. Посмотрим, верно ли это в отношении мифа. Хотя с мифом ситуация намного сложнее, чем со сновидением. Ведь  миф существует в течение столетий и даже тысячелетий. Его пересказывали великое множество раз. И неизвестно, когда происходило смещение. Во время создания мифа или значительно позже, когда менялись нравственные ценности. Тем более что на миф влияли другие культуры.   Но  трудность не отменяет нашу решительность, и мы будем двигаться дальше. 

Итак, второй этап: рассказ мифа.

Согласно мифу,  Минос, царь Крита,  обидел  Посейдона тем, что не принес ему в жертву  красивого быка, хотя обещал. Движимый чувством мести,  Посейдон устроил так, что жена Миноса, Пасифая, влюбилась и вступила в сексуальную связь с жертвенным быком, который, как говорили некоторые, был не кем иным, как самим Посейдоном. От этой преступной связи родился сын, получеловек, полубык, Минотавр.  Это чудовище Минос решил заточить в темнице, подальше спрятав позор от людских глаз. Для этого он обратился к умельцу Дедалу, который соорудил лабиринт. Особое строение, откуда нельзя было выбраться. 
Первой его жертвой  стал Минотавр. В Афинах к тому времени погибает сын Миноса, Андрогей, и в наказание Минос требует, чтобы один раз в девять лет, жители Афин по жребию, отдавали на съедение Минотавру своих детей - семь юношей и семь девушек. Так и было дважды. 
Но в третий раз в Афинах появился Тезей. Решив спасти жителей Афин, он сам вызвался на место одного из тех, кто должен был принесен в жертву. Затем он заменил двух девушек двумя женственными юношами, которые, тем не менее, обладали большой храбростью и умом. Он приказал им принимать ванны, избегать загара и имитировать походку и манеры женщин. Отплывая, Тезей, поднял черные паруса на корабле, на знак траура, дав обещание своему отцу, Эгею, что когда убьет Минотавра, то по возвращении сменит цвет парусов на белый, чтобы издали была видна победа. При отплытии судов, был обычай приносить жертву Аполлону, но Тезей  почему то забыл это сделать, и разыгравшаяся буря, которая была местью бога, вынудила  его совершить этот обряд в Дельфах, где он укрылся от урагана.  На корабле, который отплыл на Крит, находился и сам Минос, который присматривал за отбором жертв. На судне между Миносом и Тезеем разыгрывается спор из-за девушки. В котором оба пытаются продемонстрировать свое божественное происхождение. Минос доказывает, что он сын Зевса, а Тезей, утверждал, что является сыном Посейдона. (Дело в том, что согласно мифу о рождении Тезея,  Эфру, мать Тезея, в первую брачную ночь посетил Посейдон, в то время как пьяный Эгей спал.) В доказательство своего происхождения Тезей ныряет на дно моря и достает оттуда корону и драгоценное кольцо. Когда прибыли на Крит, в Тезея влюбляется дочь Миноса, Ариадна, которая в обмен на обещание жениться на ней и взять ее в Афины, соглашается помочь Тезею убить своего сводного брата. Ариадна имела в своем распоряжении клубок ниток, который ей отдал Дедал, перед тем, как покинуть Крит. 
Если привязать этот клубок ниток к дверной притолоке и бросить его перед собой, он сам начнет разматываться и приведет, уменьшаясь, к спящему чудовищу, которого и следовало убить, принеся в жертву Посейдону. Той же ночью Тезей убил чудовище. А двое юношей, которые были переодеты девушками, убили стражей женских покоев, освободили пленниц, бросились в бухту, сели на корабль и отплыли в море. Через несколько дней беглецы бросили якорь на острове Диа. На нем Тезей оставил спящую Ариадну, а сам уплыл. Никто не знает, почему. По одной версии, он не хотел неприятностей, с которыми было связано появление Ариадны в Афинах, а по другой версии, он ее просто забыл. Память третий раз подводит Тезея, когда он возвращается в Афины, и он забывает сменить паруса. В результате чего Эгей, наблюдающий с вершины акрополя за приближающимися кораблями, решил, что экспедиция завершилась катастрофой, и бросился в море, покончив с собой.

Уже на этапе более подробного пересказа мифа, открываются некоторые подробности, которые  выставляют нашего героя отнюдь не в героическом свете. Это не случайность, а работа смещения, приема, по которому очень важные детали оттесняются на периферию сюжета.  Поэтому мы  помним только детали, которые вписываются в картину представляющую Тезея как героя.  Непонятная амнезия, овладевшая героем, заставляет его при отплытии  бросить вызов Аполлону, но тут обошлось к счастью, без жертв, и только потому, что жертвы были принесены в храме. Второй приступ амнезии заставил Тезея оставить на пустынном острове любимую женщину, не выполнив свое обещание жениться, и подвергнуть саму ее жизнь опасности. А третий  эпизод амнезии приводит к смерти Эгея, его земного отца.

Но давайте продолжим наши аналогии между мифом и сновидением и обратим внимание на некий так называемый дневной остаток, о котором писал Фрейд, анализируя сновидения. Это третий этап в толковании сновидения. Под дневным остатком, понимается некие реальные события,  послужившие толчком сновидению и отразившиеся в содержании сна. В данном случае аналогией дневного остатка могут послужить реальные события, которые происходили на Крите в эпоху близкую созданию мифа.  Об этих событиях нам могут сказать археологические раскопки, которые проводятся до сих пор на самом южном греческом острове -  Крит, на котором располагалась самая древняя цивилизация Европы – минойская.  Раскопки проводятся в кносском дворце, которым, как предполагается, и владел Минос, царь Крита, и был разрушен около 1900 года до нашей эры. Следует сразу сказать, что следов лабиринта не обнаружено, но сам дворец представляет собой целую систему запутанных ходов. Это позволяет некоторым исследователям считать, что это и послужило причиной создания мифа о лабиринте. На стенах дворца обнаружены фрески, изображающие какие-то ритуальные игры юношей, состоящие в опасной процедуре перепрыгивания через быка. А также найдены монеты того времени с изображением лабиринта в форме спирали. Пожалуй, это и есть весь дневной свет, который едва просвечивает через мрак тысячелетий.
Но мы охотники за фантазиями, а не археологи, и поэтому мы покинем мир материальных свидетельств и проникнем в мир человеческих фантазий. 
Для исследования сновидения применяется метод свободных ассоциаций. Мы его тоже используем, чтобы получилась более полная картина. Это четвертый этап в трактовке сновидения. Но  при анализе сна используются ассоциации сновидца, нам же за неимением такого придется использовать ассоциации всего человечества, которые связаны с мифом.  То есть мы выберем из доступного нам культурного материала некоторые сведения, которые могли бы быть полезными при анализе мифа.  

Ассоциация первая. Согласного греческому мифу, через много лет после этих событий Тезей попадает на остров Скирос, где ему принадлежал участок земли. Но владевший островом царь Ликомед, не желая делиться, хитростью заманил его на утес, желая якобы с высоты показать Тезею его владения. Оттуда он столкнул его в пропасть. Тезей гибнет.
Ассоциация вторая: согласно греческой мифологии, Зевс соблазнил Европу, представ перед ней в образе быка. Событие, по легенде, произошло также на острове Крит.
Ассоциация третья. В многочисленных культурах как Европы так и Азии бык является воплощением бога или его атрибутом.
Ассоциация четвертая. Медный бык тирана Фалариса (571-555 года до н.э.)  Тиран правил на греческой колонии в Сицилии. Он изготовил быка из меди, под которым разводили костер и когда тот раскалялся, в специальное отверстие в боку быка помещали жертву политических репрессий. Крики жертвы превращались в рев быка, услаждая слух тирана.  Некоторые исследователи связывают этого быка с принесением в жертву детей в Карфагене. Которых, по некоторым сведениям также бросали в чрево раскаленного быка.
Ассоциация пятая. Само сооружение, под названием “лабиринт”, в котором находился Минотавр. Сохранились изображения античного лабиринта, в частности на античных монетах. Это вовсе не строение с запутанными ходами. Оно имеет один вход, который является и выходом. Заблудиться в нем невозможно. Просто из него можно не выйти.  Но совсем не по причине сложной геометрии. На  сохранившихся изображениях лабиринт представляет собой спираль. Это символ. Как всякий символ, он сложен для прочтения и многозначен. Но одно значение его для нас крайне важно, тем более, что оно является основным. Это символ Земли, матери, женских половых путей, матки. Именно в центре этой спирали и находился минотавр. Нить Ариадны в данном случае символизирует собой пуповину.Теперь, когда в нашем распоряжении не только содержание сновидения (мифа) но и ассоциации, то вооружившись дедуктивной логикой и знанием приемов трактовки сновидений, которые разработал психоанализ, давайте подвергнем более тщательному анализу миф и посмотрим, кто здесь жертва, а кто злодей. Это пятый этап. 
По легенде, Пасифию соблазняет белый бык, который был сам Посейдон. То, что это был сам бог, подтверждают ассоциации. Таким образом, Минотавр, является сыном преступной связи не быка и Пасифии, а самого Посейдона с Пасифией.  Теперь вспомним, о споре на корабле между Тезеем и Миносом. Тезей уверяет, и приносит материальные доказательства того, что он является сыном Посейдона. Здесь мы видим второй прием, который используется сновидением и мифом, при работе цензуры, который называется сгущение. Сгущение это особый прием, когда один и тот же образ может символизироваться, или если угодно, скрываться за разными персонажами сновидения. Сгущение особенно ярко демонстрирует разницу между явным и скрытым содержанием сновидения. Отец Тезея предстает в образах земного отца, Эгея, и бога Посейдона одновременно.  Посейдон приходится отцом и Тезею, и Минотавру. Следовательно, и это важнейший момент нашего исследования -  Тезей и Минотавр братья. В этом месте история,  начатая как хвалебная песнь герою, внезапно превращается в обвинительную речь прокурора. В ней Тезей обвиняется в убийстве брата. 

Двинемся дальше. Лабиринт символизирует материнские половые пути, в которые проникает герой. Лабиринт один из основных архаичных символов материнского лона, который был широко распространен и достаточно обратиться к специальной литературе, чтобы в этом убедиться.  Это действие трудно квалифицировать иначе как инцест. Похоже, список героических поступков Тезея растет.А теперь об амнезии Тезея. Первый эпизод – Тезей забывает принести жертву Аполлону при отплытии. Это первая попытка Тезея бросить вызов верховной власти. Закончилась неудачно. Бог все – таки. Второй эпизод касается Ариадны, которую Тезей забыл на острове. 

Кого символизирует Ариадна? 
О ней почти нет сведений. Дочь Миноса, и сестра Монотавра. Но если она сестра Минотавра, а сам Минотавр, как уже было доказано, является братом Тезею, то становится ясно, что Ариадна такая же сестра Тезею, как и Минотавру.  Тогда понятна на символическом уровне ее близость к пуповине, ведущей в лоно матери. Понятна становится и забывчивость Тезея, оставившего ее на острове и помешавшей ему на ней жениться. Он не мог жениться на сестре. Оставить человека на пустынном острове это компромисс между желанием его убить и оставить в живых. По всей видимости, Ариадна осталась жива только потому, что соперничество между двумя детьми разного пола смягчается благодаря половому влечению.
И третий эпизод с амнезией, результаты которой становятся все трагичнее, касается смерти Эгея, его отца.  Тезей забывает сменить паруса. Эгей бросается в море.

Итак,  список подвигов Тезея в Критской эпопее можно завершить: убийство брата, инцест с матерью, доведение до самоубийства отца, инцест с сестрой, удаление ее от матери,  и возможно, попытка ее убийства.

Мы видим, что при анализе мифа, его религиозно-этическое содержание, которое представляет собой первый, самый поверхностный слой, представляющий Тезея героем, снимается. О чем и говорит Абрахам, подчеркивая, что в глубине мифа содержатся более глубокий пласт, содержащий детские примитивные фантазии  и желания народа. Иногда, по убеждению Абрахама, за этим пластом лежит другой, более глубокий, а иногда и третий, который состоит из рудиментов детских желаний. Он же слой психоза.

В этом мифе все же есть некоторые нюансы, которые оставляют ощущение некоторой искусственности трактовки. Они связаны с инцестом героя со своей матерью.  Есть ощущение, что желание  единения с матерью не носит столь сексуально выраженный характер, как это, например, показано в драме Софокла. Для прояснения данного вопроса мы можем сослаться на французского психоаналитика Шоссгет-Смиржель, которая пишет следующее:  “Соглашаясь с мнением Ференци, я полагаю, что в основе инцестуозного желания лежит желание вернуться в утробу матери. Таким образом, предшественником полностью развитого классического Эдипова комплекса является, по моими предположениям, врожденное и непосредственное желание убрать со своего пути все преграды, мешающие возвращению во внутриутробное состояние. Такими преградами являются отец, его пенис, еще не родившиеся дети. 

Реальность такова, что после рождения, ребенок не имеет возможности вернуться в тело матери. Желание разрушить все преграды на пути к возвращению в тело матери я назвала архаичной формой Эдипова комплекса .….  пациенты с пограничной организацией наиболее подвержены апокалиптическим фантазиям, целью которых является превращение Матери-Земли в "пустошь" (из поэмы Т.С.Элиота). Целью является освобождение материнского тела от содержимого для того, чтобы вернуть ему первоначальную гладкость и занять в нем свое, ранее принадлежащее ему место”. 

Таким образом, миф о Тезее скорее всего выражает некую архаичную форму комплекса Эдипа, в которой герой проникает в лоно матери, и с этой целью поэтапно устраняет соперников. Первым устраняется брат. Интересно, что в инвертированной форме это подтверждается как содержанием самого мифа – Минотавр должен был поглотить именно детей жителей Афин. А также историческими данными, которые мы взяли как ассоциации – а именно – в Карфагене в жертву приносили именно детей. Затем герой соблазняет и удаляет от матери сестру. Сама жизнь ее подвергается опасности.
И, наконец, устраняется отец. Его самоубийство, на самом деле замаскированное убийство.  То, что греки не осознавали, а как-то чувствовали прямую вину Тезея в гибели своего отца, подтверждает другой миф о Тезее, где он гибнет точно такой же смертью, как и его отец.  Только возмездие греки приписали року. То есть совести, с аналитической точки зрения.

В мифе есть еще некоторые усложняющие его элементы. Мы имеем ввиду тот факт, что Тезей должен был убить Минотавра и таким образом, принести его в жертву Посейдону, то есть отцу. А также интересное совпадение. Крит, это тот остров, где прятался Зевс от Хроноса, который съедал своих детей. Но та же это история, или уже что-то другое, исследовать эту тему нет возможности из-за ограничения размера статьи.

В заключение мне бы хотелось спросить каждого, кто прочел статью: Тезей герой или преступник? Согласно мифу он герой. Тогда закономерен следующий вопрос: кто такой герой? Наверно, в этом месте надо бы сделать паузу, чтобы каждый мог дать свое определение. Мне же лично близко определение, которое дает герою О. Ранк. Это человек, который выполняет общечеловеческие желания путем сверхчеловеческих подвигов.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1.К.Абрахам. Сновидение и миф. В кн. “Между Эдипом и Озирисом. Становление     психоаналитической концепции мифа”.  Инициатива. Львов.  Изд. “Совершенство”. М. 1998 г.

2. О. Ранк, Г.Закс “Психоаналитическое исследование мифов и сказок”. Там же.

3. З. Фрейд.  “Толкование сновидений”.  Киев. “Здоровья”. 1991 г.

4. Ж. Шоссгет-Смиржель. Садомазохизм в перверсиях: некоторые размышления о разрушении реальности. “Журнал практической психологии и психоанализа”. 2004 год №4. 



Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика