Психологический порлат Psy-practice

Важно не только делать, но и не делать

"...надо отдать психоаналитику должное в том, что он не пытается, играя на доверии так называемого пациента, внушать ему что-то или так или иначе руководить им. Будь это так, психоанализ давно бы сошел со сцены, как это произошло со многими другими техниками, опиравшимися на подобную тактику." (Жак Лакан "Токийская речь")


Эта статья об импульсивности, желании помочь и качестве присутствия.


Есть формы поведения, которые за счет частоты встречаемости в конкретном обществе и одобрения этого самого общества кажутся очевидными (в определенных ситуациях, понятное дело). Например:


  • Как быть, если человек бесконечно жалуется? Не просит при этом напрямую помощи, но у слушателя возникает чувство, что от него чего-то ждут - что он вмешается, к примеру.

  • Как реагировать, если на Ваших глазах человек пытается и пытается чего-то достичь (иногда годами), но у него не получается? То возникают препятствия, то формулируются откровенные отговорки, то теряется вдохновение, то еще что-то. Если этот человек еще и важен для Вас, можно ли реагировать как-то иначе, чем со-участием?

 

Я бы выделила два диаметрально противоположных полюса форм поведения в таких ситуациях. Конечно, это абстракции, еще и утрированные для большей понятности. Это вольное обобщение того, что в кабинете психоаналитика часто звучит как отсылающее к причине страдания в любых социальных отношениях.

 

1) попытки заткнуть. Это и фразочки типа "Хватит заниматься ерундой", "Это мелочи", "Многим ещё хуже чем тебе" и другие формы обесценивания чувств, отрицания настоящести чувств. Это и вполне себе действия - ударить, сбежать и т.д. Общее то, что для слушающего по какой-то причине невыносимо находиться рядом с человеком, который жалуется и у которого систематически не получается нечто; но не вовлекаться не получается тоже. Вовлечение происходит за счет собственных - неосознаваемых - болезненных точек, и чтобы не слышать свою боль, приходится затыкать другого человека. Сразу. На автомате. Чтобы уж наверняка.


2) попытки помочь, а при отказе - догнать и причинить-таки добро. Это как ставшие уже анекдотичными "мама/начальник/царь" лучше знает, а потому в такой-то ситуации поступай как велят освященные временем или личным опытом заветы, это же элементарно, и в чем вообще вопрос. И конечно фееричная обида, если предложенное "из лучших побуждений" отвергается. Так и самое деятельное участие в решении проблемы: позвонить за кого-то, договориться, сходить, сделать и т.д. Механизм второго полюса аналогичный первому: то, что человек слышит и наблюдает, эхом отдается внутри, и вынести это и "переварить" невозможно, возможно только "срочно с этим что-то сделать". Когда такие переживания не осознаются совсем, они и не присваиваются, они не "свои". Переживания не просто индуцированы другим, а как бы принадлежат другому, и чтобы не столкнуться со своей болью и не решать свои проблемы (а для этого сначала их надо признать, то есть таки столкнуться с болью), приходится решать чужие.

А все мы прекрасно знаем, какими намерениями и куда устланы многие дороги.


(Я еще раз подчеркиваю, хоть описанные выше формы опыта и взяты из жизни и аналитической практики, я их все же обобщила).


Контрастно этим частым и культурно принятым формам поведения: что делает аналитик?


На вербальном уровне, конечно, обращает внимание анализанта на такие повторяющиеся формы поведения, ставя под вопрос их очевидность и выясняя реальные, а не нафантазированные, комфорт и пользу – для конкретного субъекта.


Но есть и другой уровень, назовем его уровень клиент-терапевтических отношений. То, чего аналитик не делает (и это тоже важно): он не выбирает позицию одного из полюсов, то есть не обесценивает эмоциональный опыт и не дает советов и конкретных планов действий. То, что аналитик делает, "деланием" можно назвать весьма условно. Аналитик слушает и говорит. То, что при этом происходит, это про качество присутствия. Аналитик выдерживает быть рядом с анализантом, находящемся в том состоянии, в котором тот находится. Выдерживает не затыкая и не подталкивая. Такое качество присутствия зачастую ново для анализанта, но оно же целительно. Как ни парадоксально, именно такое "быть рядом" плюс "невмешательство" позволяет анализанту многое прожить, понять, сделать выбор и при желании - изменить.


(Замечу, что есть из такой манеры поведения и неизбежные исключения, например при оказании кризисной помощи, но это совершенно отдельная тема).


Так вот к чему я это. Не то чтобы попытки отвлечь, ободрить и помочь обязательно продиктованы сознательным злобным намерением. Нет. Это может быть вполне искренне. Даже больше – нередко это действительно то, что помогает, если выполнено согласно желанию субъекта и тем человеком, помощь и участие которого субъект готов принять.


И тем не менее, феномен имеет место быть – феномен, описанный в форме двух полюсов выше, когда попытки заткнуть или причинить добро исходят из невозможности человека справиться с собственными эмоциями, пробуждаемыми чужим опытом. И если человек такое о себе заметил, уже появляются варианты, как с этим обойтись (до того как заметил – вариантов не было, были автоматизмы). Когда что-то цепляет, даже цепляет в другом человеке (и это же, кстати, работает с произведениями искусства), бывает небесполезно прислушаться к себе. Равно как и оставить ответственность другого - другому, дать ему шанс справиться с собственным вызовом и в собственном темпе, как каждый из нас справляется с чем-то своим. Конечно, это не панацея; а забота, искренняя забота – бесценна.


Психоаналитики выбирают «аналитическую позицию» в силу профессии. И хотя это оправданно в плане этики, с точки зрения «стороннего наблюдателя» может показаться неочевидным. Особенно если в культуре одни формы поведения принимаются как однозначно хорошие, а то что выходит за рамки этих форм – за однозначно плохое. Остается размышлять, переспрашивать себя, строить и перестраивать систему ценностей. Не всегда первое решение – лучшее, но сделать паузу перед принятием решения – навык, которому также приходится обучаться отдельно. Что я хотела показать в данном эссе – клиент-терапевтические отношения отличаются от дружеских, родственных и любых других. Каждым отношениям – свое время и место.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку