×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Сны о чём-то большем

09.07.2015 13:42:10
Подписаться на автора
4702
Сны о чём-то большем
Сны о чём-то большем


Сны о чём-то большем
Персонажи, возникающие в снах,
кого бы и что бы ни напоминали, —
суть разные ипостаси самого спящего.
Дэвис Робертсон «Мантикора»

Что к нам приходит в сновидениях? Этот вопрос занимает людей на протяжении тысячелетий. Однако окончательного ответа так и не получено. Аналитическая психология (юнгианство) изучает сны с момента основания этого направления в психологии Карлом Густавом Юнгом. О снах, их значении, проекциях в реальность рассказывает психолог высшей категории, председатель Пермской ассоциации аналитической психологии Светлана Плотникова.

— Светлана, определений сновидения достаточно много. Что понимают под сновидением юнгианские психологи?

— Определений действительно много. Первым обратил внимание на важность анализа сновидений Фрейд. Он считал, что ночами снится то, что психика не может переработать в течение дня. Во сне, по мнению Фрейда, фигурируют наши вытесненные подавленные желания, которые мы не можем реализовать в повседневности. Сон превращает наши мысли в зрительные образы. Основные акценты он ставил на таких темах снов, как амбиции, сексуальность, смерть.

Если говорить о юнгианской школе, то сновидение рассматривается как важное послание нашего бессознательного, которое необходимо расшифровать. Эго повезло: оно стало центром сознания. Но не следует забывать, что в психике человека есть и бессознательное. В нём находится то, что мы не осознаём, вытесненные части, конфликты, травматичные части, наши ресурсы и потенциалы, которые называют ещё «золотом тени». Бессознательное является источником творческой энергии, роста, силы. Говорить, что важно только эго, только сознательная часть, на мой взгляд, взгляд юнгианского психолога, по меньшей мере неразумно. Внутренний мир — это реальность, с которой рано или поздно нам придётся встретиться лицом к лицу.

Как внутренний мир бессознательного может до нас достучаться? Одна из возможностей — сновидения. Повторюсь, это некие послания, которые шлёт нашему сознанию психический мир. К примеру, кто-то говорит о себе: «Я — человек ответственный, активный, пунктуальный», перечисляя все те стороны, что одобряются в социуме. Наше сознание крепко держится за эти установки. Но мир биполярен. На противоположном полюсе, в нашей «тёмной» бессознательной части, будут накапливаться безответственность, равнодушие к людям, пассивность. И чем настойчивее мы вытесняем нашу «тень», тем большее напряжение будет испытывать наша психика.

Другой пример: мы в ком-то видим некое прекрасное качество, которым мы тоже хотели бы обладать, но у нас его, увы-увы, нет... Так мы считаем. Как юнгианский психолог я могу спросить: как же вы различили в другом это хорошее качество? Чем вы его отыскали? Человек не может увидеть то, чего нет в нём самом. Почему же он не видит в себе этих качеств? По каким-то причинам они были вытеснены в бессознательное. К этому «золоту» просто нет доступа. Но зато человек отлично распознаёт их в других. Через сновидение мы получаем возможность вести диалог с нашим внутренним миром и познакомиться с неизвестными нам дотоле частями своего «я».

Через сновидения наше бессознательное посылает образы, символы, фантазии, модели поведения. Да что угодно! Вплоть до сказочных сюжетов. Часто бывают и кошмары. По каким причинам они появляются? Зачастую люди не обращают внимания на свои сны. Если же речь идёт о страшном сновидении, человек начинает как-то реагировать, думать о нём, рассказывать его. У нашего бессознательного нет цели напугать нас жуткими снами. Это лишь способ донести информацию.

К сожалению, сегодняшний наш мир так устроен, что мы чрезвычайно далеки от нашей природной части. Социум игнорирует или подавляет её. Много ли вы знаете людей, которые интересовались бы теми же снами? Родителей, что спросили бы утром ребёнка: «Что тебе снилось сегодня?»

— Хорошо, бессознательное что-то старается донести. Но мы с ним говорим на разных языках. Как понять, что в снах?

— Да, все эти письма написаны языком образов, символов. Каждый из них несёт множество информации. Образы из снов, как правило, приводят людей в растерянность. Важно осознавать, что они носят символический характер и их не надо воспринимать буквально.

Чтобы расшифровать сон, конечно, необходим определённый навык. Безусловно, проще всего взять сонник и прочесть, что там написано. Но как это соотносится с вами, с вашей личностью? Каждое сновидение, как и каждая личность, индивидуально. Именно так необходимо подходить к работе со снами.

Если вы действительно хотите раскрыть своё сновидение, следует понять, что значат его образы именно для вас, как они отражают вашу личную историю. Желательно не подглядывать сразу в словарь символов. Разобравшись на индивидуальном уровне, можно обратиться к словарю, чтобы прочесть, какие смыслы вкладывали в данный образ-символ разные народы. Обратите внимание, речь идёт не о сонниках...

1.jpg

— Какие функции выполняет сон?

— Их множество. Можно рассмотреть такие, как реактивная, компенсаторная, презентативная и пророческая.

При реактивной функции сновидение перерабатывает то, что с нами действительно произошло, конкретные жизненные ситуации. Эти события вновь возвращаются к нам, но уже в виде образов. Не важно, было это событие прошедшего дня или детства. Очень часто во снах встречается образ преследователя. Если начинать анализировать, следует обратить внимание, кто или что нас преследует, что такого произошло в минувшие дни в нашей жизни.

Можно рассмотреть и другой аспект: в разных образах сна проявляются разные составляющие нас самих. Возникает вопрос: не являюсь ли я преследователем по отношению к себе же? Чему не позволяю проявиться в моей жизни? На что не обращаю внимания? Как все образы сна могут отражать меня самого?

При компенсаторной функции сновидение выступает компенсацией нашей сознательной установки. К примеру, есть очень хорошая мама, которая всё своё время отдаёт ребёнку. Во сне ей может явиться противоположный образ: мать, уничтожающая своё дитя. В своей практике я встречалась со снами матерей, которые находились в отпуске по уходу за ребёнком. Одной из них приснился сон, в котором она едет в машине, видит из окна могилу, останавливается, подойдя к надгробию, читает на нём имя сына. И она понимает, что это могила её ребенка. Можно рассматривать этот сон как компенсаторный. Эго захвачено мыслью, что надо быть «хорошей мамой», не обращая внимание на то, что в психике уже созрело и хочет проявиться что-то новое и важное. И если в психике человека есть потребность в реализации других своих сторон, то это будет проявляться через компенсации во снах, которые показывают, что для женщины уже недостаточно воплощать только материнскую функцию, что есть другие части, которые требуют внимания и реализации. Бессознательное тем самым уравновешивает сознательную установку.

Есть люди, доверяющие своему внутреннему миру и ищущие пути взаимодействия с ним через сновидения. Есть те, кто не придаёт этому никакого значения, полагающие, что сны — некий хлам, на который можно не обращать внимания. Если бессознательное постоянно игнорируется, велика вероятность, что оно войдёт и реализуется через судьбу человека. То есть определённые события начнут разворачиваться в реальной жизни без желания на то человека.

3.jpg

— Наверное, для многих это звучит слишком странно. Можно ли какой-то пример?

— Мужчина сознательно строит карьеру. В своей организации он начинал с самых низов, постепенно поднимаясь вверх по служебной лестнице. Ко мне на приём он пришёл с темой появившихся страхов, появившейся и мучившей его одышкой, какая случается, когда долго поднимаешься вверх. Эти симптомы были как никогда некстати. Предстояло новое повышение по службе. Его мучил вопрос: почему сейчас с ним всё это происходит?

В своих повторяющихся снах он постоянно забирался в гору, но неизменно по разным причинам, оскальзываясь, оступаясь, возвращался обратно к подножию. Сон рисует внутреннюю ситуацию, реальность, которая не признаётся сознанием. Если в нашем бессознательном есть некое препятствие к карьере и в данный момент «быть выше» по служебной лестнице не входит в его планы, то данные симптомы — это возможность переосмыслить происходящее в нашей жизни.

— Вы хотите сказать, что в ответ на сон человек должен перестать строить свою карьеру?

— Нет, не так. Сновидения даны нам для того, чтобы мы поняли о себе что-то новое и важное, открыли себя с другой стороны. Следует подумать: я отождествляю себя только с фигурой, строящей карьеру? Или во мне есть ещё что-то, чему необходима реализация. Если бессознательное уже стало прорываться психосоматикой, это не означает, что мы немедленно должны бросить работу или заботу о ребёнке и заняться исключительно чем-то таким прекрасным только для себя. Компенсаторные сны шлют нам сигналы о нарушенном равновесии в психике. О том, что какая-то часть нас чрезмерно разрослась. Через сны можно понять, что будет, если я и впредь буду нарушать равновесие и гнуть в одну сторону. Материнство ли, карьера — это лишь одна из частей. Сказать: «Я — человек, который реализуется только в работе!» или «Ну да, я решила реализовать себя в материнстве!» — не слишком ли это скудно для человеческой природы?

Очень часто в ответ на послания бессознательного мы говорим: «Я не могу сейчас ничего поменять! У меня чрезвычайно сложные обстоятельства!» Но «обстоятельства» — это то, что будет всегда. В жизни нет какой-то специальной даты, чтобы начать прислушиваться к себе. И когда бессознательная часть начнёт как-то неприятно для нас проявляться в жизни, не следует удивляться: «Как же так! Я ведь стремился к другому!»

Другой вопрос, хотим ли мы знать ту информацию о себе, что идёт к нам со сновидениями. Бывает, что даже человек с тяжёлой болезнью говорит: «Я не хочу заглядывать внутрь. Не хочу знать, что там хранится». Действительно, для кого-то почти невозможно осознать, что есть нечто помимо сознательной жизни, это слишком страшно.

Одна из причин, почему мы боимся туда заглянуть, — потеря контроля. Ведь всё расписано: я знаю, что буду делать через пять минут, куда пойду через два часа. Заведённый порядок — это здорово. Ни в коем случае не хочу, чтобы сложилось впечатление, что эго, сознательная наша часть — это то, что мешает. Признание того, что в нашей жизни присутствует такая важная часть, как бессознательное, — это не эксперимент, который ставит всё с ног на голову. Напротив, ценности сознательной части должны быть сохранны. Речь не идёт об «или-или». Всегда об «и-и». Знакомство и встреча с бессознательным необходимы при содействии нашего крепкого эго.

Встретиться со своей «тенью» всегда непросто. Допустим, понять, что в тебе присутствует завистливая или высокомерная часть, что съедает тебя, что накопилась огромная агрессия или жадность... В бессознательном хранится то, что мы изо дня в день вытесняем, что-то социально и этически не одобряемое. Но страх, злость, обида — это наши естественные чувства и проявления. Что происходит, когда мы загоняем их внутрь? Их как бы нет. Вместо того чтобы сохранять контакт со всеми своими проявлениями, мы бессознательно начинаем проецировать эти качества на других людей: «Ну надо же! Сколько подлецов вокруг! Сколько злых людей! И ведь наживаются на моей доброте!» Будем давать себе отчёт: нельзя определить в другом те качества, которых нет в тебе самом, с которыми ты не знаком.

5.jpg

— Светлана, пока сплошные сложности. Сны сложно, а для кого-то и невозможно трактовать. Будет возникать неприятие своих теневых сторон. Но ведь и это ещё не всё. Очень многие просто не помнят своих снов. Кто-то даже считает, что ему ничего не снится. Хотя сновидения есть по определению…

— Да, сновидения есть. Это подтверждено исследованиями. Фаза быстрого сна — «место» сновидений. Вы говорите о сновидческой активности... Любопытный факт: в индейских племенах вождём мог стать только тот, у кого есть сны, кто их помнит. Сновидения были одним из критериев выбора главного человека племени.

Можно научиться запоминать свои сны. Проснувшись, не нужно вскакивать с постели. Полежите с закрытыми глазами. Иногда возникает ощущение, как будто только-только вышел из какого-то сновидения. Останьтесь в своём внутреннем пространстве, заглядывайте в разные уголки. Возможно, всплывёт какой-то образ. Он может стать ниточкой, ухватив которую, получится «намотать» весь клубок сна.

Вспомнив сновидение, лучше повторить его, описать словами, попробовать ещё раз пройти по его сюжету. Ещё лучше, если сны будут записаны. Таким образом, можно наблюдать тенденцию и изменения, происходящие в ваших сновидениях, а соответственно, в вашем психическом мире. На основании работы со своими сновидениями возможно формирование и накопление своего личного символического словаря.

Даже если человек не помнит своих снов, он может сохранять ощущение от них. Иногда помогает вопрос: «Если бы вам снился сон, про что бы он был?» В ответ человек начинает давать отражение своего внутреннего мира и образов, наполняющих его.

— У нас остались «за кадром» две функции сна. Презентативная и пророческая…

— При презентативной функции сновидение может демонстрировать, какие психические процессы на данный период протекают в бессознательном. Какова ситуация, с какими своими комплексами сновидец взаимодействует, как они проявляются.

Если говорить о пророческих снах, то они редки. Через них можно диагностировать, в какую сторону развивается психика, какие события могут проявиться, увидеть перспективу развития. Не секрет, что есть сны, образы которых затем воплощаются в реальности.

— Это действительно так? Или это попытка человека, увидевшего сон, потом «притянуть его за уши» к реальным событиям?

— Это действительно так. Пример из личной семейной истории. Мой дед рассказывал мне сон, который он видел во время Великой Отечественной войны перед наступлением. Во сне он потерял рукавицу и пока её искал, повредил себе руку. В бою его ранило в руку, и ему грозила ампутация.

Мы подходим к теме синхронии. Это понятие ввёл Карл Густав Юнг. Смотрите: есть сознательная часть, есть индивидуальное бессознательное и есть коллективное бессознательное, под влиянием которого мы находимся, осознаём мы это или нет. И если у нашей психики наличествует определённая чувствительность, она может проникать в коллективное бессознательное, соединяться с ним, где, как в матрице, запечатлено всё. В таких случаях может возникать синхрония сновидений и реальности.

Всё это выглядит чрезвычайно мистически, потому что этому нет рационального объяснения. Сегодня математики утверждают, что мы живём в информационном поле, в связях, которые не можем распознать пятью традиционными чувствами.

— Вы хотите сказать, что в человеке есть некий орган чувств, который считывает информацию с «поля» и проецирует её нам?

— Есть связи, которых мы не осознаём, но которые действительно существуют. Они доступны, точнее, могут быть доступны нашей психике.

— Мы опять вернулись к вопросу о правильности трактовок. Мало ли что могло пригрезиться? Мало ли как это можно истолковать?

— Юнг размышлял о том, что сновидение никогда не будет расшифровано полностью. Это как матрёшка с бесчисленным количеством фигурок. Мы открываем одну, находим там смысл. Наступает время, когда этого смысла нам недостаточно, мы открываем другую «фигурку» и находим ещё смысл, и так до бесконечности, постоянно погружаясь глубже и изучая кладезь бессознательного.

Конечно, хочется определённости. Это понятно. Разум тревожится в неопределённости. Но относительно понимания сновидений всегда будет доля сомнения. Сознанию свойственно сомневаться. Тем не менее, сновидения остаются заманчивыми для нас. Мы не можем предать их забвению и постоянно возвращаемся к этой теме. Есть в них что-то притягательное.

7.jpg

— Вы упоминали про индейцев. Как не спросить про осознанные сновидения?

— Я не занимаюсь этой темой. По моему мнению, в нашей жизни и так очень много сознания и контроля. Речь же, на мой взгляд, идёт как раз о том, чтобы сознанием проникнуть в бессознательное. У меня как возникает вопрос: для чего контролировать ещё и то, что происходит во сне? Почему я не хочу довольствоваться тем, что даётся моей природной частью, а хочу подвергнуть мой внутренний мир влиянию сознания?

Наше эго может реализоваться в дневной, сознательной жизни: ставить цели, достигать их, перемещаться из одного пространства в другое.

Есть отличный способ, пришедший из юнгианства, входить в пространство сна, не нарушая его намерений. Это метод активного воображения. Вы можете «сделаться» любым из образов или объектов своего сна и войти в контакт с этой частью. Вы можете продолжить приснившийся сон, развить его так, как хотелось бы. К примеру, если вы всё время убегаете от кого-то в своих снах, что будет, если вы остановитесь и посмотрите на своего преследователя. Чего он вообще бегает-то всё за вами, чего хочет? Метод лучше использовать с помощником, с человеком, который будет сопровождать вас в тот момент, когда вы остановитесь и развернётесь к преследователю. Это может быть психолог или человек, которому вы доверяете, который знаком с данным видом работы.

Можно сказать, что «активное воображение» использовали люди, жившие племенным строем, близкие к природе. В некоторых племенах люди, просыпаясь, садятся в круг и рассказывают друг другу свои сны. Они понимают, что через сновидения идёт некая информация, посыл, который может быть важен для всего племени.

— Странный вопрос, но тем не менее. Многие люди рисовали сновидения. Первый, кто приходит в голову, пожалуй, Дали. Вот эти тонконогие слоны — это действительно можно увидеть во сне?

— Встречаются очень неординарные сны. Их описание можно встретить в работах Юнга. Например, семилетняя девочка описывала и зарисовывала образы и мотивы из своих снов, с которыми она никогда не встречалась в силу отсутствия подобного жизненного опыта. Ей снились интерпретации библейских сюжетов. Её психике была доступна возможность нисходить к коллективному бессознательному. В нём есть абсолютно всё.

Ваш вопрос касается доступности к информации бессознательного. Но не боимся ли мы увидеть этих тонконогих слонов? Какие может сделать выводы разумный человек в ответ на такие картинки? «Всё! Слоны начали сниться на комариных ножках! Что со мной?!»

Можно говорить о том, что творческие, гениальные люди проникают в такие слои психики, где есть возможность соприкоснуться с коллективным бессознательным. Они не боятся это делать. Знаменитая фотография Эйнштейна, где он показывает язык. Что подумает про него очень сознательный человек? Как минимум что тот на фото выглядит в высшей степени странно. Но Эйнштейн мог проникать в те глубины, в которые человеку с жёстким контролем и рациональным умом просто не пробраться. Есть страх, что нечто захватит и поглотит тебя. Некоторые так и говорят: «Я боюсь заглядывать туда. Это похоже на безумие. Вдруг я не смогу выйти оттуда».

И я понимаю этих людей. Всё хорошо в меру и обязательно с определёнными знаниями. Нам необходимо научиться извлекать пользу из тех аспектов нашей психики, которые нам малознакомы. Если есть желание заниматься своими сновидениями, познавать себя и свои возможности, необходимо получить в этом навык, желательно со специалистом. Вероятно, будет хорошим началом в этом заняться своим индивидуальным анализом с квалифицированным специалистом. С тем, кто умеет сопроводить, чтобы человек, встретившись с «тонконогим слоном», смог это прожить и соединиться с источником своего творческого вдохновения и доселе неизвестной областью своей души.

Интервью проводила Карина Турбовская, для журнала «Компаньон magazine».



Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика