На приеме 29 Февраля 2020 Макаренко Амалия

Просмотров: 7566 Поделится:

ШИЗОИДНЫЙ УЧАСТНИК ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ

Шизоидные люди чаще чем другие оказываются аутсайдерами, наблюдателями человеческого существования. «Расщепление», содержащиеся в этимологии слова «шизоид», проявляется в двух областях: между собственным Я и окружающим миром; между переживаемым собственным Я и желанием.

Гантрип описал «классическую дилемму» шизоидных индивидов следующим образом: «Они не могут ни состоять в отношениях с другой личностью, ни находится вне этих отношений, не рискуя, так или иначе, потерять и себя, и объект». Роббинс суммирует эту динамику в таком сообщении: «Подойди ближе – я одинок, но оставайся в стороне – я боюсь внедрения» (цит по Н. Мак-Вильямс). 

В психотерапевтической группе участники шизоидного типа сразу обращают на себя внимание своей заблокированностью, изолированностью и отстраненностью. Они часто обращаются к групповой психотерапии из-за смутного чувства, что им чего-то не хватает: они не могут чувствовать, не могут любить, не могут играть, не могут плакать. Такие люди – зрители по отношению к самим себе; они не живут в своем собственном теле, не испытывают своих собственных переживаний. Шизоидный индивид страдает от дефицита эмоциональных и рефлексивных способностей.

На каждой встрече психотерапевтической группы такой индивид получает доказательства того, что его эмоциональный опыт по природе и интенсивности значительно отличается от эмоционального опыта других участников. Иногда такое расхождение в эмоциональных проявлениях озадачивает участника, и он делает вывод, что другие участники излишне эмоциональны, притворщики, придают слишком много внимания мелочам или просто обладают слишком возбудимым темпераментом. Но рано или поздно шизоидные участники группы начинают задумываться о себе.

И. Ялом описывает шизоидного участника группы, который в ответ на упреки остальных участников, что он не проявил ни грамма эмпатии по отношению к двум ее очень расстроенным членам, ответил: «Значит им плохо. Есть множество людей во всем мире, которым в эту минуту плохо. Если я буду расстраиваться и-за каждого, то это превратиться в работу на весь день».

Группа учится расшифровать  то, что переживает шизоидный участник, по его жестам  и поведению. По большому счету, такие участники говорят о себе в том же духе, что и другие участники, и присоединяются к группе в ее исследовании, например, замечая: «Я сжал кулаки, вероятно, я испытываю злость». В некотором смысле они испытывают те же трудности, что и лица с алекситимическими особенностями, которые не в состоянии определить, что они чувствуют, а вместо описания собственных чувств могут подменять их соматическими эквивалентами. Часто в ответ на вопросы, которые адресуют ведущие или другие участники группы такому ее члену: «Что Вы чувствуете» или «Что с Вами сейчас происходит», можно услышать: «Мне холодно» или «У меня болит голова».
 

Такой участник группы всегда обращает на себя внимание. Сначала участники с любопытством поглядывают на молчаливого и ни во что не вмешивающегося человека, который обычно очень аккуратно относится к посещению групповых занятий. После участники бывают озадачены и задаются вопросом: «Что он тут делает?». После этого появляется недоверие, особенно когда другие участники более-менее перешагнули рубеж недоверчивости и тревог, связанный с самораскрытием перед другими людьми, такой неучаствующий участник начинает напрягать и раздражать.  Приходит момент, когда участники больше не готовы деликатно терпеть отстраненного члена группы. Все чаще и чаще они обращаются к нему с вопросом: «Что ты чувствуешь по этому поводу?».  В зависимости от своих собственных личностных особенностей участники могут быть условно разделены на два лагеря, одни из них активно пытаются помочь шизоидному участнику стать чувствующим и участвующим членом группы, другие обвиняют такого участника в бесчувственности и жестокости, обычно реагируют яростно и даже предлагают ему покинуть раз и навсегда группу. Но, в конце концов, все устают, в свои права вступает разочарование. Время от времени могут снова возникать вспышки активности по отношению к такому участнику.

Психотерапевту же не стоит присоединяться к поиску быстрых изменений. Шизоидный участник группы не меняется под влиянием какого-то драматического события. Изменения могут наступать лишь благодаря длительному, неустанному, кропотливому труду, который состоит из бесчисленного количества крохотных шажков почти неощутимого прогресса. Шизоидные участники группы, прежде всего, нуждаются в новом интериоризованном опыте мира межличностных отношений, а это требует времени, настойчивости и терпения. Конечно, у ведущего группы может возникать соблазн применить какую-нибудь активизирующую технику, чтобы ускорить процесс изменений, но в таком случае существует риск снизить потенциал группы и сделать ее более зависимой от ведущего.

Работая с таким участником группы, ведущему следует фокусироваться на  «здесь и сейчас»; побуждать участника с шизоидными особенностями дифференцировать для себя участников, на самом деле он не относится и не реагирует на всех участников абсолютно одинаково; помогать углублять чувства, которые они называют незначительными и не заслуживающими внимания. Например, шизоидный участник может согласиться, что слегка раздражен, в таком случае ему можно предложить посмотреть на это раздражение сквозь лупу: «Посмотрите на свое раздражение сквозь лупу, опишите в точности каково оно». Существенным является поощрение шизоидного участника к наблюдению за собственным телом. Чаще всего такие люди, имея сложности в том, чтобы что-то почувствовать и назвать, рефлексировать чувство, отдают себе отчет в  соматических и вегетативных компонентах эмоций: потоотделение, комок в горле, покраснение лица, тяжесть в желудке и пр. Имея терпение, группа может постепенно научиться помогать шизоидному участнику переводить телесные ощущения на язык чувств и эмоций.

Пожалуй, самым важным для ведущих, в группе которых присутствует шизоидный участник, оставить мечты о скорых и эффектных изменениях такого человека. Спешка, призывы к  такому участнику быть активнее, человечнее, могут привести лишь к тому, что он не выдержит и просто бросит группу. Однако терпеливое и деликатное отношение к такому участнику группы практически всегда приводит к тому, что он обязательно извлекает из групповой формы психотерапии значительную пользу.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Комментарии

Гость 07.03.2020 12:01:42

Такое впечатление, что вокруг нас в настоящее время сплошные шизоиды с травмированной психикой, а некоторые и с врождённой органикой...

Написать комментарий

Возврат к списку