Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

"Рыбак рыбака...", или "проблема терапевта" как ресурс психотерапии: случай из практики

Подписаться на автора "Рыбак рыбака...", или "проблема терапевта" как ресурс психотерапии: случай из практики
04 Октября 2015 21:43:54
4344

Данная виньетка описывает случай очной включенной супервизии, которая имела место во время одной из супервизионных групп в рамках долговременной профессиональной программы подготовки гештальт-терапевтов. Терапевт Ж., молодая девушка 32 лет, работала с клиентом З., ее ровесницей. Сформулированная З. заявка имела отношение к ее жалобам на социальную фобию, которая доставляла ей довольно много неудобств.

З. испытывала жуткую тревогу, почти панику всякий раз, когда оказывалась в компании более чем одного человека. Ей казалось, что окружающие постоянно наблюдают за ней и при этом оценивают ее очень негативно, причем негативная оценка имела отношение почти ко всем сферам жизни З. – от внешности до интеллекта.

С самого начала сессии Ж. выглядела довольно растерянно, задавала множество вопросов и вела себя так, как будто ответы на них ее особенно не интересовали. После сообщения клиента о том, что она никогда не имела права на свои желания, терапевт покачала головой и замолчала. После паузы в течение нескольких минут Ж. попросила клиента о возможности паузы в сессии с тем, чтобы получить супервизию.

В супервизии Ж. выглядела подавленной и сказала, что не имеет возможности продолжать терапию. На мой вопрос о причинах такого ее состояния ответила, что история клиента попадает в точности в зону психологических сложностей ее самой: Ж. так же, как и ее клиент, каждый раз, когда оказывалась среди незнакомых ей людей, испытывала значительный, почти невыносимый, стыд, при этом ей хотелось «провалиться сквозь землю».

Взгляды окружающих интерпретировались ею не иначе, как осуждение или насмешки. Жгучее чувство стыда она испытывала и сейчас, поскольку рассматривала текущую сессию как профессиональный провал и несостоятельность. На мой вопрос о том, имеет ли она право на свои ошибки и желания в отношениях с окружающими, Ж., разумеется, ответила отрицательно.

Я выразил свое удивление тем, что некоторая схожесть З. и Ж. лишала права последнюю на сохранение терапевтической позиции. Я спросил терапевта, видит ли она какие-либо терапевтические ресурсы в этом сходстве. Ж. ответила, что может лишь попытаться разместить свои замечания о сходстве психологических проблем с З. в контакте с ней, хотя и не видит в этом особой перспективы. Я спросил Ж., видит ли она возможность позволить себе переживать свои чувства, о которых говорила сейчас, в присутствии клиента и продолжать с ним разговор, давая возможность и З. переживать происходящее.

Кажется, эта идея немного вдохновила Ж. и она с опаской спросила: «А так можно?» Получив соответствующее «разрешение на собственное несовершенство», Ж. вернулась в сессию.

Поделившись своими переживаниями относительно схожести беспокоящих обеих участниц терапевтического процесса психологических особенностей, Ж. предложила З. рассказать о своих чувствах, с этим связанных. Терапевт и клиент вскоре переместились в зону своих переживаний, связанных с возникающими в контакте с другими людьми чувствами, фантазиями и т.д. Такая ситуация оказалась благодарной почвой для обсуждения своих желаний, возникающих в некоторых наиболее важных социальных ситуациях. Более того, клиент была поддержана сообщением о схожей феноменологической картине у ее терапевта.

Таким образом, процесс переживания был восстановлен, причем не только у терапевта, но и у клиента. Стыд перестал проявляться токсическим образом и мог быть размещен в терапевтическом контакте. Появившиеся желания, лежащие в основе стыда – принятия, признания и заботы – могли теперь существовать не в «аутичном» режиме, а в процессе переживания в контакте с другим человеком.

Более того, получив такого рода взаимную поддержку, терапевт и клиент смогли даже организовать пространство для экспериментирования в группе, в котором осознанные желания могли найти способ удовлетворения.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Комментировать:


Другие публикации автора:

СТОИТ ЛИ СТРЕМИТЬСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПРОБЛЕМ?
Подавляющее большинство клиентов, обращающихся за психотерапией, так же, как и почти все пациенты медицинских клиник, хотят одного – не болеть и разрешить возникшие проблемы.
Поскольку ваша Жизнь регулируется по большей части концепциями, вы болеете разными болезнями, и у вас время от времени появляются более или менее серьезные социальные, психологические или соматические проблемы, которые требуют разрешения.
ТАКОВА ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА ВООБЩЕ, И ВЫ НЕ ОДИНОКИ  
По всей видимости, и вы когда-то болели и сталкивались с неприятностями. Не удивлюсь, что первое, что приходило вам в голову после того, как получили все свои небольшие бонусы от болезни, была мысль о том, как выздороветь. Даже несмотря на множество вторичных выгод, содержащихся в мотивах болезней, вам вряд ли хочется болеть всерьез.

Кто автор мыслей? И какова природа гениев? Мысль как феномен поля.
Мысль – феномен надфункциональный, т.е. напрямую не имеет отношения к какой-либо из функций self. Причем мысль – это феномен первичного опыта, т.е. принадлежит полю, но не индивиду. В этот момент закономерно возникает вопрос: «Кому же тогда принадлежат великие открытия в науке, гениальные концепции в философии и революционные инновации в искусстве?» Мы привыкли связывать каждое из них с именем того или иного гениального человека, с его поисками и его процессом мышления. Не девальвирует ли предлагаемый тезис значение гения в науке, культуре, философии и искусстве? Полагаю, нет. Уделим внимание двум аспектам этой проблемы.

"Упрощенная" модель Переживания (для тех, кому пока сложно пользоваться полной моделью)
Не удивлюсь, уважаемый читатель, если описанная мною выше динамическая модель переживания показалась вам довольно сложной и, возможно, тем самым трудной для усвоения. Теория self, на мой взгляд, является одним из самых значимых и гениальных изобретений основателей гештальт-терапии Фрица Перлза и Пола Гудмена. Именно она знаменовала собой источник революции в психотерапии, в результате которой появилась сама гештальт-терапия. Вместе с тем по иронии судьбы именно теория self до сих пор остается по большей части не до конца понимаемым теоретическим конструктом и практически не используется в практике психотерапевтов, разве что в степени, доводящей ее до чудовищных форм редукции.
Как мы рождаемся в осознавали? Почему и как именно осознание участвует в нашем появлении в мире?
Вместе с тем позиция эпикурейцев, равно как и голос здравого смысла заставляет нас задуматься над следующим довольно странным обстоятельством. Ладно, положим, мы узнаем о существовании подвала по человеку, выходящему из него и предметам, которые он несет с собой. Но вот что непонятно, так это то, кто же заходит в подвал, когда и как он это делает. Мой ответ на этот вопрос простой, хоть и странный – никто никогда не входит в подвал. Из него всегда лишь кто-то выходит. Более того, именно в этот момент – момент выхода из подвала – происходит акт рождения человека. Хотя точнее было бы сказать акт обоюдного рождения человека и его ноши. Человека без ноши не бывает. До этого его просто не было!
Как выглядит психотерапия, свободная от концепции сопротивления?
Как же выглядит диалогово-феноменологическая альтернатива психотерапии, основанной на парадигме сопротивления? Довольно просто – никакого сопротивления не существует! Оно могло бы существовать в психотерапии, у которой есть некое более или менее заданное направление и, следовательно, ожидания. Но психотерапия разворачивающееся в полном вакууме ожиданий (разумеется, создать такую профессиональную культуру на фоне западного мышления непросто, но вполне возможно, как показывает опыт), просто не предполагает возможности возникновения самой идеи сопротивления. Существуют лишь феномены, витальная динамика которых обеспечивает феноменологический поток, именуемый Жизнью, полем и пр. Вопрос лишь заключается в том, каким образом обеспечивается эта динамика. Фокус нашего внимания направлен исключительно в область переживания. Иначе говоря, мы поддерживаем лишь динамику, обеспечиваемую переживанием и просто наблюдаем за концептуальной динамикой.
Как строить эффективные терапевтические интервенции из ответа на вопрос "Что сейчас происходит?"
Феноменология и производный от неё психотерапевтический метод являются одним из базовых оснований диалогово-феноменологической психотерапии. Однако поскольку феноменологический метод «взят на вооружение» многими направлениями современной психотерапии, в рамках данной работы возникает необходимость определить то своеобразие, с которым он применяется в рамках психотерапии переживанием.

Топ публикаций
Ревность: ее причины истинные и мнимые, что с этим делать Ревность: ее причины истинные и мнимые, что с этим делать По статистике, ревность как причину семейных конфл...
Жертвы эмоционального насилия (Часть 3). Выход. Жертвы эмоционального насилия (Часть 3). Выход. Эмоциональное насилие – это такой способ коммуника...
Методы работы психолога со страхами беременных женщин Методы работы психолога со страхами беременных женщин Беременность – это особое состояние женщины, котор...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice