Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
К оплате: 0.00$


Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

"Рыбак рыбака...", или "проблема терапевта" как ресурс психотерапии: случай из практики

Подписаться на автора "Рыбак рыбака...", или "проблема терапевта" как ресурс психотерапии: случай из практики
04 Октября 2015 21:43:54
4838

Данная виньетка описывает случай очной включенной супервизии, которая имела место во время одной из супервизионных групп в рамках долговременной профессиональной программы подготовки гештальт-терапевтов. Терапевт Ж., молодая девушка 32 лет, работала с клиентом З., ее ровесницей. Сформулированная З. заявка имела отношение к ее жалобам на социальную фобию, которая доставляла ей довольно много неудобств.

З. испытывала жуткую тревогу, почти панику всякий раз, когда оказывалась в компании более чем одного человека. Ей казалось, что окружающие постоянно наблюдают за ней и при этом оценивают ее очень негативно, причем негативная оценка имела отношение почти ко всем сферам жизни З. – от внешности до интеллекта.

С самого начала сессии Ж. выглядела довольно растерянно, задавала множество вопросов и вела себя так, как будто ответы на них ее особенно не интересовали. После сообщения клиента о том, что она никогда не имела права на свои желания, терапевт покачала головой и замолчала. После паузы в течение нескольких минут Ж. попросила клиента о возможности паузы в сессии с тем, чтобы получить супервизию.

В супервизии Ж. выглядела подавленной и сказала, что не имеет возможности продолжать терапию. На мой вопрос о причинах такого ее состояния ответила, что история клиента попадает в точности в зону психологических сложностей ее самой: Ж. так же, как и ее клиент, каждый раз, когда оказывалась среди незнакомых ей людей, испытывала значительный, почти невыносимый, стыд, при этом ей хотелось «провалиться сквозь землю».

Взгляды окружающих интерпретировались ею не иначе, как осуждение или насмешки. Жгучее чувство стыда она испытывала и сейчас, поскольку рассматривала текущую сессию как профессиональный провал и несостоятельность. На мой вопрос о том, имеет ли она право на свои ошибки и желания в отношениях с окружающими, Ж., разумеется, ответила отрицательно.

Я выразил свое удивление тем, что некоторая схожесть З. и Ж. лишала права последнюю на сохранение терапевтической позиции. Я спросил терапевта, видит ли она какие-либо терапевтические ресурсы в этом сходстве. Ж. ответила, что может лишь попытаться разместить свои замечания о сходстве психологических проблем с З. в контакте с ней, хотя и не видит в этом особой перспективы. Я спросил Ж., видит ли она возможность позволить себе переживать свои чувства, о которых говорила сейчас, в присутствии клиента и продолжать с ним разговор, давая возможность и З. переживать происходящее.

Кажется, эта идея немного вдохновила Ж. и она с опаской спросила: «А так можно?» Получив соответствующее «разрешение на собственное несовершенство», Ж. вернулась в сессию.

Поделившись своими переживаниями относительно схожести беспокоящих обеих участниц терапевтического процесса психологических особенностей, Ж. предложила З. рассказать о своих чувствах, с этим связанных. Терапевт и клиент вскоре переместились в зону своих переживаний, связанных с возникающими в контакте с другими людьми чувствами, фантазиями и т.д. Такая ситуация оказалась благодарной почвой для обсуждения своих желаний, возникающих в некоторых наиболее важных социальных ситуациях. Более того, клиент была поддержана сообщением о схожей феноменологической картине у ее терапевта.

Таким образом, процесс переживания был восстановлен, причем не только у терапевта, но и у клиента. Стыд перестал проявляться токсическим образом и мог быть размещен в терапевтическом контакте. Появившиеся желания, лежащие в основе стыда – принятия, признания и заботы – могли теперь существовать не в «аутичном» режиме, а в процессе переживания в контакте с другим человеком.

Более того, получив такого рода взаимную поддержку, терапевт и клиент смогли даже организовать пространство для экспериментирования в группе, в котором осознанные желания могли найти способ удовлетворения.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Условия эффективности психотерапевтических интервенций
С позиции традиционной психотерапии использование в терапевтическом процессе интервенций, основанных на непосредственном осознавании и переживании, представляется делом более простым, чем апеллирование к «психотерапевтической науке». Однако это глубочайшее заблуждение. Опора в процессе терапии на непосредственный опыт предполагает использование значительно более сложного и в той же мере опасного инструмента.
«Я такой, потому что ты есть». Вклады в контакт его участников принципиально неразделимы
Ещё один важный аспект диалогово-феноменологической психотерапии проистекает из того обстоятельства, что мы рождаемся в контакте не отдельными существами, а всегда в связи с кем-то или чем-то. Ведь, напомню, Человек – это «определённый-человек-в-определённом-контакте». И на психотерапевта этот тезис распространяется в полной мере. Меня как профессионала не существует в отрыве от моих клиентов. Никогда. Как только тот или иной человек появляется в моём кабинете, он тут же создаёт меня в той же мере, в какой и я создаю его.
Случай из психотерапевтической практики: Стоит ли терапевту внимательно относиться к своей жизни во время психотерапии?
Женщина В., 39 лет. Пришла на прием, поводом к которому послужили сложности в установлении и поддержании отношений с мужчинами. Она была дважды замужем, оба раза неудачно. Все бывшие ее мужья описывались В. как «эгоистичные, думающие только о себе и отвергающие». Оба в итоге развития семейных отношений ушли к другим женщинам. Разводы В. переживала крайне тяжело, поскольку успевала очень привязаться к мужчинам.


Как и почему формируются концепции, которые потом тиражируют реальность нашей жизни?
Тот факт, что концепции рождают и постоянно репродуцируют хроническую реальность феноменологического поля, уже ясен. А вот как формируются сами концепции, пока нет, поскольку до сих пор этот аспект находился за пределами нашего обсуждения. Каков же источник формирования феноменологических конгломератов, структурирующих поле и фиксирующих его в рамках self-парадигмы? Ответ на этот вопрос не так прост. Путей формирования парадигмальных личностных концепций[1] множество.
ПОЧЕМУ ИНОГДА НЕ СТОИТ ГОВОРИТЬ О СВОИХ ЧУВСТВАХ?
Что делать с чувствами, чтобы понять немного больше о себе?

Мы часто думаем, что знаем, что чувствуем и как с этим быть, но мы практически ничего не знаем о том, как лучше всего обходиться с чувствами.
Мало просто сказать человеку, на которого вы злитесь, что вы злитесь, и разместить напряжение в контакте, хотя, это хороший способ.
Очевидный плюс в том, что вы адекватно и прямо распоряжаетесь этим чувством в контакте.
Очевидный минус в том, что, сообщив человеку о чувстве, вы всего лишь сбрасываете то напряжение, которое у вас есть и больше не чувствуете его.
Но решает ли это первопричину чувства?

КАК НАШИ ЦЕННОСТИ И УБЕЖДЕНИЯ ПОРТЯТ НАМ ЖИЗНЬ?
Могут ли принципы, ценности и убеждения портить жизнь? Наши ценности, принципы и убеждения появляются неспроста. Они делают нас теми, кто мы есть. Мы называем себя врачами, студентами, мужьями, женами и профессионалами потому, что у нас есть некие представление о себе. Когда мы рождаемся, ничего этого у нас нет. У нас нет ценностей, которые бы структурировали нашу жизнь, и принципов, на которые бы мы опирались. Чем больше мы развиваемся и включаемся в социальный контекст, тем больше ценностей и убеждений у нас появляется.

Топ публикаций
Не сцы – делай! Руководство начинающего психотерапевта. Не сцы – делай! Руководство начинающего психотерапевта. В тексте описаны техники, с помощью которых удобно...
Перестаньте себя дарить! Перестаньте себя дарить! А как же жертвенность? Самоотдача? Отдавать все, н...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice