Психологический порлат Psy-practice

На приеме 09 Ноября 2018 Румянцева Екатерина

Просмотров: 1339 Поделится:

Путь терапевта: от хрупкости до устойчивости

В своем развитии "молодой", то есть, начинающий, психотерапевт проходит определенный путь. Думаю, у учеников разных школ встречаются свои нюансы, т.к. направление и профессиональное сообщество накладывают определенные отпечатки. Но основные моменты - сначала хрупкая терапевтическая идентичность, потом гибкая и устойчивая - есть у профессионалов независимо от направлений. То есть, терапевт проходит путь от хрупкости идентичности к ее гибкости и устойчивости.

Развитие и укрепление профессиональной идентичности мне видится таким, потому что:

а) это логика общего присвоения идентичности;

б) то, что я читала и слышала от коллег про процесс терапевтического развития, идет таким образом;

в) мое развитие было таким - от хрупкости к гибкости и устойчивости, и я его еще хорошо помню.

Расскажу об этом пути. Думаю, тем, кто находится в волнующих процессах работы с первыми клиентами, мой текст может быть поддержкой, а остальным будет просто интересно.

Сначала терапевт находится в ужасе от того, что он терапевт. Это можно сравнить с шизоидно-параноидным периодом развития по Мелани Кляйн (1). По себе помню этот период - да, страшно. Страшно обозначать себя как терапевта, давать первые объявления, говорить друзьям и знакомым, что приглашаю клиентов. Потом ждать отклика и пребывать в неизвестности, когда же придет первый клиент. Этот ужас - ожидаемая часть развития. Он может быть более переносимым, если регулярно тренироваться - работать в тройке, на супервизорской группе, поехать на интенсив терапевтом. Тем, кто имеет психологическое образование и работает психологом, в чем-то еще проще, навык диагностической и консультативной работы очень поддерживает.

Потом приходит первый клиент и тогда начинается другой волнующий период - стыд. С клиентом надо как-то работать! Мне очень отзывается то, как Катерина Бай-Балаева (2) описала этот период как нарциссическую уязвимость терапевта. То есть, первые клиенты - это боль "нарциссической головы" (по динамической концепции личности). Хочется быть хорошим терапевтом, но пока непонятно, как. В этом периоде много страха самозванства.

Плюс ко всему, актуально и другое опасение, что клиент придет на проблему, на боль терапевта. Тогда терапевту может быть очень сложно. "Это потому, что у начинающего терапевта везде болит, куда не ткни, там больно" (3). Сначала меня эта идея возмутила. Есть же личная терапия, не должно уже везде болеть, ведь много уже освоено про себя. Но теперь я с этим тезисом могу согласиться. На фоне обострившихся страха и стыда от начала практики у молодого терапевта может "болеть" везде, все клиентские темы могут отзываться личной проблематикой, сколько бы не было личной терапии до этого. Это происходит, потому что консультации первых клиентов сильно поднимают общий уровень тревоги. Плюс ко всему, клиенты, как правило, обращаются в состоянии кризиса, то есть, это люди в тревоге. И на фоне общей высокой тревоги в поле, на фоне естественного для этого периода страха обнаружения самозванства, страха быть неполезным терапевтом - очень легко потерять ощущение своего тела, подзабыть себя, попасть в слияние непонятно с какой фигурой и провалиться в аффект. Это не самый приятный для терапевта период, но его не миновать. Тут очень поддерживает динамическая супервизия на свою работу, чтение статей по работе (и про работу с конкретной проблематикой, и просто размышления про терапию) и все то же - работа в "тренировочных" условиях.

Это и есть период болезненной хрупкости терапевта. Терапевт остается терапевтом (самое важное это оставаться с клиентом (4)), выдерживает и контеинирует сложные переживания, при этом ему/ей приходится очень сложно: много страха и стыда. После потери терапевтической позиции надо собираться, иногда надо собираться как будто бы с нуля. В этот период здорово напоминать себе о том, что уже сделано - есть такой-то опыт, такие-то навыки. И хорошо бы найти себе на этот период коллегиальную среду, которая будет поначалу поддерживающей. Ведь сначала надо понять, где ты есть и каков твой реальный размер, чтобы потом расти. То есть сначала побыть в зоне актуального развития, потом озаботиться насыщением зоны ближайшего развития.

И постепенно от этой точки хрупкости терапевтической позиции происходит разворот. Есть разные точки, которые могут оказаться "тропинками", по которым можно двигаться к более устойчивой и одновременного гибкой терапевтической позиции.

Обозначу некоторые:

Первая точка - наработка опыта. Регулярная тренировка в безопасной среде позволяет обретать устойчивость. Все просто: если терапевт больше тренируется, то приобретает больше навыка. Больше навыка работы - проще вернуть себя в терапевтическую позицию, если она была потеряна, проще восстанавливать свою терапевтическую самооценку, проще решаться на творчество в терапии.

Вторая точка - признание своих чувств частью полевой ситуации. Есть клиент, терапевт и ситуация терапии. Чувства, которые есть у терапевта - это часть ситуации терапии. Можно не бороться с ними ("Как мне стыдно, что я такой несовершенный терапевт, что-то важное с сессии пропускаю - надо себя улучшить!"), а рассматривать их как часть ситуации: если эти чувства возникают в поле работы с данным клиентом, то что они говорят о вашей работе? Если терапевт в стыде - то что это может говорить о темах, с которыми пришел клиент, о состоянии клиента? А если терапевт в страхе, то почему? Это все очень любопытные вещи, ведь чувства могут быть ключами к фигурам избегания сессии.

Третья точка - признание своей растерянности как части неизбежного. Работа будет подкидывать что-то новое и сложное. И потому, что так жизнь устроена: непонятно, что дальше будет, - и потому, что происходит постепенное когнитивное и эмоциональное усложнение терапевта. Чем больше знаешь и умеешь, тем больше вопросов. Как мне думается, невозможно стать терапевтом, не испытывающим растерянности, стыда, сомнений, терапевтом до конца понимающим что же такое терапия. Понимание того, что такое терапия, мне кажется скорее процессуальным действием. Это то, о чем периодически размышляешь и проводишь переоценку - что же такое моя терапия.

Четвертая точка - коллегиальная поддержка. Важно найти "своих", например, достаточно подходящего супервизора, достаточно дружелюбную и продвигающую коллегиальную среду (и вертикально, и горизонтально организованные коллегиальные связи), достаточно хорошего ко-терапевта, чтобы пробовать вместе делать мастерские, проявляться на конференциях (вместе не так страшно).

Про личную терапию писать не хочу, это что-то сродни очевидному - она полезна.

По мере освоения этих "тропинок" терапевт становится более уверенным, компетентным. Это важные части профессиональной позиции, которые ведут к более гибкой и устойчивой профессиональной позиции.

Дальше происходит что-то вроде того, что бывает у студентов: после того, как хорошо поработал на зачетку - она начинает работать на тебя. То есть, появившаяся гибкая и устойчивая терапевтическая идентичность работает на развитие и поддержание устойчивой практики.

Терапевт становится более привлекательным для клиентов, потому что выглядит "стабильной фигурой". По человеку становится видно, что к нему/ней можно обратиться со сложными переживаниями, можно обратить сложные переживания на него/нее, если что. Терапевт выдержит, не рассыплется, не будет мстить. Как в стихотворении: "тормозите лучше в папу, папа мягкий, он простит" (5). Терапевт, освоившийся в своей профессиональной позиции, остается в сессии с клиентом, не замирая, не теряя чувствительности к себе, его/ее присутствие более гибкое. И клиентам в сложных чувствах самим от этого становится проще. Ведь, когда у тебя кризис, то хорошо, когда есть тот, об кого можно затормозить.

Подводя итого этой статьи. Путь от хрупкого терапевта до просто достаточно хорошо работающего и устойчивого терапевта - это обычная дорога, которую можно осилить. Важно хорошее отношение к себе и умение строить себе подходящую поддерживающую и развивающую профессиональную среду. Это все будет способствовать постепенному накоплению опыта и стабильному профессиональному росту, что приведет к построению практики.

Что-то вроде списка источников:

1) эту идею я услышала на лекции Марии Михайловой на конференции МГИ в Раменском, 2017.

2) Статья Катерины Бай-Балаевой про супервизию, находится через поисковики.

3) По-моему, это было в одной из лекций Алексея Смирнова на супервизионном шаттле для терапевтов, 2016.

4) Об этом говорила Елена Калитеевская на нашем базовом курсе гештальт-терапии. Неточная цитата: "Терапевт - это тот человек, который остается последним в контакте со сложными чувствами клиента. Тем людям, к кому они обращены, их выразить невозможно. Остается терапевт".

5) Григорий Остер "Вредные советы". :)

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку