Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Потребность клиента контролировать психотерапевта. Трудный клиент - манипуляции в психотерапии.

Подписаться на автора Потребность клиента контролировать психотерапевта. Трудный клиент - манипуляции в психотерапии.
05 Августа 2016 09:47:26
3287

Манипуляция может быть определена как «произвольное оказание влияния на других людей или установление контроля над их поведением с целью извлечения выгоды посредством убеждения, обмана, соблазнения, принуждения, индукции или вызывания чувства вины». При помощи этого термина практически всегда описываются попытки клиента контролировать отношения; если же это делает сам психотерапевт, это называется «искусное управление поведением клиента».

Клиенты могут манипулировать множеством различных способов, прямо или косвенно, сознательно и бессознательно. Прямая манипуляция включает попытку диктовать свои условия, принуждать психотерапевта давать обещания или гарантии. Косвенные манипуляции распознать бывает куда труднее, клиенты проявляют при этом недюжинную изобретательность. В работе Мерфи и Гьюза описаны некоторые наиболее распространенные формы манипуляции. Я приведу их ниже, сопроводив соответствующими примерами.

- Неразумные требования. Извините, что беспокою вас дома, но я не могу заснуть. Вы не могли бы как-то помочь мне?

- Контроль условий, на которых проводится психотерапия. Вы никогда не говорили мне, что об отмене встречи по причине моего плохого самочувствия надо предупреждать за сутки. Я думал, вы имеете в виду тот случай, когда я вообще хочу прекратить терапию. Мне все же хотелось бы договориться о следующей сессии, конечно, только в том случае, если мы удалим это недоразумение.

- Выпрашивание обещаний. Вы сказали, что я могу позвонить вам, если почувствую себя хуже. Хотелось бы знать, относится ли к числу опасных симптомов головная боль?

- Требование особого внимания. Я знаю, что вы обычно не работаете вечером по средам, но не могли бы вы в виде исключения встретиться со мной в эту среду?

- Самоосуждение. Даже не знаю, почему вы так хорошо относитесь к такому человеку, как я. Я совершенно не заслуживаю такого внимания.

- Выражение неудовлетворенности. А я-то надеялся, что вы не такой как все другие психотерапевты, с которыми мне довелось общаться. Но и вы можете быть жестоким.

- Угроза причинить себе вред. Надеюсь, в течение ближайшей недели со мной все будет в порядке. Если же я решусь на самоубийство, хотелось бы заранее вас поблагодарить за все, что вы для меня сделали.

 Войдя в офис и еще не успев сесть, она первым делом повернула часы так, чтобы не было видно циферблата. «Не люблю, когда смотрят на часы. Это меня нервирует. Я бы просто сидела и считала минуты».

Затем она изложила свои требования: она заплатит не больше определенной суммы; причем сделает это только после получения медицинской страховки; я не буду ни при каких обстоятельствах встречаться с ее мужем; встречаться со мной она может только в среду или четверг в пять вечера. Устраивает ли это меня?

- Почему нельзя поговорить с вашим мужем? - я был настолько ошарашен, что не придумал лучшего вопроса.

- Потому что он не знает, что я здесь, он не позволил бы мне прийти, если бы знал. И еще: вы не должны звонить мне домой, поэтому я не дам вам своего телефона. Счета будете посылать на адрес офиса.

После этой первой встречи дела пошли лучше. Я решил ей не перечить. (Она напомнила мне задиристую одноклассницу: я все время боялся, что она меня побьет.) Я проявил небывалое терпение и покладистость, что мне обычно дается с трудом - я не люблю, когда ситуация выходит из-под контроля. Но я набрался терпения и решил переждать. Возможно, в этот день я был очень уверен в себе.

В промежутке между второй и третьей встречами я получил сообщение на автоответчик с просьбой позвонить ей. Дождавшись очередного перерыва, по прошествии нескольких часов я позвонил ей.

- Алло.

- Здравствуйте. Я Джеффри Коттлер, вы просили меня позвонить.

- Вы всегда так долго ждете, прежде чем позвонить?

- Простите, не понял?

- Я имею в виду, всегда ли проходит столько времени, прежде чем вы делаете ответный телефонный звонок?

- Это мой первый перерыв, - ответил я более кротко, чем хотелось бы.

- Это отговорка. А что если со мной произошел несчастный случай?

- По-видимому, это не был несчастный случай. Чем могу быть вам полезен?

- Я хотела бы знать, можно ли перенести нашу встречу со среды на четверг? Только на этой неделе, - поспешила она добавить.

- Сожалею, но у меня нет свободного времени. - Я не хотел идти на уступки.

- Если вы такой упрямый, придется мне поискать более сговорчивого психотерапевта.

(Сговорчивого? Она обвиняет меня в отсутствии гибкости? Эта женщина не смогла смириться даже с тем, что я повесил в офисе новую картину - тут же это прокомментировала, и она еще утверждает, что я упрямый? Это проекция!)

Итак, я ответил:

- Вероятно, вы правы.

Я тут же пожалел о сказанном. Я ведь знал, что она проверяет меня, но не смог ответить так, как был должен. В тот момент мне просто хотелось избавиться от нее.

Она пошла мне навстречу и повесила трубку. Спустя несколько дней клиентка вновь позвонила и оставила свое сообщение. Я немедленно ей перезвонил, хотя в приемной меня ожидал клиент. Никто из нас ни словом не обмолвился о прошлом инциденте, но каждый по-своему извинился - она, вновь позвонив мне, я - сразу же уделив ей внимание.

Спустя несколько месяцев она умерила свои требования. Данная клиентка приучила меня поворачивать часы, но однажды я забыл это сделать. Я понял, что допустил оплошность, лишь спустя час и решил ее не исправлять. Я провожал свою клиентку к двери, когда она вдруг улыбнулась, тронув меня за плечо: «Ну как? Думаете, я не заметила? Полагаю, мое состояние улучшилось, не так ли?». Я улыбнулся в ответ.

Клиенты, склонные контролировать ситуацию, полагают, что заслуживают особого обращения. В детстве они, как правило, закатывали истерики, чтобы добиться своего; став взрослыми, они изобретают более изощренные способы властвовать над окружающими. Они готовы хныкать, предъявлять бесконечные требования или вставать в позу обиженного — в зависимости от ситуации, чтобы настоять на своем.

По мнению некоторых авторов, потребность контролировать ситуацию обусловлена, главным образом, недостатком свободы. Когда человек ощущает собственное бессилие в различных сферах своей жизни, он пытается взять под жесткий контроль ход психотерапии. При отсутствии внутренней силы люди стремятся проявлять силу внешнюю, чтобы создать иллюзию свободы.

Брем и Брем назвали свою теорию теорией реактивности: согласно ей, мотивация к контролю ситуации в небольших дозах может быть вполне оправданной, поскольку позволяет сохранить известную автономность. Другие авторы развили эту теорию и стали выделять ситуационную и характерологическую реактивность. Последняя является отличительной особенностью трудных клиентов, для которых контроль, принуждение и манипулирование становятся образом жизни. При ситуационной реактивности, которая, по мнению авторов, представляет собой не что иное, как сопротивление в обычном смысле этого слова, клиент пытается защитить себя от временной беспомощности.

Существуют и другие преимущества контролирующей позиции. Обсуждая динамику склонных к контролю клиентов, Фьор описывает некоторые наиболее примитивные виды защиты, которые используют эти люди с целью добиться своего, сохраняя при этом близкие отношения: экстернализуют конфликты для того, чтобы держать свое окружение на безопасном расстоянии, используют психотерапевта в качестве контейнера для пугающих импульсов. Наиболее распространенная защита- проективная идентификация, благодаря которой клиент обретает способность отмежеваться от неприемлемых чувств, приписав их психотерапевту, а сам наслаждается тем, что отрицает их в себе. Фьор приводит пример описания этого процесса самим клиентом, склонным контролировать ситуацию:

Сближаясь с кем-нибудь, я начинаю приписывать ему негативные черты. Даже зная, что эти качества присущи мне самому, я иногда думаю, что другой человек проявляет их в отношении меня. Временами мы словно обмениваемся ударами, поэтому я утрачиваю представление о том, что и в какой последовательности происходит. Наконец я окончательно запутываюсь. Теперь, когда вы указали мне на это, я разумом понимаю происходящее, но это ничего не меняет. Окружающих раздражает во мне, главным образом, склонность контролировать ситуацию. Это происходит потому, что я приписываю дурные намерения другому и вынужден, чтобы не быть обманутым, держать все под контролем.

Таким образом, задача психотерапевта состоит в том, чтобы спокойно отнестись к потребности клиента отыгрывать контролирующий сценарий и контейнировать переживания клиента, не принимая происходящего близко к сердцу. Секрет того, как быть хорошим «контейнером», по мнению таких экспертов по данному вопросу, как Уинникотт, Байон и Кернберг, заключается в том, чтобы сохранять эмпатическую установку, одновременно меняя параметры психотерапевтической среды, пока у клиента отпадет потребность в использовании защитных механизмов. Конечно, психотерапевту все равно не уйти от извечной проблемы: принять на себя удар, не испытывая при этом гнева и разочарования!

Эшли при первой же встрече завела разговор о том, как ей не повезло с предыдущими психотерапевтами. «Вы даже не можете себе представить, насколько упрямыми могут быть люди. Я не всегда так сильно опаздываю, но один терапевт заявил, что не будет общаться со мной больше, чем в течение отведенного для сессии времени, даже если бы его в приемной не ожидал следующий посетитель. Вот почему вы мне так нравитесь. Я же не виновата, что именно сегодня на дорогах были пробки, и я ценю, что вы позволили мне остаться дольше положенного времени».

Это, без сомнения, было предупреждением. Она практически излагала свой план, в соответствии с которым собиралась испытывать терпение психотерапевта. Он попался в ловушку, но положение его не было безнадежным; у него сохранялась возможность изменить уже установленные нормы повеления. Такие профилактические действия являются наиболее эффективными при работе со склонными к доминированию клиентами: следует вмешаться до того, как нежелательное поведение клиента станет привычным.

Клиентам крайне важно сохранить некоторую способность влиять на происходящее в угрожающей ситуации. Особенно уязвимые люди пытаются установить гораздо более жесткий контроль, чем это необходимо или оправданно; наша задача помочь им постепенно ослабить свой контроль, чтобы они при этом не утратили чувства собственною достоинства. Эта терапевтическая задача требует искусного сочетания высокой толерантности к индивидуальным различиям, с одной стороны, и умения установить жесткие правила поведения, когда того требует ситуация с другой стороны. Склонный к доминированию клиент в конце концов выучивает одну из основных наших заповедей: умение контролировать ситуацию относится скорее к внутреннему состоянию человека, чем к внешним проявлениям. Оно отражает уверенность человека в своей способности функционировать в трудных ситуациях и возможности сохранить при этом стабильность.

Dowd ET, Seibel CA A cognitive theory of resistance and reactance: Implications for treatment . Journal of Mental Health Counseling, 1990

Fiore,R.J.,Toward engaging the difficult patient/Journal of Contemporary Psychotherapy, 1988

Jeffrey A. Kottler. The compleat therapist. Compassionate therapy: Working with difficult clients. San Francisco: Jossey-Bass. 1991 (автор текста)

Murphy, G.E., Guze, S.B. Setting limits: The Management of the Manipulative Patient/American Journal of Psychotherapy. 1960



Теги: Психосоматика, Психотерапия, Заметки психолога, Методики
Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Топ публикаций
Нужно ли избавляться от негативных эмоций Нужно ли избавляться от негативных эмоций Часто люди, приходящие в мой кабинет, выражают жел...
Игольное ушко Просветления (фрагмент книги №2) Игольное ушко Просветления (фрагмент книги №2) ПРОСВЕТЛЕНИЕ – это не процесс. Любые слова и...
Семь источников психосоматических заболеваний Семь источников психосоматических заболеваний Психосоматические заболевания различаются не тольк...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

яндекс.ћетрика