Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Помоги другому

Подписаться на автора Помоги другому
11 Марта 2017 19:37:02
1339

- Здравствуйте,- вежливо начинает разговор приятный женский голос, - а как записаться к Вам на прием.
Я уточняю суть запроса (отношения в семье, проблемы в сексуальной жизни пары), рассказываю про стоимость и условия приема. Девушка говорит, что ее все устраивает, обсуждаем свободные часы в расписании, и вдруг…
- Нет, в пятницу он работает допоздна, давайте в субботу.
- Кто работает допоздна? – на автомате переспрашиваю я.
- Ну, муж. Который придет к Вам на прием.
- Муж придет? Или Вы? Или Вы семейную консультацию хотели?
- Нет, я хочу, чтобы к Вам муж пришел. Ну, чтобы Вы ему помогли наладить отношения со мной.
Так. Приехали.
- Это муж Вас попросил узнать, - с надеждой спрашиваю я, и уточняю: Давайте тогда лучше он сам мне позвонит, и мы с ним договоримся?
- Нет, он не позвонит, он вообще еще не знает, что я его к Вам записала.
Эта ситуация – не анекдот. Довольно часто люди пытаются «пристроить» к психологу человека, который даже не собирался к нему обращаться. Мотивы бывают разные: иногда друзья и родственники уверены, что человеку нужна помощь, поэтому просто навязывают ему психологическую консультацию. «Ну, не могу я смотреть, как он мучается, я же знаю, что так ему станет легче». Иногда – хотят, чтобы психолог помог им «повлиять» на отбившегося от рук члена семьи: «Вы ему скажите, чтобы он изменил свое поведение, Вас он послушается». Порой – это попытка справиться с собственной тревогой: «Вы просто проверьте, все ли в порядке, и потом скажите мне». Иногда людям кажется, что отравить человека к психологу – это как записать ребенка в кружок или к доктору: я решил, я записал, я привез, подождал за дверью. Увы, такое работает только с детьми, да и то – не всегда. Взрослый человек должен сам принять решение о том, хочет ли он работать со специалистом. И есть ли у него проблемы.
Такие люди очень обижаются, когда психолог говорит им, что он их супруга, друга, ребенка – не примет. Ну, что значит, без запроса от клиента ничего не получится – Вы же профессионал. Ну как так, нарушение личных границ – какие границы между близкими, Вы что, сомневаетесь, что ближе меня у него никого нет? Почему не можете сказать то, что попросил – я же Вам деньги плачу.
Существует множество причин, по которым ни один психолог не может исполнить запрос такого рода. Во- первых,
Психотерапия – это работа.
Совместная работа двух людей: терапевта и его клиента. Психолог не может запустить изменения в человеке, нажав на волшебную кнопку, если клиент не собирается меняться. Психолог не может «исподволь» осчастливить кого-то, снять тревогу, «замотивировать» на что-то, ничего такого не может. Психолог помогает человеку разобраться с собой, но в конечном счете клиент работает сам, и если сам клиент ничего менять в себе не собирается – это будет «дохлый номер». Кстати, вопреки мифам и слухам, гласящим что психологу выгодно «зазря» брать деньги как можно дольше, ничто так не способствует выгоранию специалиста, как бесполезная «терапия» без терапии. Не стоит вся та палитра чувств (от беспомощности до отчаяния, от усталости до раздражения, от сомнений в собственной работе до полного истощения своего ресурса), которую психолог испытывает, раз за разом проводя бесполезные, безрезультативные встречи с клиентом, который меняться не хочет, тех денег, которые Вы ему платите. Поверьте, психолог уже вложил кучу времени, сил, денег и эмоций в то, чтобы научиться хорошо делать свою работу.  И он ценит каждый час своего рабочего времени слишком высоко, чтобы тратить его на бессилие.
Во-вторых,
Психотерапия – это личные отношения.
Да, в отличии от медицинских отношений, психотерапевтический альянс – это, в первую очередь, личный контакт с клиентом. И отправлять кого-то к психологу – почти то же самое, что женить между собой незнакомых людей без их на то согласия. Как бы Ваш друг, родственник или супруг ни нуждался в помощи, Вы не можете «подсунуть» ему человека, с которым у него автоматически сложится контакт, которому он сможет довериться, в которого он просто сразу поверит. Посоветовать, познакомить, порекомендовать – можете. Заставить – нет. А «стерпится – слюбится» в данном случае не работает, потому что заставить кого-то терпеть вмешательство без согласия невозможно.
В-третьих,
Психотерапия – это конфиденциальность.
Поэтому влиять на ход терапии, объяснять психологу, что именно Вы хотите изменить в близком человеке, выяснять какие-то подробности («Вы спросите, что у нее там такое происходит, а то она мне не говорит») – Вам никто не даст. Даже если за встречи платите Вы. Даже если Вы – выступаете в роли заказчика. Самое простое объяснение: нам не позволяет выносить что-либо за рамки терапии профессиональная этика. Но этика – это не просто свод правил, которые нам приходится выполнять. Законы профессиональной этики, как и правила техники безопасности, условно говоря, «написаны кровью». И их нарушение приносит столько вреда всем участникам событий, что компетентному специалисту даже не в голову не придет «попробовать», и Ваше «да я никому не скажу» тут не поможет. К тому же, психолог всегда остается на стороне обратившегося к нему клиента. Что бы ни происходило. Не на стороне его мамы, папы, мужа, жены, друга – и это отличает терапевтические отношения от бытовых.
То же самое можно сказать и о информации «про клиента», поступающей от Вас. Не надо ничего рассказывать терапевту о его клиенте («Он сам никогда Вам не скажет, но на самом деле он…» или «Думаю, его проблема в том, что…», и вообще «Понимаете, он такой человек…»). Нет, пожалуйста, не делайте так! Во-первых, Вы нарушаете границы того, кто отправляется в кабинет. Во-вторых, Вы заранее вносите в контекст отношений клиента и терапевта что-то, чего там быть не должно. Вы не позволяете терапевту работать непосредственно с реальностью клиента, привнося в нее собственные фантазии и догадки, собственное отношение к ситуации, собственные запросы. Просто поверьте: в терапии важно, что говорит сам клиент, и то, что видит психолог во время приема. Только во время приема, только внутри кабинета. То, что видите Вы в своих отношениях с человеком, обратившимся за помощью, психологу знать и видеть не надо. Как не надо формировать собственное видение клиента, исходя из Ваших рассказов.
В-четвертых,
Психотерапия – это очень интимно.
Это совместная деятельность двух людей, которых связывают между собой очень необычные, но очень личные взаимоотношения. Каждый раз альянс, возникающий между психотерапевтом и его клиентом, уникален – он полон разнообразных чувств и переживаний, переносов, проекций, маленьких открытий. И анализ этих отношений – это довольно большая часть самой терапевтической работу, потому что те оттенки чувств, которые возникают между клиентом и психологом, гораздо больше говорят о клиенте и его особенностях, чем то, что он непосредственно о себе рассказывает.  Вторжение в этот процесс нарушает его эффективность, сводит на нет всю ювелирную работу, которую специалист проделывает, устанавливая и анализируя возникающие в кабинете реакции со стороны клиента и свои собственные.
В-пятых,
Психотерапия – это взросление.
Одна из сторон психотерапевтической работы – это помощь клиенту в достижении личностной зрелости, в формировании его границ, это освобождение клиента от зависимостей, работа над сепарацией. И если работа уже начинается с нарушения границ человека, с того, что кто-то что-то решил за него, эта работа по определению начинается очень плохо.
Если Вас беспокоит состояние близкого человека, если Вы считаете, что он нуждается в помощи, если Вам почему-то очень хочется, чтобы он обратился к психологу или психотерапевту, Вы можете сказать ему об этом. И даже порекомендовать конкретного специалиста, если у Вас есть на этот счет сложившееся мнение. Больше Вы не можете сделать ничего. Ни просить его «обязательно пойти», ни требовать, ни шантажировать («если ты не пойдешь к психологу, между нами все кончено»). Ни записывать его на встречу принудительно. Ни влиять на ход терапии, ни контролировать процесс. Исключение составляет только ситуация, когда Вы обращаетесь к медицинскому терапевту или клиническому психологу с запросом, касающимся человека, имеющего психиатрический диагноз, что ограничивает его вменяемость и дееспособность, утратившего критичность по отношению к своему состоянию.
Зато Вы можете пойти к психологу сами. Поговорить о том, как и почему состояние этого человека так Вас беспокоит. Что заставляет Вас пытаться решить все за него, почему Вы не можете отпустить иллюзию контроля, почему Вам так важно пытаться повлиять на то, на что Вы повлиять не можете. Какие чувства вызывает в Вас Ваше бессилие в попытках что-то изменить и наладить в этих взаимоотношениях. И это будет и правда интересная работа, полезная в первую очередь – Вам, а во вторую – Вашим взаимоотношениям и с тем, кто Вам беспокоит, и с миром в целом.


Теги: психотерапия, на приеме, из опыта, истории, клиенты, внутренняя кухня
Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться



Топ публикаций
Я свободен! Я на вершине мира! Я свободен! Я на вершине мира! Об изменении в смыслах базовых понятий ответственн...
Как договориться с мужем Как договориться с мужем Один из частых запросов клиенток: Мой муж ведет се...
Семья, как современные врата в духовность Семья, как современные врата в духовность взгляд на функции современной семьи и её роль в д...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях