Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Подростковая любовь и преодоление запрета проявляться

Подписаться на автора Подростковая любовь и преодоление запрета проявляться
20 Сентября 2017 21:30:50
719

Это история о том, как любовь инициирует трансформацию и приносит перемены в нашу жизнь.

Обычно в начале семинара по преодолению запрета проявляться я прошу людей нарисовать этот самый запрет. Бывают повторяющиеся мотивы, например, образ клетки, или мотив хаоса, или точка внутри пустого пространства, или прутья, которые охватывают что-то. Но иногда человек делает рисунок, которого никогда до этого не было. И вот новый участник, назову его Иннокентий, нарисовал в центре листа большой красный восклицательный знак. Иннокентий – человек примерно сорока лет, у которого прекрасно получается писать и на письме формулировать мысли, а вот выразиться в жизни, в личном общении – большая проблема. Именно в тот момент, когда он что-то чувствует или когда приходит мысль, он не может высказать её непосредственно, и вместо того, чтобы пойти на контакт, уходит в теоретизирование и осмысление. Про себя он рассказал, что преподаёт философию, развивает своё направление, и как преподаватель он вполне успешен. А в контактах с людьми ему не хватает живости. Живёт он один, не женат, детей нет.

                Мы начали с ним работать, и я предложила пойти на роль восклицательного знака, рассказать, что он говорит. Для Иннокентия это было непривычно, как для всякого человека, которого впервые просят пойти на роль его же метафоры. Я продолжала разговаривать с ним: «Ты восклицательный знак, скажи пожалуйста, как ты относишься к Иннокентию? Что ты ему говоришь? Что ты делаешь для него?» Он ответил: «Я его защищаю от риска». Я спросила, как давно восклицательный знак вместе с Иннокентием, и здесь он никак не мог определиться и сказать точно, в какой период жизни он появился. Почувствовав его неуверенность, я попросила Иннокентия выйти из роли своего запрета и сесть на стул напротив, в роль самого себя, разговаривающего с восклицательным знаком. Как в этой роли откликнутся его слова?

Из новой роли Иннокентий разговаривал с гораздо большей твёрдостью и определённостью. Он сказал, что был период детства, когда у него не было вот этого ступора в общении с людьми, он был достаточно свободен. Получается, восклицательный знак появился в его жизни позже. Но когда именно?

Тут Иннокентий действительно ударился в теоретизирование. Он сделал несколько предположений, но с такой интонацией и мимикой, что поверить в какое-то из них было трудно – казалось, он сам все равно понятия не имеет, когда конкретно появился его запрет.

Я предложила ему посмотреть на эту сцену из зеркала, попросила других участников тренинга войти в роли и произнести его слова. Таким образом он еще раз услышал разговор элементов своего внутреннего мира. И после этого отозвался с большой определенностью:

 - Я точно знаю, когда это появилось. Это мне было 17 лет, у меня была девушка, но я с ней вел себя не очень хорошо. Я загуливал, пил, уделял внимание другим девушкам. Она просила меня не вести себя так, но я не обращал на её слова внимания. В конце концов, она бросила меня. И я приходил к ней много раз, просил её остаться, пресмыкался перед ней, но она мне не верила, не возвращалась. Помню, она попросила меня проводить её на свидание с новым молодым человеком. Было поздно, я пошёл её провожать. А потом я не выдержал, я настолько хотел знать, что происходит, что я пошёл за ними, подошёл к дому, стоял рядом и подслушивал, как они занимаются любовью. И сам себе был противен в этот момент. На следующий день она уезжала, я пришёл её провожать, а она себя вела так, как будто бы ничего не случилось. А я дал ей понять, что я был там и слышал, что происходило. Даже не в этот момент дал ей понять, а я письмо ей на следующий день написал. Прошло время, я снова попытался её вернуть, приехал к ней, умолял её. Но она твёрдо сказала мне: «Нет, прошлого не воротишь».

Я слушала Иннокентия, смотрела на него и видела, что он говорил и ни разу не поднял глаза ни на меня, ни на группу, он смотрел вниз, как будто говорил с полом. Это вызывало у меня ощущение неловкости. Я сказала: «Я сейчас слушаю вас и вижу, что вы смотрите только на пол. Мне кажется, что вы, находясь с нами, в то же время одиноки. Я не знаю, как сделать так, чтобы вы не были одиноки».

Иннокентий ответил: «Да, я так говорю, потому что мне стыдно рассказывать, как я унижался, пресмыкался перед ней».

Тут я увидела эту историю с другой стороны – и посочувствовала ему. Я думаю, мне и другим людям тоже известны моменты любовной одержимости, моменты, когда кажется, что ты готов на всё, чтобы быть с человеком. Я спросила: «Наверно, вы были сильно влюблены?» Он кивнул.

После этого он поднял глаза и дальше стал говорить уже с нами.

Бывает, что в таких, как у Иннокентия, историях о невозможности налаживать контакт с людьми, побуждающим происшествием становится именно незавершенное расставание, поэтому я спросила, как он расстался с этой женщиной. Удалось ли им толком закончить отношения? Поговорили ли они нормально? Выразил ли он все чувства, которые испытывал в связи с разрывом отношений? Как выяснилось, нет: когда Иннокентий понял, что её не вернёшь, его нашли какие-то сектанты, он примкнул к ним и довольно долго с ними был. Потом он переехал в столицу, стал работать и учиться, занялся философией.

                Мне показалось, что сейчас Иннокентий может больше сказать из роли восклицательного знака, и я попросила его еще раз на нее вернуться, после чего задала вопрос:

 – Ты появился в жизни Иннокентия в подростковом возрасте, кто ты такой?

 – Я его совесть. Я вот эта девушка, с которой он расстался.

 – Как тебя зовут?

 – Вера.

Я предложила Иннокентию поговорить со своей девушкой, сказать ей, может быть, то, чего он никогда не говорил, попрощаться с ней и отпустить её и эту ситуацию.

Он сел перед стулом, на котором сидела участница в роли Веры. Он сказал ей: «Знаешь, мать в прошлом году сказала, что ты заходила к нам домой. Ты недалеко живёшь. Узнала, что меня нет, и попросила передать твой телефон, чтобы я позвонил. Но я не стал звонить тебе ни тогда, ни сейчас. Но что я хочу тебе сказать, что я тебе очень признателен, что ты со мной тогда рассталась. Если бы не это, я так и остался бы в нашем городе, продолжал бы пить, жил бы жизнью довольно бессмысленной. А так я начал расти, я начал учиться и искать свой смысл. Я очень вырос, я узнал то, о чём даже не подозревал. Я очень благодарен тебе. Но я не буду тебе звонить».

Я предложила ему сесть в роль Веры и послушать эти слова и прислушаться, что откликается на них. И когда участница повторила слова из роли его самого, я спросила, что в нём откликается из роли Веры. Он ответил: «Если бы я был реальной Верой, я бы расплакался». А дальше он вернулся в роль себя самого и сказал: «Если бы я в реальности говорил с ней, я бы тоже расплакался».

На этом мы закончили сессию. Я попросила других участников рассказать, что они ощущали, видя эту сцену; оказалось, что почему-то почти всем очень трудно выразить, они не находят слов. Как будто боятся задеть человека. Я всё же разложила свои карточки с чувствами и сказала, что они имеют право чувствовать всё, что угодно, и не обязаны за это оправдываться.

Тогда участники стали смелее, постепенно начали мне отвечать. И это здорово, когда люди могут дать себе отчет в том, что они чувствуют.

Спустя полтора месяца Иннокентий сказал, что он ощущает перемены в себе. Он стал более отзывчивым и раскрепощённым, иногда даже слишком открывается, «со всеми потрохами». И он не понимает, нравится ли ему это. С одной стороны, быть открытым гораздо приятнее и свободнее. Но он пока не знает, как с этим обходиться, как нащупать грань, где открытость будет достаточна, но не чрезмерна. И это, конечно, большой вопрос, где найти баланс в своей способности проявляться.

Я уверена, что у Иннокентия со временем получится найти равновесие между открытостью и замкнутостью, ведь теперь он наконец вернул контакт с важной частью себя, а значит, возможностей перед ним в любом случае появилось больше.

*      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *      *    

Друзья и коллеги, приглашаю на тренинги и семинары в Москве:

Еженедельная гештальт-терапевтическая группа 
с элементами писательских техник
"ПРЕОДОЛЕНИЕ "ЗАПРЕТА ПРОЯВЛЯТЬСЯ"
Закрытая группа, рассчитанная на полгода
с 4 октября по 28 марта 2018 г.
Занятия по средам с 19.00 до 21.30 (22.00)
Стоимость одного занятия 2 тыс. руб. (1 тыс. 700 руб. при оплате за месяц)



Семинар "ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ АЭРОФОБИИ"
15 октября 2017 г. с 16.00 до 19.30.


Место: метро Павелецкая, психологический центр "УмТело"
Информацию вы можете найти на моём сайте,
а также в разделе "Мероприятия"

Записывайтесь, пожалуйста, по адресу, который указан в разделе "контакты"
или по телефону 8 929 922 16 42, 
и вы получите всю организационную информацию.

Буду рада вас видеть!

 

 



Теги: Запрет проявляться, гештальт-терапия, психодрама
Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться



Топ публикаций
Осторожно! «Исцеляющая психосоматика»! Осторожно! «Исцеляющая психосоматика»! Заметка об ожиданиях клиента в психотерапии психос...
Детская ревность. Что делать родителям? Детская ревность. Что делать родителям? Родители, которые имеют своей семье больше одного ...
"У МЕНЯ ПОСТОЯННОЕ ЖЕЛАНИЕ - ПОКОЛОТИТЬ СВОЕГО СЫНА". "У МЕНЯ ПОСТОЯННОЕ ЖЕЛАНИЕ - ПОКОЛОТИТЬ СВОЕГО СЫНА". Давайте помнить слова К.Г.Юнга: "Самое тяжкое...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях