×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Индивидуальное психологическое консультирование в психодраме.

10.09.2013 14:07:59
Подписаться на автора
3166
Индивидуальное психологическое консультирование в психодраме.
Индивидуальное психологическое консультирование в психодраме.


Мне нравится выражение у А.Литвака - методов психотерапии столько, сколько в залов в Эрмитаже. Что, это значит для человека выбирающего себе психолога, психотерапевта? Растерянность и удивление? Практика показывает, что клиенты чаще, не знают и не задаются вопросом, о том в каком методе работает психотерапевт. 
Для клиента, важно освободится от груза, тяжести проблем, а уж будет это проходить лежа на кушетке или с помощью проигрывания ролевой матрицы, не так уж и важно. При этом СМИ и фильмы качественно осветили как работают психоаналитики с клиентом, но оставили за кадром как работает психодрама. 
 
Цель статьи – раскрасить белые пятна того, что называется индивидуальная психодрама (специалисты называют ее монодрама). 

Психотерапия, это не спринт, а марафон. Клиент и я, попытаются осмысленно прожить месяцы встреч. 
 
На первой встрече я договариваюсь с клиентом о правилах нашей работы. Ключевые факторы – продолжительность консультации, конфиденциальность, стоимость, место и периодичность встреч. 
 
Далее мы возвращаемся к углублению и формированию запроса. Практика показывает что он может очень отличатся от того что было высказано в начале встречи. 
По каким причинам приходят на консультацию? Клиент ощущает дефицит ролей или роли, которые слабо проявляются, ему не хватает понимания, креативности, опыта и мотивации. Он застрял в «культурной консерве» - систему привычных реакций на окружающую среду. Например, в ряде ситуаций мы играем роль «неуверенного в себе человека» или «агрессивного человека», не предоставляя шанса, проявится другим ролям. Также, могут озвучиваться цели связанные с удовлетворением потребностей в самоуважении, признании, симпатии и принадлежности разным социальным группам. 
 
Приход на консультацию связан с тем, что есть желание роста (мотивацией роста), побуждающее перешагивать через то, что человек сделал и чем был в прошлом. После того как высказаны все пожелания, в воздухе повисает готовность к активности. 
 
Не удивляйтесь если Вы в этот момент получите предложение от меня - «Может быть, Вы хотите попробовать представить рассказанное в ролевой игре? Где то место, на котором Вы находились, здесь в этой комнате? Как могло все выглядеть, здесь в этом кабинете? Как могла бы разворачиваться здесь Ваша ситуация? Где кто сидит, и где сидите Вы?». 
 
Пример работы с клиентом (публикуется с разрешения клиента, имена и контекст изменен). 
 
Тема работы: уверенность в себе. 
 
Психолог (я): Расскажи над чем тебе хочется работать сегодня. 
 
Евгений: Мне не хватает уверенности в себе. 
 
Психолог: Что ты понимаешь под уверенностью в себе? 
 
Евгений: Мне трудно отстаивать свою точку зрения, я чувствую себя неуверенно в компании незнакомых людей, мне трудно вступать в конфликт я предпочитаю компромиссы.

Психолог: Есть сцена из жизни об этом? Такая, которая наиболее сильно звучит в тебе.

 
Евгений: Мне 14 лет и я на первой в моей жизни дискотеке. В центре танцует девушка Оля, которая мне очень нравится. Но я сильно стесняюсь. Я был аутсайдером в школе, меня часто били одноклассники. Я жутко хочу танцевать, но не умею. И тут эта девушка мне показывает «фак». А я не знаю, что он означает. Может это приглашение танцевать? Но я так и не решаюсь подойти к ней. После этого я несколько дней возвращаюсь к дискотеке, фантазирую, что она меня звала, а потом узнаю, что это оскорбление. Я испытываю сильное разочарование и неуверенность в себе. 
 
Психолог: Какие еще ситуации из жизни всколыхнуло воспоминание об этой ситуации? 
 
Евгений: Да. Я вспомнил еще одну сцену. 
 
Психолог: Сколько лет тебе в ней? Где она происходит? Евгений: мне 11 лет. Я дома. Пришел папа с работы. Он подвыпивший. Говорит моей маме «Порося, готовь кушать». А мне так обидно от этих слов и у меня нет сил нагрубить отцу, рассказать, что я о нем думаю. Я ничего не могу сделать с этим. Мне жутко стыдно. И еще очень обидно за маму которая разрешает так говорить. 
 
Психолог: Давай обозначим символом твоего отца. Вот набор разноцветных маркеров. Выбери один из них расположи в пространстве. Начни со слов: «Я папа, меня зовут …, мне столько лет…». 
 
Евгений (из роли папы): Я папа, Сергей, тебе 42 года, в этой сцене. Психолог: Как ты относишься к матери? 
 
Евгений: ( (из роли папы) с искренним удивлением) Я ее люблю, ценю отношения. 
 
Психолог: Почему ты сейчас говоришь ей грубости? 
 
Евгений (из роли папы): Я пьян, мне весело, я люблю унижать своих близких проявляя свою власть. Тогда у меня возникает ощущение, что я всегда прав и уверен в себе. 
 
Психолог: А вне семейного круга, как ты себя ведешь? 
 
Евгений (из роли папы): Я веду себя робко и нерешительно, заискивая с другими людьми. Я боюсь их. 
 
Психолог: Представь, что папа находится в месте где это происходит. Опиши его. Евгений (из роли папы): это коридор, в квартире, «хрущевке» на первом этаже. Светло коричневые стены, детские наклейки на дверях. Зима, много вещей на вешалке. Я пришел с работы и сын выходит меня встречать. Дальше мы проигрываем описанную сцену. 
 
Евгений плачет. 
 
Я ему предлагаю представить сцену сверхреальную сцену – его 11 летнего, держит за руку тот взрослый мужчина, который находится в этой комнате. И этот мужчина, может помочь мальчику проговорить отцу открыто, то, что он чувствует. Он защитит его, если будет опасность. 
 
Евгений (из роли одиннадцатилетнего мальчика): папа, мне очень больно и трудно это говорить, но когда ты приходишь пьяный и оскорбляешь маму мне хочется тебя избить. Ты ведешь себя как поц, урод. Мне такая семья не нравится. Я хочу уйти из нее. А еще я из-за этого перестаю уважать свою мать, за то что она позволяет с собой делать это. Попробуй понять мы, я и мама, это самое дорогое, что есть у тебя. Стань, Человеком. 
 
Психолог: поменяйся местами, стань за маркером, войди в роль папы. Евгений (из роли папы): Я тебя услышал и понимаю. Знаешь, все это от того что я так и не научился показывать свою любовь близким. 
 
Прости меня. Евгений (из роли одиннадцатилетнего мальчика) с растроганной интонацией: я прощаю и ты меня прости за то что я тебе тут наговорил. Занавес. 
 
Мы возвращаемся на свои места в зале и обсуждаем эмоции, переживания клиента во время сцен. Какие инсайты, озарения, открытия у него были. Какие новые роли он для себя опробовал. 
 
Каким образом, роли, сцены - связаны с его реальной жизнью? 
 
Благодаря четкой постановке психотравмирующей ситуации и ее воспроизведению, она, как и прежде, переживается очень эмоционально, но теперь уже повзрослевшим на несколько лет или десятилетий и более зрелым челове­ком, который смотрит на нее другими глазами и оценива­ет иначе. Здесь есть место слезам и смеху, катарсису, эмоциональному очищению.
 
 Об этом повторном переживании Морено пи­шет: «Каждый истинный Второй Раз освобождает от Первого». 
 
У клиента появляется возможность менять свою жизнь, если психотравмирующее событие было пережито заново настолько глубоко эмоционально и интеллектуально, бессознательная фикса­ция устраняется, а сам человек становится открытым для новых межчеловеческих отношений. 


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика