Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Случай из практики: История о стыде и несовершенстве

Подписаться на автора Случай из практики: История о стыде и несовершенстве
11 Октября 2015 19:33:57
4722

И., мужчина 37 лет, обратился за психотерапией по поводу беспокоящих его отношений на работе. По его словам, у него складывались довольно сложно отношения с подчиненными. Будучи довольно требовательным и порой суровым руководителем, он хотел создать устойчивую и слаженно работающую команду, что на момент обращения оказывалось для И. достаточно трудным.

До обращения ко мне, по словам И., он в течение 3 лет проходил терапию у другого терапевта, в фокусе этого процесса находились особенности построения им отношений в своей семье, способности выражения им своих собственных чувств, особенно теплых. И. уже довольно много понимал о своих личных особенностях в организации контакта и предполагал, что терапия будет развиваться схожим с предыдущим опытом образом. Однако начало терапии оказалось довольно острым – И. вскоре начал испытывать выраженную тревогу перед каждой встречей, а во время сессии сталкивался со значительным стыдом.

При этом, по словам И., с предыдущим терапевтом такого сильного напряжения он никогда не испытывал. Ему казалось, что я его тайно осуждаю и расспрашиваю об особенностях его отношений с подчиненными с тем, чтобы найти недостатки в его поведении. Между тем, я испытывал симпатию к И. и даже нежность в некоторые моменты нашей терапии, несмотря на то, что вел себя И. практически все время довольно отстраненно. С течением времени реакции И. стали меня тревожить, мне казалось, что процесс терапии не движется вовсе.

Я пытался найти недостатки в своей работе и критиковал себя. «Вирус» стыда и неполноценности заставлял переживать терапию с И. как неудачу.

В процессе своего переживания этих чувств чрезвычайно важным для меня оказалось осознание того, что в работе с И. я не имею права на ошибку и неудачу. На следующей сессии я поделился с И. своими переживаниями.

Реакция И. была мгновенной – он с волнением в голосе стал рассказывать, что он никогда в своей жизни не имел права на ошибку.

Более того, в контакте со мной он особенно остро столкнулся с этим ощущением и фантазирует о том, что мою любовь и заботу нужно заслужить некоторым достижением совершенства (необходимо отметить, что слова «любовь» и «забота» были произнесены И. впервые за время терапии).

Я попросил И. прислушаться к своему переживанию в этот момент и спросил, в чем он в эту минуту нуждается. И. сказал, что нуждается в разрешении быть собой, со всеми своими недостатками, причем в контакте со мной он нуждается в этом разрешении особенно остро. Слова И. тронули меня до глубины души, я почувствовал некоторую смесь уважения, благодарности и сочувствия к И., которые и разместил в нашем контакте.

Я сказал, что ему не нужно пытаться заслужить мое принятие, которое и без того живет в нашем контакте, я убежден, что он имеет право на ошибку, и мое отношение к нему никак не зависит от степени его совершенства. И. выглядел чрезвычайно удивленным, но в то же время растроганным.

Описанная сессия, кажется, инициировала значительный прогресс и в терапии, и в жизни И. Он стал более терпимым к своим подчиненным, предоставляя им право на несовершенство, его поведение в отношении родных и близких также стало более гибким и теплым. В жизни И. появилось место для принятия и заботы. Терапия с И. продолжается, в фокусе ее внимания оказываются способы получения признания внутри отношений, которые строятся не функциональным образом (как прежде), а на фоне возможности присутствия своим процессом переживания в них.

Оглядываясь назад на начальный период терапии, я задаю себе вопрос: «Каким образом тема принятия и права на несовершенство появилась в терапии? Каков здесь вклад клиента? А в чем вклад мой, человека, принятие и признание которого нужно заслужить?»

Я глубоко убежден лишь в одном – описанная терапевтическая динамика оказалась возможной благодаря участию И. и моему в нашем контакте. Динамика терапии в другом контексте была бы совершенно другой.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

ПОЧЕМУ ИНОГДА НЕ СТОИТ ГОВОРИТЬ О СВОИХ ЧУВСТВАХ?
Что делать с чувствами, чтобы понять немного больше о себе?

Мы часто думаем, что знаем, что чувствуем и как с этим быть, но мы практически ничего не знаем о том, как лучше всего обходиться с чувствами.
Мало просто сказать человеку, на которого вы злитесь, что вы злитесь, и разместить напряжение в контакте, хотя, это хороший способ.
Очевидный плюс в том, что вы адекватно и прямо распоряжаетесь этим чувством в контакте.
Очевидный минус в том, что, сообщив человеку о чувстве, вы всего лишь сбрасываете то напряжение, которое у вас есть и больше не чувствуете его.
Но решает ли это первопричину чувства?

КАК НАЙТИ СЕБЯ?
Как мы ищем себя и что может помочь в этом?

Каким образом мы себя ищем? Как вообще поступает человек, который потерял ориентиры в жизни?
Зачастую мы ищем себя в советах наших друзей и родителей, либо в книгах по успеху. Можно нанять профессионального психолога-консультанта, пройти сотни тестов на тип личности, способ мышления и профессиональные склонности, чтобы понять, чем вам лучше заниматься в будущем. Можно также присматриваться к жизням людей, которые кажутся вам интересными, сильными и яркими и попытаться их скопировать. Можно подсмотреть чужую жизнь и попробовать устроить себе такую же. Можно даже мышление других людей скопировать, ведь есть идея, что существует правильное мышление успешных людей.
Само словосочетание «найти себя» вводит в заблуждение. Это предполагает то, что вы где-то потерялись.

От ярости и ненависти – к раздражению, злости и гневу
Ярость является чувством, сопровождающим слияние. Цель ярости – не восстановление границы контакта, а отчаянное стремление удовлетворить потребность в привязанности манипулятивным образом, воздействуя на партнера по симбиозу. Другими словами, ярость не способствует отделению, а поддерживает слияние. При этом осознавание и дифференцирование потребностей ввиду отсутствия контакта также представляется невозможным.
О любви и жалости- ценность честности в психотерапии: случай из практики
П., молодая девушка 25 лет, работающая государственным служащим, не замужем, детей нет. Обратилась с жалобами на конфликты, которые возникают у нее на работе и с близкими людьми. Несмотря на то, что она нуждалась в заботе, внимании, теплоте, в жизни она ощущала выраженный их дефицит.
Поле нашей жизни регулируется концепциями и переживанием
В разных контекстах я уже несколько раз упоминал о переживании и концепции как альтернативных способах регулирования динамики поля. Повторяться не буду – здесь я сосредоточу ваше внимание лишь на нескольких частных аспектах этой теории. Подчеркну, и концепции, и переживание суть силовые линии динамики феноменологического поля. Иначе говоря, они принадлежат полю, а не человеку.
Восстановление чувствительности и свободы
Наша задача – задача диалогово-феноменологических психотерапевтов заключается в том, чтобы восстановить у человека чувствительность к естественной валентности поля и способность к свободному выбору. Конфронтировать же с концепциями по этому поводу просто бессмысленно. Поэтому фокус нашего внимания в стратегии психотерапии смещается с концепции на альтернативный фон. Иначе говоря, мы движемся в сторону суперпозиции, в то «место», где концепций еще нет. Повторю один из основных тезисов методологии диалогово-феноменологической психотерапии – значение фигуры находится в фоне. Более того, без фона фигура просто не имеет значения, а, следовательно, не существует.

Топ публикаций
Адекватное воспитание. Шпаргалка № 1. Адекватное воспитание. Шпаргалка № 1. Вы растите ребёнка. Вы мама или папа (родные -...
Детям всех травмированных матерей посвящается... Детям всех травмированных матерей посвящается... А также тем матерям, которые постоянно чувствуют <...
Я ненавижу тебя, но не бросай меня! Я ненавижу тебя, но не бросай меня! Конспект лекции Лэнгле по пограничному личностному...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice