Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Случай из практики: История о стыде и несовершенстве

Подписаться на автора Случай из практики: История о стыде и несовершенстве
11 Октября 2015 19:33:57
4354

И., мужчина 37 лет, обратился за психотерапией по поводу беспокоящих его отношений на работе. По его словам, у него складывались довольно сложно отношения с подчиненными. Будучи довольно требовательным и порой суровым руководителем, он хотел создать устойчивую и слаженно работающую команду, что на момент обращения оказывалось для И. достаточно трудным.

До обращения ко мне, по словам И., он в течение 3 лет проходил терапию у другого терапевта, в фокусе этого процесса находились особенности построения им отношений в своей семье, способности выражения им своих собственных чувств, особенно теплых. И. уже довольно много понимал о своих личных особенностях в организации контакта и предполагал, что терапия будет развиваться схожим с предыдущим опытом образом. Однако начало терапии оказалось довольно острым – И. вскоре начал испытывать выраженную тревогу перед каждой встречей, а во время сессии сталкивался со значительным стыдом.

При этом, по словам И., с предыдущим терапевтом такого сильного напряжения он никогда не испытывал. Ему казалось, что я его тайно осуждаю и расспрашиваю об особенностях его отношений с подчиненными с тем, чтобы найти недостатки в его поведении. Между тем, я испытывал симпатию к И. и даже нежность в некоторые моменты нашей терапии, несмотря на то, что вел себя И. практически все время довольно отстраненно. С течением времени реакции И. стали меня тревожить, мне казалось, что процесс терапии не движется вовсе.

Я пытался найти недостатки в своей работе и критиковал себя. «Вирус» стыда и неполноценности заставлял переживать терапию с И. как неудачу.

В процессе своего переживания этих чувств чрезвычайно важным для меня оказалось осознание того, что в работе с И. я не имею права на ошибку и неудачу. На следующей сессии я поделился с И. своими переживаниями.

Реакция И. была мгновенной – он с волнением в голосе стал рассказывать, что он никогда в своей жизни не имел права на ошибку.

Более того, в контакте со мной он особенно остро столкнулся с этим ощущением и фантазирует о том, что мою любовь и заботу нужно заслужить некоторым достижением совершенства (необходимо отметить, что слова «любовь» и «забота» были произнесены И. впервые за время терапии).

Я попросил И. прислушаться к своему переживанию в этот момент и спросил, в чем он в эту минуту нуждается. И. сказал, что нуждается в разрешении быть собой, со всеми своими недостатками, причем в контакте со мной он нуждается в этом разрешении особенно остро. Слова И. тронули меня до глубины души, я почувствовал некоторую смесь уважения, благодарности и сочувствия к И., которые и разместил в нашем контакте.

Я сказал, что ему не нужно пытаться заслужить мое принятие, которое и без того живет в нашем контакте, я убежден, что он имеет право на ошибку, и мое отношение к нему никак не зависит от степени его совершенства. И. выглядел чрезвычайно удивленным, но в то же время растроганным.

Описанная сессия, кажется, инициировала значительный прогресс и в терапии, и в жизни И. Он стал более терпимым к своим подчиненным, предоставляя им право на несовершенство, его поведение в отношении родных и близких также стало более гибким и теплым. В жизни И. появилось место для принятия и заботы. Терапия с И. продолжается, в фокусе ее внимания оказываются способы получения признания внутри отношений, которые строятся не функциональным образом (как прежде), а на фоне возможности присутствия своим процессом переживания в них.

Оглядываясь назад на начальный период терапии, я задаю себе вопрос: «Каким образом тема принятия и права на несовершенство появилась в терапии? Каков здесь вклад клиента? А в чем вклад мой, человека, принятие и признание которого нужно заслужить?»

Я глубоко убежден лишь в одном – описанная терапевтическая динамика оказалась возможной благодаря участию И. и моему в нашем контакте. Динамика терапии в другом контексте была бы совершенно другой.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Комментировать:


Другие публикации автора:

У нас, психотерапевтов, нет ничего, кроме "своего" невроза, да и тот принадлежит ПОЛЮ
На мой взгляд, было бы в высшей степени высокомерным полагать, что мы как терапевты можем избавить терапию от влияния своего психологического своеобразия и уникальности. Даже более того, не просто высокомерным, но и в некотором смысле суицидальным, поскольку таким образом мы пытались бы уничтожить в актуальном контакте часть своей жизни. У нас нет другого инструмента терапии, кроме «своего невроза». Более честным было бы признать это и относиться к терапии как к пути совместного с клиентом развития – порой нелегкого и опасного, по крайней мере, для самооценки терапевта. Итак, любой феномен, появившийся в терапевтическом контакте, принадлежит этому контакту и больше ничему и никому. Или, если хотите, обоим его участникам. Причем степень претензий на собственность для того или иного феномена установить достоверно уже не удастся или будет лишь умозрительно-волюнтаристским.
Как работать с суицидоопасным кризисом. Описание случая
Ниже я предлагаю вашему вниманию краткую иллюстрацию терапевтической работы, основанной на предложенной модели психологической помощи. В ней вы можете обнаружить последовательность терапевтического процесса, разворачивающегося в феноменологическом поле, определяемого острыми суицидальными тенденциями, развернувшимися на фоне острого травматического события, переживаемого клиентом.
Схематически эта последовательность может быть представлена следующей цепочкой: принятие уникальности феноменологической картины происходящего – восстановление чувствительности к психической боли – поддержка процесса переживания всех возникающих в поле феноменов (без элективной включенности фасилитатора, и с акцентом на естественной терапевтической динамике поля) – восстановление способности к творческому приспособлению.

Присутствовать и Быть Живым - это роскошь. Но оправданная
Присутственный контакт в некотором смысле является роскошью человеческого общения. Он всегда избыточен в том смысле, что может существовать лишь в большей или меньшей безопасности на фоне обеспеченной гарантии бережности и чувствительности в актуальном диалоге со стороны партнера. Избыточен в том смысле, в котором его использует Пятигорский в одной из своих публичных лекций, вслед за Мерабом Мамардашвили утверждающий в процессе размышлений о философии, что мышление человека, предполагающее титаническое усилие мысли, возможно лишь на фоне удовлетворения важнейших его потребностей.
Возможны ли безграничные изменения человека?!
Первое, с чего бы я хотел начать обсуждение квантовых принципов и их возможное применение в целях психотерапии, относится к представлениям о квантовой (или когерентной) суперпозиции. Напомню, что когерентная суперпозиция – это некая совокупность состояний, которые в рамках классического мира представляются альтернативами, взаимоисключающими друг друга. Это позиция, которая не предполагает апеллирование к абстракциям личности, времени и пространства. Она «находится» за их пределами. Иными словами, это потенциальный источник любого состояния Вселенной.
КАК ПРИСУТСТВОВАТЬ В СВОЕЙ ЖИЗНИ И НЕ СХОДИТЬ ОТ ЭТОГО С УМА?
Когда перестаешь контролировать свою Жизнь привычным способом, становится страшно. Правильно ли я все делаю, не схожу ли с ума, каковы мои реакции?
В отличие от всех предыдущих навыков, где один выступает условием другого, присутствие является не результатом долгой и кропотливой тренировки, а делом актуального выбора здесь и сейчас. Иначе говоря, вы можете выбрать присутствовать в своей Жизни прямо сейчас.
ПРИЯТНАЯ НОВОСТЬ, НЕ ПРАВДА ЛИ?
Но есть одна особенность. Вам понадобится другой человек и это очень важное обстоятельство. Базовый принцип методологии Жизни заключается в том, что мы можем Быть Живыми лишь в контакте с другими людьми. Разумеется, речь идет скорее об образе другого человека, чем о реальном человеке, которого, скорее  всего, мы никогда не узнаем. Но все же этот контакт необходим. Это одна из ключевых причин, которая заставляет меня утверждать, что формирование новой культуры Жизни – культуры переживания – может быть начато чаще всего только в процессе психотерапии с подготовленным специалистом в этой области.

СВОБОДНЫЙ ВЫБОР. КАК ЕГО СОВЕРШИТЬ?
Как вы думаете, часто ли вы что-то выбираете в Жизни? Может быть, вы постоянно принимаете решения, основанные на тех или иных концепциях?
Замечали ли вы какую-то закономерность в ваших «выборах»? Что вы чувствовали, когда совершали выбор? Облегчение или радость, вдохновение и немного тревоги?
Если вы чаще вы испытываете облегчение от сделанного выбора, чем смесь радости, вдохновения и тревоги, то большую часть вашей Жизни вы принимаете решения, а не выбираете. А значит за вас «живут» концепции.


Топ публикаций
Идентичность vs. Осознавание Идентичность vs. Осознавание В статье исследуется взаимоотношение концепций иде...
Про психологическую травму: разве это больно?! Про психологическую травму: разве это больно?! Если раны «подлечены» вовремя, то это не значит, ч...
ЧАЙЛДФРИ. ЧАЙЛДФРИ. Люди, которые СОЗНАТЕЛЬНО сделали выбор в пользу о...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice