Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики

Подписаться на автора О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики
22 Сентября 2015 10:30:53
4828

О., мужчина 39 лет, обратился за психологической помощью по поводу возникновения беспокоящих его симптомов психосоматического характера. 2 месяца назад он столкнулся с «перебоями в работе сердца», проявляющимися в тахикардии, головокружении, скачках давления. В течение этого времени О. прошел несколько тщательных обследований на предмет поиска у него кардиологической или сосудистой патологии.

Однако все медицинские обследования закончились безрезультатно – врачи констатировали отсутствие какой бы то ни было патологии, О. был, с точки зрения соматической медицины, практически здоровым человеком. Тем не менее, описанные симптомы продолжали беспокоить О., и заведующий отделением клиники, где О. проходил последнее обследование, направил его ко мне.

На момент обращения за психотерапией к симптомам О. присоединились также выраженный страх умереть от остановки сердца и невозможность вообще покидать пределы своего дома. На прием его доставляли родственники. Описываемая им феноменология кардиофобии и агорафобии практически парализовала его профессиональную жизнь – О. был довольно успешным бизнесменом, имеющим, кроме того, множество ближайших профессиональных планов. Разумеется, что в фокусе внимания терапевтического запроса О. разместил жалобы на мучающую его симптоматику, причем за пределы разговора о ней О. не выходил в течение нескольких первых сессий.
Когда О. смог отвлечься на время от соматических жалоб, мне удалось поинтересоваться особенностями построения им отношений с окружающими его людьми. Этот разговор вызывал некоторые затруднения у О., поскольку он не видел никакого практического резона говорить о чем-либо, не связанном с беспокоящей его симптоматикой. О. внешне выглядел очень маскулинным, несколько отстраненным и неэмоциональным человеком, речь его была краткая и отрывистая. Казалось, что никакие события не способны тронуть его сердце. По словам О., он всегда жил и воспитывался в ситуациях, которые предполагали, что «переживать и расстраиваться – это не по-мужски». Этакий «стойкий оловянный солдатик». Такое положение вещей и, собственно, сам рассказ О. вызвали во мне грусть и даже некоторую жалость к О. – не иметь возможности расслабиться в течение более чем 30 лет представлялось мне несправедливым.

Немаловажным в рассказе О. о своих отношениях с близкими людьми был следующий факт – самым близким для него человеком, несмотря на отсутствие теплоты в контакте, был его отец. Это был очень важный и авторитетный для О. человек, «многому научил» его и «хорошо воспитал». Но недавно отец умер от внезапного сердечного приступа. И случилось это примерно за 2 недели до возникновения первого «сердечного» приступа у О. (удивительное совпадение?!).

Я спросил О., каким образом он переживал смерть отца, на что он надолго задумался и ответил: «Переживал. Тяжело было». Я поинтересовался, была ли у него возможность делиться с кем-нибудь своими переживаниями, связанными со смертью отца, на что он ответил отрицательно и сказал, что не видел в этом никакого смысла – «мало того, что самому плохо, так еще заставлять страдать других».

Я выразил свою грусть о том, что «должно быть непросто оставаться одиноким со своей болью». В этот момент глаза О. наполнились слезами, и он стал говорить о том, что его отец «был очень хороший человек».

Я предложил О. поделиться, если он хочет, со мной своими переживаниями, с которым он до сих пор оставался одиноким. Не стоит и говорить, что эта идея вызвала интенсивный страх и недоумение О.

При этом он продолжал плакать, по-прежнему находясь вне контакта со мной. Мое сердце наполнилось болью, я сказал, что очень сочувствую и соболезную ему. Он посмотрел впервые на меня внимательно и довольно длительное время. Я сказал ему, что для меня было бы важным, если бы О. смог говорить о своих переживаниях, не оставаясь один на один со своей болью, а воспользовавшись моим присутствием. О., кажется, был потрясен тем, что его чувства могут быть кому-то еще интересны и важны. Собственно говоря, они (чувства) чаще всего были неинтересны и ему самому, он рассматривал эмоциональную часть своей жизни как досадный атавизм, который пока еще, к сожалению, не атрофировался за ненадобностью.

О. сказал, что ему было бы важно поговорить о своих чувствах с кем-либо, и начал рассказывать мне довольно подробно о переживаниях первых дней своего горя. Вначале ему не очень удавалось «отдаваться своим чувствам», но со временем он смог научиться размещать их в нашем контакте. Через некоторое время он позволил себе поговорить о своих чувствах с женой, что оказалось для нее «полной неожиданностью». Тем не менее, жена смогла поддержать О. в этом процессе. Спустя довольно непродолжительное время О. приехал ко мне самостоятельно, сказав, что его страх стал значительно меньше.

Приступы кардиофобии стали значительно реже.

В настоящее время терапии О. экспериментирует с восстановлением своей способности осознавать и переживать чувства, что оказалось для него очень интересным, увлекательным и ресурсным.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Настоящий контакт возможен лишь при условии возможности отказа от него
Присутствие неотъемлемо от свободного выбора. Оно невозможно, если способность к выбору парализована. При этом контакт разрушается либо деформируется. Он либо парализован вовсе, как например, это происходит в случае психической травмы. Особенно отчетливо мы можем обнаружить такое положение вещей в ситуации насилия, когда жертва просто не имеет возможности покинуть контакт, который уже является для нее токсическим. Либо, другой вариант, контакт начинает регулироваться аварийным способом, который обеспечивает человеку self-парадигма.
Как и почему формируются концепции, которые потом тиражируют реальность нашей жизни?
Тот факт, что концепции рождают и постоянно репродуцируют хроническую реальность феноменологического поля, уже ясен. А вот как формируются сами концепции, пока нет, поскольку до сих пор этот аспект находился за пределами нашего обсуждения. Каков же источник формирования феноменологических конгломератов, структурирующих поле и фиксирующих его в рамках self-парадигмы? Ответ на этот вопрос не так прост. Путей формирования парадигмальных личностных концепций[1] множество.
СВОБОДНЫЙ ВЫБОР. КАК ЕГО СОВЕРШИТЬ?
Как вы думаете, часто ли вы что-то выбираете в Жизни? Может быть, вы постоянно принимаете решения, основанные на тех или иных концепциях?
Замечали ли вы какую-то закономерность в ваших «выборах»? Что вы чувствовали, когда совершали выбор? Облегчение или радость, вдохновение и немного тревоги?
Если вы чаще вы испытываете облегчение от сделанного выбора, чем смесь радости, вдохновения и тревоги, то большую часть вашей Жизни вы принимаете решения, а не выбираете. А значит за вас «живут» концепции.

Правда ли мы хозяева своей жизни и именно мы строим ее? Как мы появляемся в реальности?
В этой статье я предлагаю обсудить одну из важнейших проблем современной теории поля – истоки и механизмы его формирования. До сих пор в фокус внимания исследователей, равно как и психотерапевтов, работающих в методологическом русле теории поля, попадали лишь динамические и содержательные аспекты представлений о поле. Всерьез никто не задумывался о том, откуда же появляется поле, в том числе и сами основатели теории поля, в частности К. Левин. Точка отсчета начиналась с факта уже существующего поля и полевых процессов. Но в этом месте неизбежно возникают многочисленные неудобные вопросы. Например, а что было до того, как появилось поле? Как появилась личность в качестве центральной модели теории поля? Ведь, как известно, личностью не рождаются. А жизненное пространство существовало всегда или возникло в результате каких-то процессов в «дополевой период»? И пр.
ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ ПЕРЕЖИВАНИИ?
Пришла пора поговорить о том, что предлагает вам идеология переживания.
Можно ли сказать, что природа переживания благоволит успеху?
И да, и нет – в зависимости от того, что считать успехом. Если не привязываться к распространенным концептуальным образцам в виде типичных мечтаний о богатстве, славе, власти и пр., которые вы выучили и даже уже забыли у кого, то переживание может сослужить хорошую службу успеху. Переживание вступает в противоречие не с успехом, а с ригидной концепцией успеха.
ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, ЧТО ДВИЖЕТ ДИНАМИКОЙ
Если идея успеха идет впереди стиля Жизни, то чаще всего вы имеете дело с концепцией. Если успех сопровождает витальный поток Жизни, то он естественным образом вписывается в него. Более того, если вы отдаетесь потоку Жизни, переживая ее, вас непременно будет сопровождать успех. Почему? Во-первых, в вашем распоряжении будет находиться огромный объем жизненных ресурсов, которые освободятся в результате разрушения концепций. Во-вторых, ваши настоящие желания и действия, которые вы совершаете, будут соответствовать друг другу. Успех станет продолжением и выражением вашей Жизни.

ПОЧЕМУ ВЫ НЕ УМЕЕТЕ КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ЧУВСТВА?
Что такое чувства, почему они возникают, как их контролировать и нужно ли?
Почему вы часто чувствуете не то, что “правильно”? Почему вас одолевают негативные чувства и стоит ли о них говорить? Как вести себя, если вы чувствуете одно, но вынуждены проявлять другое?
Плохая новость - ответа на ваш вопрос нет. Инструкций для каждой конкретной ситуации не существует.
Хорошая новость – “правильных” и “неправильных” чувств вообще не существует. Есть только методы обращения с ними, способные привести к здоровью и счастью, или к болезням и симптомам. Но, прежде чем рассказать о них, стоит разобраться в одном.


Топ публикаций
Как сделать партнера несчастным Как сделать партнера несчастным Этот пост не является заявлением, что все мужчины ...
Выход из травмы там, где и вход Выход из травмы там, где и вход Психотравмы - это не только то, о чем часто показы...
Ваша терапия - фигня или как работать с обесцениванием Ваша терапия - фигня или как работать с обесцениванием Тяжело слушать, как раз за разом клиент объясняет,...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice