Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики

Подписаться на автора О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики
22 Сентября 2015 10:30:53
5058

О., мужчина 39 лет, обратился за психологической помощью по поводу возникновения беспокоящих его симптомов психосоматического характера. 2 месяца назад он столкнулся с «перебоями в работе сердца», проявляющимися в тахикардии, головокружении, скачках давления. В течение этого времени О. прошел несколько тщательных обследований на предмет поиска у него кардиологической или сосудистой патологии.

Однако все медицинские обследования закончились безрезультатно – врачи констатировали отсутствие какой бы то ни было патологии, О. был, с точки зрения соматической медицины, практически здоровым человеком. Тем не менее, описанные симптомы продолжали беспокоить О., и заведующий отделением клиники, где О. проходил последнее обследование, направил его ко мне.

На момент обращения за психотерапией к симптомам О. присоединились также выраженный страх умереть от остановки сердца и невозможность вообще покидать пределы своего дома. На прием его доставляли родственники. Описываемая им феноменология кардиофобии и агорафобии практически парализовала его профессиональную жизнь – О. был довольно успешным бизнесменом, имеющим, кроме того, множество ближайших профессиональных планов. Разумеется, что в фокусе внимания терапевтического запроса О. разместил жалобы на мучающую его симптоматику, причем за пределы разговора о ней О. не выходил в течение нескольких первых сессий.
Когда О. смог отвлечься на время от соматических жалоб, мне удалось поинтересоваться особенностями построения им отношений с окружающими его людьми. Этот разговор вызывал некоторые затруднения у О., поскольку он не видел никакого практического резона говорить о чем-либо, не связанном с беспокоящей его симптоматикой. О. внешне выглядел очень маскулинным, несколько отстраненным и неэмоциональным человеком, речь его была краткая и отрывистая. Казалось, что никакие события не способны тронуть его сердце. По словам О., он всегда жил и воспитывался в ситуациях, которые предполагали, что «переживать и расстраиваться – это не по-мужски». Этакий «стойкий оловянный солдатик». Такое положение вещей и, собственно, сам рассказ О. вызвали во мне грусть и даже некоторую жалость к О. – не иметь возможности расслабиться в течение более чем 30 лет представлялось мне несправедливым.

Немаловажным в рассказе О. о своих отношениях с близкими людьми был следующий факт – самым близким для него человеком, несмотря на отсутствие теплоты в контакте, был его отец. Это был очень важный и авторитетный для О. человек, «многому научил» его и «хорошо воспитал». Но недавно отец умер от внезапного сердечного приступа. И случилось это примерно за 2 недели до возникновения первого «сердечного» приступа у О. (удивительное совпадение?!).

Я спросил О., каким образом он переживал смерть отца, на что он надолго задумался и ответил: «Переживал. Тяжело было». Я поинтересовался, была ли у него возможность делиться с кем-нибудь своими переживаниями, связанными со смертью отца, на что он ответил отрицательно и сказал, что не видел в этом никакого смысла – «мало того, что самому плохо, так еще заставлять страдать других».

Я выразил свою грусть о том, что «должно быть непросто оставаться одиноким со своей болью». В этот момент глаза О. наполнились слезами, и он стал говорить о том, что его отец «был очень хороший человек».

Я предложил О. поделиться, если он хочет, со мной своими переживаниями, с которым он до сих пор оставался одиноким. Не стоит и говорить, что эта идея вызвала интенсивный страх и недоумение О.

При этом он продолжал плакать, по-прежнему находясь вне контакта со мной. Мое сердце наполнилось болью, я сказал, что очень сочувствую и соболезную ему. Он посмотрел впервые на меня внимательно и довольно длительное время. Я сказал ему, что для меня было бы важным, если бы О. смог говорить о своих переживаниях, не оставаясь один на один со своей болью, а воспользовавшись моим присутствием. О., кажется, был потрясен тем, что его чувства могут быть кому-то еще интересны и важны. Собственно говоря, они (чувства) чаще всего были неинтересны и ему самому, он рассматривал эмоциональную часть своей жизни как досадный атавизм, который пока еще, к сожалению, не атрофировался за ненадобностью.

О. сказал, что ему было бы важно поговорить о своих чувствах с кем-либо, и начал рассказывать мне довольно подробно о переживаниях первых дней своего горя. Вначале ему не очень удавалось «отдаваться своим чувствам», но со временем он смог научиться размещать их в нашем контакте. Через некоторое время он позволил себе поговорить о своих чувствах с женой, что оказалось для нее «полной неожиданностью». Тем не менее, жена смогла поддержать О. в этом процессе. Спустя довольно непродолжительное время О. приехал ко мне самостоятельно, сказав, что его страх стал значительно меньше.

Приступы кардиофобии стали значительно реже.

В настоящее время терапии О. экспериментирует с восстановлением своей способности осознавать и переживать чувства, что оказалось для него очень интересным, увлекательным и ресурсным.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Существует ли объективная реальность?
До сих пор в качестве признака вторичного опыта я рассматривал наличие субъекта и объекта. Однако поле обладает не только этими атрибутами. В качестве неотъемлемых свойств нашей жизни выступают также, например, пространство и время. Обсуждения этих категорий мы пока коснулись лишь немного. Поэтому, опираясь на методологию диалогово-феноменологической психотерапии, нам следует каким-либо образом отнестись и к этим атрибутам поля. Анализ базовых категорий поля представляется мне не очень простым занятием, особенно учитывая множество стереотипов мышления, как бытового, так и научного, многие из которых в своей истории насчитывают тысячелетия. Всерьез ни одно из традиционных представлений о базовых атрибутах поля не подвергалось ревизии.
ЧТО БУДЕТ УПРАВЛЯТЬ ВАШЕЙ ЖИЗНЬЮ?
Почему наша реальность выглядит такой стабильной? Почему у нас есть устойчивое ощущение, что это именно мы формируем контакт?Откуда возникает убеждение, что мы можем влиять на других людей? И есть ли этому альтернатива?
Концепция тиражирует реальность вашей жизни так быстро, что вы даже не успеваете задуматься над тем, возможны ли альтернативы. Вам даже не может прийти в голову, что реальность может быть не настолько жестко определена. И вам совершенно не доступен тот краткий период Жизни, когда элементы будущей реальности еще никому не приписаны.
МОЖЕТ ЛИ ОН БЫТЬ ВООБЩЕ ДОСТУПЕН?
При определенной тренировке в присутствии, осознавании и переживании вы сможете начать замечать, что появившийся только что факт сознания существует как бы в свободном непривязанном виде. Он пока еще никому не принадлежит. И только от вас зависит, какое место в новой реальности контакта он займет.
Это задача непростая, но вполне осуществимая. По крайней мере, даже в рамках непродолжительной обучающей программы «Психотерапия переживанием», или «Диалоговая модель гештальт-терапии», некоторым ее участникам это вполне удавалось.
Они описывали это состояние примерно так, как переживал его когда-то впервые я – оно одновременно и воодушевляет, и пугает своей необычностью и странностью.
Мы привыкли думать, что любой факт сознания априори приписывается тому или иному субъекту. Это кто-то злится на кого-то, или испытывает благодарность к кому-то. Но обязательно кто-то к кому-то, ну или хотя бы кто-то. А тут на некие доли секунды злость и благодарность еще не стали вашими, они как бы ничьи и принадлежат лишь контакту, который их породил. Вы как будто наблюдаете за ними со стороны.

КОНЦЕПЦИИ И ПЕРЕЖИВАНИЕ ЖИЗНИ. ГДЕ НАХОДИТСЯ ЭНЕРГИЯ?
Для чего нужны концепции и так ли необходимо от них избавиться? Что будет, если мы начнем переживать свою Жизнь тотально? И, наконец, где находится наша энергия витальности?
Что такое Жизнь? По сути Жизнь – это некий структурированный поток фактов сознания, которые распределяются под влиянием трех фундаментальных абстракций: времени, пространства и субъекта/объекта.
Я, действительно, полагаю их существующими не в качестве базовых условий реальности, а в качестве неких абстракций, которые помогают сознанию структурировать поток феноменов до форм, соответствующих нашим привычкам восприятия.
Для того, чтобы поток фактов сознания предстал перед нами в виде реальности, он должен чем-то управляться. Эта задача возлагается на 2 инстанции – концепции и переживание.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАШИ ПОТРЕБНОСТИ НЕ УДОВЛЕТВОРЯЮТСЯ
Почему наши потребности не удовлетворяются и как с этим быть
Кто такой здоровый человек? Это тот человек, который большую часть своей жизни испытывает счастье. Это тот человек, чьи потребности удовлетворяются естественным образом.
Все проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в жизни, от хронических симптомов до неудовлетворительных отношений с другими людьми, кризисов и скандалов связаны именно с тем, как мы обходимся с нашими потребностями.
Потребности – универсальных источник всего в нашей жизни.
Если все так просто, то почему мы остаемся хронически неудовлетворенными?
Раз формула проста, то где наше счастье?

От ужаса – к страху
Ужас является одним из наиболее ранних чувств, появление которого относится к младенческому возрасту. В этот период развития граница контакта индивида со средой еще не сформировалась, отношения в поле строятся по модели конфлюенции, объект еще не отделен от субъекта. Поскольку младенец не в состоянии самостоятельно позаботиться о себе, фрустрация важных потребностей может быть воспринята как угроза его существованию, что приводит к появлению ужаса (поскольку объект не может быть проконтролирован).

ПОЛЕ ЖИЗНИ, КВАНТОВЫЙ ДЕД МОРОЗ И КАК ПРАВИЛЬНО ЗАГАДЫВАТЬ ЖЕЛАНИЯ
Как не попасть пальцем в небо, пытаясь быть хозяином своей жизни? Что такое поле Жизни и как оно себя ведет? Нужно ли загадывать желания и рассчитывать на квантовую физику? Что вообще делать, чтобы жить, а не существовать?
Как бы вы восприняли фразу «Хочу прожить свою жизнь, как получится»? В большинстве случаев, не так, чтобы позитивно, правда ведь? Мы же сами хозяева своей жизни, мы же знаем, что если стараться, все получится, а если стараться еще больше, то можно прыгнуть вообще выше головы.
И ПОПАСТЬ ПАЛЬЦЕМ В НЕБО.
Прыгнуть-то вы прыгнете, но нужно ли вам это? Откуда знаете, что нужно? Вероятней всего, потому что кто-то об этом сказал, даже если вы не помните кто, когда и во сколько.

А теперь вернемся к фразе «прожить жизнь, как получится». Выглядит даже как-то опасно, правда? Все потому что не прогнозировано и неизвестно, будет ли в такой жизни что-то стабильно. А мы ведь хотим понимать, кто мы и где.


Топ публикаций
Татьяна Черниговская: За существование гениев человечество платит огромную цену Татьяна Черниговская: За существование гениев человечество платит огромную цену Нейролингвист и экспериментальный психолог, доктор...
В отношениях мы хотим повторить ощущения, испытанные нами в детстве В отношениях мы хотим повторить ощущения, испытанные нами в детстве Психолог Михаил Лабковский провел лекцию-консульта...
МОЖНО Я ПОБУДУ ПУПОМ ЗЕМЛИ? МОЖНО Я ПОБУДУ ПУПОМ ЗЕМЛИ? У травматика внутри стоят характерные фильтры: все...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice