Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
К оплате: 0.00$


Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики

Подписаться на автора О пользе управляемого кризиса для клиентов с психосоматическими симптомами: случай из практики
22 Сентября 2015 10:30:53
5364

О., мужчина 39 лет, обратился за психологической помощью по поводу возникновения беспокоящих его симптомов психосоматического характера. 2 месяца назад он столкнулся с «перебоями в работе сердца», проявляющимися в тахикардии, головокружении, скачках давления. В течение этого времени О. прошел несколько тщательных обследований на предмет поиска у него кардиологической или сосудистой патологии.

Однако все медицинские обследования закончились безрезультатно – врачи констатировали отсутствие какой бы то ни было патологии, О. был, с точки зрения соматической медицины, практически здоровым человеком. Тем не менее, описанные симптомы продолжали беспокоить О., и заведующий отделением клиники, где О. проходил последнее обследование, направил его ко мне.

На момент обращения за психотерапией к симптомам О. присоединились также выраженный страх умереть от остановки сердца и невозможность вообще покидать пределы своего дома. На прием его доставляли родственники. Описываемая им феноменология кардиофобии и агорафобии практически парализовала его профессиональную жизнь – О. был довольно успешным бизнесменом, имеющим, кроме того, множество ближайших профессиональных планов. Разумеется, что в фокусе внимания терапевтического запроса О. разместил жалобы на мучающую его симптоматику, причем за пределы разговора о ней О. не выходил в течение нескольких первых сессий.
Когда О. смог отвлечься на время от соматических жалоб, мне удалось поинтересоваться особенностями построения им отношений с окружающими его людьми. Этот разговор вызывал некоторые затруднения у О., поскольку он не видел никакого практического резона говорить о чем-либо, не связанном с беспокоящей его симптоматикой. О. внешне выглядел очень маскулинным, несколько отстраненным и неэмоциональным человеком, речь его была краткая и отрывистая. Казалось, что никакие события не способны тронуть его сердце. По словам О., он всегда жил и воспитывался в ситуациях, которые предполагали, что «переживать и расстраиваться – это не по-мужски». Этакий «стойкий оловянный солдатик». Такое положение вещей и, собственно, сам рассказ О. вызвали во мне грусть и даже некоторую жалость к О. – не иметь возможности расслабиться в течение более чем 30 лет представлялось мне несправедливым.

Немаловажным в рассказе О. о своих отношениях с близкими людьми был следующий факт – самым близким для него человеком, несмотря на отсутствие теплоты в контакте, был его отец. Это был очень важный и авторитетный для О. человек, «многому научил» его и «хорошо воспитал». Но недавно отец умер от внезапного сердечного приступа. И случилось это примерно за 2 недели до возникновения первого «сердечного» приступа у О. (удивительное совпадение?!).

Я спросил О., каким образом он переживал смерть отца, на что он надолго задумался и ответил: «Переживал. Тяжело было». Я поинтересовался, была ли у него возможность делиться с кем-нибудь своими переживаниями, связанными со смертью отца, на что он ответил отрицательно и сказал, что не видел в этом никакого смысла – «мало того, что самому плохо, так еще заставлять страдать других».

Я выразил свою грусть о том, что «должно быть непросто оставаться одиноким со своей болью». В этот момент глаза О. наполнились слезами, и он стал говорить о том, что его отец «был очень хороший человек».

Я предложил О. поделиться, если он хочет, со мной своими переживаниями, с которым он до сих пор оставался одиноким. Не стоит и говорить, что эта идея вызвала интенсивный страх и недоумение О.

При этом он продолжал плакать, по-прежнему находясь вне контакта со мной. Мое сердце наполнилось болью, я сказал, что очень сочувствую и соболезную ему. Он посмотрел впервые на меня внимательно и довольно длительное время. Я сказал ему, что для меня было бы важным, если бы О. смог говорить о своих переживаниях, не оставаясь один на один со своей болью, а воспользовавшись моим присутствием. О., кажется, был потрясен тем, что его чувства могут быть кому-то еще интересны и важны. Собственно говоря, они (чувства) чаще всего были неинтересны и ему самому, он рассматривал эмоциональную часть своей жизни как досадный атавизм, который пока еще, к сожалению, не атрофировался за ненадобностью.

О. сказал, что ему было бы важно поговорить о своих чувствах с кем-либо, и начал рассказывать мне довольно подробно о переживаниях первых дней своего горя. Вначале ему не очень удавалось «отдаваться своим чувствам», но со временем он смог научиться размещать их в нашем контакте. Через некоторое время он позволил себе поговорить о своих чувствах с женой, что оказалось для нее «полной неожиданностью». Тем не менее, жена смогла поддержать О. в этом процессе. Спустя довольно непродолжительное время О. приехал ко мне самостоятельно, сказав, что его страх стал значительно меньше.

Приступы кардиофобии стали значительно реже.

В настоящее время терапии О. экспериментирует с восстановлением своей способности осознавать и переживать чувства, что оказалось для него очень интересным, увлекательным и ресурсным.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

День сурка: о формировании реальности психотерапией
Завершить этот небольшой философский экскурс я хотел бы краткой попыткой нового прочтения нашумевшего некогда фильма «День сурка», в котором главный герой – самовлюбленный и высокомерный телеобозреватель погоды Фил Коннорс – «застрял» во времени, все время просыпаясь в один и тот же день 2 февраля. Таким образом, этот единственный день повторялся в его жизни многократно. Сам же герой Била Мюррея воспринимал его каждый раз как совершенно новый, в его воспоминаниях день 2 февраля – день сурка – уже был и закончился вчера, когда он лег спать в свою кровать.
СТОИТ ЛИ СТРЕМИТЬСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПРОБЛЕМ?
Подавляющее большинство клиентов, обращающихся за психотерапией, так же, как и почти все пациенты медицинских клиник, хотят одного – не болеть и разрешить возникшие проблемы.
Поскольку ваша Жизнь регулируется по большей части концепциями, вы болеете разными болезнями, и у вас время от времени появляются более или менее серьезные социальные, психологические или соматические проблемы, которые требуют разрешения.
ТАКОВА ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА ВООБЩЕ, И ВЫ НЕ ОДИНОКИ  
По всей видимости, и вы когда-то болели и сталкивались с неприятностями. Не удивлюсь, что первое, что приходило вам в голову после того, как получили все свои небольшие бонусы от болезни, была мысль о том, как выздороветь. Даже несмотря на множество вторичных выгод, содержащихся в мотивах болезней, вам вряд ли хочется болеть всерьез.

ЧТО СЛУЧИТСЯ, ЕСЛИ ПОМЕНЯТЬ СООТНОШЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ И ПЕРЕЖИВАНИЯ?
Примерное соотношение концепции и переживания составляет 99,9:0,1 или 90:10. Первое соотношение характеризует жизнь ригидного человека, второе – жизнь свободного и открытого, того, кого мы называем «open-minded». Что же происходит, когда соотношение меняется? Можно ли вообще не переживать свою Жизнь?
ПЕРЕЖИВАНИЕ ЖИЗНИ – ЧТО ЭТО И КАК?
Представьте себе программу с вводными данными, которая стабильна, но ограничена количеством вариаций, которые могут произойти.
Представьте, что вся энергия, которая у вас есть, идет на обеспечение этой программы и поддержку ее стабильности.
Представьте, что это и есть ваша Жизнь.
Такому положению вещей есть альтернатива.
Если вы начнете передавать свою энергию в каждый из фактов сознания, то есть чувствовать, что именно вы живете прямо сейчас, то вызволите свою Жизнь из концептуальных связей.
А если вы позволите себе быть настолько внимательным и, самое главное, свободным, то увидите нечто неожиданное. Что-то, что ранее не вписывалось в вашу реальность. Значительная часть вашей жизненной энергии окажется свободной и доступной вам.
Это называется Переживать свою Жизнь.

Что такое чувства? Взгляд гештальт-терапевта.
Представляется целесообразным начать описание эмоциональной жизни индивида с введения в терминологический аппарат исследования категории агрессии и ее специфического понимания с позиции гештальт-подхода. Так, в гештальт-теории агрессия как феномен поля не имеет изначально никакой оценочной нагрузки и выступает лишь как активность, направленная на изменение окружающего мира
Вашу реальность обеспечивают "полевые магниты" управляющих станций
В этой статье я хотел бы проанализировать, каким образом концепции и переживание влияют на феноменологическую динамику в поле. Это важно постольку, поскольку именно этими двумя силовыми векторами в поле регулируется вся жизнь человека. Именно благодаря им человек изменяется, именно посредством их влияния формируются симптомы, от которых страдает человек и которые являются причиной или поводом его обращения за психотерапией. И наконец, именно диалектика концепций и переживания определяет динамику и эффективность процесса диалогово-феноменологической психотерапии. В самом общем виде я бы вполне мог утверждать, что с психологической точки зрения вся жизнь человека определяется динамикой требований self-парадигмы и переживания.

Топ публикаций
3 иллюзии, которые подрывают наше психическое здоровье. 3 иллюзии, которые подрывают наше психическое здоровье. Однажды с нами случится чудо, и мы научимся жить с...
Вина и обида. Обида и вина. Две стороны одной медали. Вина и обида. Обида и вина. Две стороны одной медали. Почему такие разные, полярные чувства я вдруг объе...
Несказочные истории: женские стратегии привлечения партнера Несказочные истории: женские стратегии привлечения партнера «Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпа...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice