×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Взгляд психоаналитика на Одиночество

11.11.2015 15:55:03
Подписаться на автора
5152
Взгляд психоаналитика на Одиночество
Взгляд психоаналитика на Одиночество


Что такое одиночество, откуда оно приходит? Наверное, каждый из нас хотя бы раз в жизни задавал себе этот вопрос.

Одиночество это чувство. Как и все другие чувства, оно зависит он нашего восприятия жизненной ситуации.

Если посмотреть на чувство одиночества с формальной точки зрения, то оно должно возникать, когда мы находимся в изоляции, т.е. одни. Но это далеко не так. Каждый день нас окружают сотни, а иногда и тысячи людей, мы ходим на работу, в магазины, ездим в метро, общаемся с коллегами, но, тем не менее, это не мешает человеку чувствовать одиночество. Конечно в процессе повседневной беготни и суеты мы забываем о нем, как бы не чувствуем его, так же как и не испытываем, а точнее не осознаем никаких других чувств.

Это как в анекдоте. Видишь суслика? — Нет! — А он есть!

Как правило, чувство одиночества обостряется в выходные и праздничные дни, когда суета под названием «НАДО» прекращается, и мы можем быть предоставлены самим себе и своим желаниям. Это так называемый синдром выходного дня. Многие чтобы справляются с этим идут в клубы, едут в гости, играют в компьютерные игры, употребляют алкоголь, и все это с единственной целью убить свободное время и не чувствовать одиночества.

Хотя с другой стороны в жизни бывают моменты или периоды когда мы физически находимся одни, но нам хорошо и комфортно и у нас нет одиночества. Здесь важно задать вопрос, о чем мы думаем, куда направлены наши мысли и с кем мы находимся в душе в этот момент. Наш мозг продуцирует мысли 24 часа в сутки, но лишь 1/10-ую из них мы осознаем и замечаем, остальные промелькивают в голове настолько быстро, что мы не успеваем ухватить их и осознать. Но именно эти мысли по большей части определяют наше настроение, чувства и эмоциональное состояние. Это так называемые бессознательные мысли. Например, мы можем грустить и тосковать о том, что что-то не ладится в отношениях с нашей супругой/супругом или сексуальным партнером.

Это может сопровождаться острым чувством одиночества. Но если мы сможем заглянуть в наше бессознательное, например, через анализ сновидений, очитки или оговорки, мы с удивлением можем обнаружить, что в нашем бессознательном проскальзывают совсем другие мысли и ассоциации. Например, воспоминания раннего детства, где мы чувствовали себя одинокими, когда родители ругались или были заняты работой и не давали эмоционального тепла. Как правило, это достаточно болезненные переживания, поэтому они вытесняются в бессознательное, а потом проецируются на актуальные жизненные ситуации. Когда это происходит, мы можем замечать, что в различных аспектах нашей жизни повторяются одни и те же ситуации. Например, мы оказываемся разочарованными или брошенными, или же сами отталкиваем от себя людей, объясняя это какими-то внешними причинами и обстоятельствами. В психологии такое объяснение называется рационализацией.

Если мы разбираем актуальные жизненные ситуации, например, на приеме у психолога, то это снимает определенное напряжение и остроту проблемы, но не избавляет нас от внутреннего конфликта, корни которого лежат в нашем бессознательном. В психоаналитической психотерапии эти бессознательные конфликты оживают и перерабатываются в переносе. Например, если клиента в детстве оставляла мама, и он не справлялся с этой тревогой и чувствовал себя подавленным, у него формируются определенные паттерны поведения, которые из раза в раз повторяют ту травмирующую ситуацию, с которой, будучи беззащитным младенцем, он не мог справиться.

В психотерапии, когда клиент начинает взаимодействовать с психотерапевтом, формируется перенос, в котором клиент начинает строить отношения с терапевтом так, как с тем значимым объектом, с которым был не разрешенный бессознательный конфликт.

Например, если у клиента была мама, которая хотела его бросить, была с ним эмоционально холодной и безразличной, он будет проявлять холодность и отстраненность от психотерапевта, каким бы теплым и эмоционально принимающим не был психотерапевт, клиент все равно будет чувствовать безразличие, брошеность и отвержение, подчас бессознательно провоцируя терапевта на это. Задача психотерапевта создать такие условия, чтобы бессознательное клиента получило другой, более позитивный замещающий опыт и произошло осознание (знание, полученное через собственный опыт), что в реальности, например в отношениях с психотерапевтом это по-другому и отношения здесь могут выстраиваться иначе, более конструктивно. Это очень длительная и кропотливая работа, требующая большой квалификации и выдержки т.к.

Здесь важно создать условия для изменений, а не объяснить клиенту, что к чему. Объяснение и понимание на уровне сознания ничего не изменит, большинство людей которые задумываются о жизни и так это понимают, и говорят на приеме примерно такие фразы: «- я понимаю, что обижаться здесь не на что но, но обида все равно возникает!» Мне очень нравится афоризм одного моего коллеги: Квалификация психотерапевта обратно пропорциональна количеству даваемых им интерпретаций (объяснений, советов).

Конечно, такая работа с повторенным проживанием чувств, которые актуализируется в переносе, сложна, а подчас и болезненна. Любые изменения наше бессознательное воспринимает с недоверием и опасением и тут-то как раз и возникает сопротивление, т.е. желание поступить привычным образом. Например, если клиент чувствует, что к нему безразличны или его используют (допустим, как это делали его родители) обидеться и уйти, бросить терапию, отомстить психотерапевту, став еще более несчастным, как часто маленькие дети поступают в своих фантазиях со своими родителями (вот я умру, и вы все пожалеете). Хоть мы и говорим о психотерапевтических отношениях, что там нет ничего личного, что есть нейтральность поддержка и принятие, но чувства то возникают самые настоящие и порой очень сильные, а наше сознание всегда готово придумать рационализацию (логическое объяснение) любому нашему эмоциональному решению. Работу сознания по рационализации мы легко можем наблюдать на гипнотических сеансах, когда человеку, например, внушается после гипноза выйти на сцену и открыть зонт.

Человек выполняет внушение, а когда его спрашивают, зачем он это сделал — он не говорит «не знаю». Его сознание придумывает объяснение. Например: на улице собирается дождь и я решил проверить свой зонт, а на вопрос, зачем ему нужно было выйти на сцену, он говорит, что в зале было много людей и я мог их поранить. Т.е. Он в полной мере объясняет разумность и рациональность внушенного ему действия и выдает его за свое желание. Этот пример наглядно показывает, как мы живем и действуем под влиянием бессознательного, и как сознание объясняет все это. А теперь давайте вернемся к теме одиночества. Как же оно формируется и что происходит в нашем бессознательном, когда мы чувствует себя одинокими. В психоанализе существует теория объектных отношений, которую описала в своих трудах Мелани Кляйн.

Так, например, для младенца первым объектом является материнская грудь, а потом и вся мать. От того, как складываются эмоциональные отношения у младенца в первые месяцы жизни, а перинатальные психологи говорят, что и внутриутробно, начиная с момента зачатия и эмоционального отношения матери к беременности, зависит качество жизни и эмоциональный статус человека. Если объектные отношения были нарушены в силу каких либо обстоятельств, например, в силу послеродовой депрессии матери, ее эмоциональной отстраненности или же физическим отсутствием и хороший внутренний объект «ЛЮБЯЩАЯ МАМА» не был сформирован, то человек постоянно будет чувствовать одиночество, не находить себе места, вне зависимости от того, находится он на людях или один. Он будет пытаться найти ту недостающую любовь, но будет искать ее исходя из своих бессознательных представлений у таких же отстраненных и эмоционально черствых людей, как и его мама.

Не получая того, что ему нужно он будет чувствовать дефицит этого, и тогда его потребность начинает быть не насыщаемой. Про таких людей обычно говорят: сколько не дай все мало! Это так называемое желание слиться с другим человеком, поглотить его, как бы вобрать внутрь себя и сделать тем «хорошим» объектом который ему необходим. Но на практике, если другой человек позволяет себя поглотить, он оказывается разрушенным и выплюнутым, а тот «хороший внутренний объект» так и остается не восстановленным. Еще, как правило, люди, страдающие от одиночества, бессознательно проверяют, насколько их любят и принимают окружающие люди, и результат такой проверки, как правило, оказывается отрицательным, т.к. общаться с человеком который сознательно или бессознательно выставляет колючки и демонстрирует свои не принимаемые, «темные» стороны, не очень то и хочется. Часто привычка к одиночеству и безуспешные попытки восстановить «хороший объект» внутри себя приводит к тому, что человек начинает обесценивать всех окружающих людей и особенно тех, которые к нему стремятся.

В этом аспекте часто можно услышать термины: высокомерие, нарциссизм, эгоцентризм, гордыня….

Это может проявляться в жизни по-разному: внешне человек пытается быть хорошим и делать все для других, но на самом деле делает другим то, что ему нравится делать или то, что он хочет, чтобы сделал для него. Т.е. он не видит другой объект (желаний и потребностей другого человека) и например, если ему нравятся ананасы, он идет в гости и несет с собой ананасы, хотя возможно те к кому он идет их не любят, а потом он ждет благодарности! Но может ли он получить благодарность при таком раскладе? Формальную — да, а искреннюю нет! И тогда он может вновь думать, что он все для других делает, а они его отвергают, как у него это было в детстве. Хотя, на самом деле все это служит защитой от той внутренней душевной боли, которую человек однажды испытал в раннем детстве и боится повторить вновь в своей жизни, избегая сколь либо значимых для себя отношений, предпочитая страдать от одиночества, нежели чем строить отношения, обратной стороной которых может быть та душевная боль, которую переживает младенец в периоды потери «хорошего объекта».

Мелани Кляйн описывает эти переживания младенца следующим образом: ТРЕВОГА, ОЩУЩЕНИЕ БЕСКОНЕЧНОГО ПАДЕНИЯ В ПРОПАСТЬ, РАСПАД НА КУСКИ, ОТЧАЯНЬЕ. Чем же здесь может помочь психотерапия? Во-первых, в ходе психотерапии проявляется та динамика, которая приводит человека к одиночеству. Через какое — то время становится понятным, какие объектные отношения в раннем детстве были нарушены. Но это лишь малая часть работы.

Основная часть работы происходит в переносе и напрямую не осознается клиентом, но имеет свое воздействие на бессознательное и ведет к изменениям. Например, критерием таких позитивных изменений может стать проявление агрессии к психотерапевта у застенчивого пациента, который раньше боялся проявлять агрессию, в каких либо отношениях. Это свидетельствует о том, что бессознательное клиента начало доверять терапевту и в большей степени прикасаться к своим чувствам, которые были изолированы внутри личности. С точки зрения экзистенциальной психологии (И.Ялом) одной из причин одиночества является изоляция внутренних частей Я, когда личность возводит барьеры от болезненных переживаний или от своих желаний. Когда клиент обретает целостность и начинает принимать себя, это во многом способствует ощущению комфортного пребывания с собой. Еще одна задача психотерапии это создать условия для восстановления хороших внутренних объектов, на которые человек мог бы опираться в трудные минуты своей жизни и переносить новый позитивный опыт на другие новые отношения.

Чтобы это было понятно можно привести пример: когда у нас были хорошие отношения с близким нам человеком и он при жизни оказывал нам поддержку, то и когда он умирает, в сложных жизненных ситуациях мы можем думать о нем. О том что бы он сказал, как бы он поступил и нам становится легче, потому что как внутренний объект он существует. Вообще с точки зрения современного психоанализа для психического здоровья и эмоционального благополучия человека важен позитивный образ обоих родителей. Т.е. Для нас не настолько важна фактическая реальность, сколько наши внутренние, бессознательные представления.

Ключевое слово здесь — бессознательные: потому что если, например, мужчина говорит, что очень любит и уважает свою маму, и у него было прекрасное детство, а в жизни унижает женщин и разводится с третьей женой, то это всего лишь самообман или говоря психологическим языком — рационализация.

В теме одиночества есть и еще одна опасность (не зря современные психологи назвали одиночество чумой 21 века).

Одиночество передается по наследству! В воспитании детей мы можем передать им только то, что у нас есть. То чего у нас нет — мы дать не можем.

Если у родителей нарушены объектные отношения то они не видят и не чувствуют настоящих потребностей своего ребенка. Так, например, когда ребенок капризничает и требует шоколадку они не могут почувствовать, что ему не хватает любви и душевного тепла, так сказать сладости жизни от того что его любят и принимают. Как правило, родители, не получившие сами душевного тепла, начинают заменять любовь гиперопекой и тревогой за ребенка, а на капризы реагируют с раздражением, т.к. чувствуют свою беспомощность и невозможность дать то, что просит от них ребенок. Сейчас есть много курсов, которые рассказывают о теории воспитания, о том, как воспитывать правильно. Но видя подобного рода предложения, которые звучат весьма заманчиво, я задаюсь вопросом, может ли формальной подход, например формальные объятья, успокоить ребенка в душе и дать ему чувство нужности и опоры, а не прекратить его капризы на уровне поведения. Я думаю, каждый сам сможет для себя ответить на этот вопрос, так как ему будет удобно.

Как писал известный американский психоаналитик Дональд Вудс Винникот. Никто кроме матери не может знать лучше, как заботиться о своем ребенке и тем более этому учить. Любая мать, которая справляется со своими переживаниями и помогает справиться с ними ребенку, является достаточно хорошей матерью для своего ребенка.

Что важно сказать в заключение этой статьи, чтобы подвести краткий итог?

Наверное, хочется сказать банальную фразу: одиночество это не приговор. Да это неприятное эмоциональное состояние, которое может быть достаточно болезненным, и сопровождать человека от рождения до смерти на протяжении всей жизни в той или иной форме. Если же мы ставим себе цель научиться строить те отношения, которые не будут формальными, а будут способны реализовать нашу потребность в душевной близости, то при помощи психотерапии мы можем найти внутренние ресурсы чтобы преодолеть те бессознательные детские травмы, справиться с душевной болью детства с позиции своего нынешнего опыта и начать строить отношения так чтобы они приносили нам удовлетворение. Закончить эту статью я все же хочу на оптимистичной ноте: как бы Вам не было сейчас одиноко и тяжело, при вашем желании и готовности работать над собой — это можно исправить в психотерапии, найти те ресурсы, которые помогут вам справиться со всеми трудностями и начать жить более счастливо. И что я могу сказать однозначно: если вы сейчас читаете эту статью, значит, вы выжили и выросли, стали личностью, справились и у вас есть для этого ресурсы, просто их нужно найти и научиться ими пользоваться.


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика