Выбор жертвы

Уже не в первый раз слышу от людей сожаления о том, что они «встречают не тех парней». Нередко замечаю комментарии в стиле «надо думать, с кем встречаешься». Все чаще наблюдаю, как жертв сталкинга и насилия обвиняют в некой вторичной выгоде – мол, они «сами притягивают абьюзеров». И, конечно, регулярно читаю заверения «суперженщин» о том, что с ними такого никогда бы не случилось, потому что они «умеют выбирать». Задолбали! Ни хрена вы не выбираете. Запомните: выбирают вас.
 
Насильники и сталкеры намечают себе жертву задолго до того, как она узнает об их существовании. Все остальное – лишь иллюзия контроля. Даже, если девушка сама подошла к незнакомцу в любимом баре, сама улыбнулась парню у лифта и сама подсела к студенту в библиотеке, реальность может оказаться совсем не той, что кажется. Мало кто задается вопросом, почему незнакомец выглядит таким привлекательным: почему он пьет то же, что и она, а в его наушниках играет ее любимая группа, почему он случайно взял последнюю книгу, столь нужную ей для экзамена, почему пахнет любимым одеколоном ее отца или собирается взять в приюте собаку, о которой она всегда мечтала. Мечта? Судьба? Нет, всего лишь игра, в которой марионетка даже не подозревает, что кто-то дергает ее за ниточки. Я не параноик и не призываю всех дуть на воду. Это всего лишь три реальных примера «знакомства со сталкером» из моей личной психотерапевтической практики.
 
Stalking – это всегда сознательное злонамеренное действие. И не важно, в чем оно выражается. Физическое преследование, непрошенное внимание, неожиданные подарки от едва знакомых людей, частые сообщения в мессенджерах и соцсетях, несмотря на блоки и просьбы не беспокоить – все это признаки навязчивого состояния и квалифицируется как преследование. Это не «проявление любви» и не «тебе показалось». Это форма насилия, которая может быть связана с психическим расстройством сталкера, а может и не быть. Люди без психопатологических наклонностей тоже используют преследование ради запугивания и достижения своих целей. Но психотический сталкинг, как правило, характерен для людей с аффективной патологией, БАР или шизофренией.
 
Особая опасность состоит в том, что бредовые навязчивые состояния и агрессия могут быть направлены абсолютно на любого. Человек может вообще не подозревать о том, что является объектом чьих-то фантазий. При этом преследователь будет знать о нем все. И «все» - это не фигура речи. «Все» - это кропотливый труд по сбору информации, которую люди мы так неосмотрительно разбрасывают вокруг себя в повседневной жизни. Эти «хлебные крошки» могут легко привести в вашу жизнь монстра, избавиться от которого будет весьма непросто. Ведь практически ни в одной стране мира до сих пор нет отработанного механизма защиты жертвы. Даже, если на законодательном уровне прописано что-то утешительное, на практике мало что работает.
 
Несуществующие отношения с жертвой – исключительно плод воображения сталкера, просчитать или предвидеть который невозможно. Ведь он живет в альтернативной реальности и искренне верит в то, что объект так называемой «любви» предназначен ему судьбой. Сталкер часто идеализирует свою жертву, наделяя ее уникальными качествами, проецируя собственные комплексы или пытаясь переписать прошлый травматичный опыт отвержения. Иногда ему нужно любой ценой добиться взаимности, и тогда в ход идут не только уговоры и знаки внимания, но и угрозы. Причем физической расправой преследователи могут грозить как жертве (и ее близким), так и себе.  А бывает, что фиксация на объекте не требует взаимности. Если достаточно лишь обладания, может легко дойти до похищения или даже убийства. Ведь мертвые не возражают, а любое отвержение вызывает сильнейшую фрустрацию и вспышки неконтролируемой ярости. И нет, это не лечится.
 
Для обладателей личностных расстройств кластера В – нарциссов, пограничников и психопатов – характерен так называемый пограничный сталкинг. Эти люди прекрасно понимают, что делают, и чаще всего направляют свои усилия в сторону партнеров, осмелившихся покинуть порочный круг отношений. Бывших жен и мужей преследуют, забрасывают письмами, тон которых колеблется между унижениями и мольбами о прощении до изощренных угроз. Мотивами могут стать месть или зависть, желание наказать или доказать свою исключительность. Разумеется, существуют и хищники - те, кто преследует ради спортивного интереса, наслаждаясь собственным превосходством и чужими страхом и смятением.
 
В зависимости от задействованных механизмов и уровня функциональности сталкера преследование может выражаться как в банальной навязчивости (непонимание отказа, ожидание после работы, ночные звонки, стояние под окнами, многочисленные попытки поговорить, дотронуться, мелкий вандализм), так и в планировании изощренного преступления. Суть остается неизменной – человек, ставший объектом преследования априори ни в чем не виноват, ибо не может предвидеть развитие ситуации и неспособен предугадать, что именно спровоцирует насильника. Единственное, что можно сделать, это защищаться. И я обязательно расскажу о возможных вариантах действий в следующей статье. 
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку