Ты бросил меня...

Ты бросил меня …
 
Ты бросил меня, ты бросил меня
Когда ты ушёл, я осталась одна
Ты бросил меня, ты бросил меня
Ты мне сказал, что я не нужна
Группа Стрелки
 
Часто слышу от своих клиентов, переживших разрыв отношений фразу: «Он меня бросил…»
Эта фраза свидетельствует о эмоциональной зависимости ее автора. Считаю, что можно бросить вещь или ребенка, со взрослым же человеком расстаются либо уходят.
На мой взгляд, хорошим диагностическим тестом для определения эмоционально зависимых отношений является знаменитая фраза из сказки Антуана де Сент- Экзюпери «Маленький принц»: «Вы в ответе за тех, кого приручили!».
В зависимости от позиции по отношению к этой фразе можно выделить три группы людей: Зависимые, противозависимые и психологически зрелые. 
 
Опишу эти позиции и картину мира людей, придерживающихся их.
 
Первая позиция – люди, разделяющие эту фразу.
Такой позиции придерживаются люди, склонные к зависимости от других, для подтверждения своих созависимых отношений. В отношениях они отказываются от себя, делая другого смыслом своей жизни. И тогда эта фраза – своеобразное оправдание их картины мира. Расстаться с другим при этом у них нет никакой возможности. Жить можно, только слившись с ним. «Другого как отдельного от меня нет и меня нет отдельно от другого. Есть Мы».  
 
Другой при этом не является сам по себе ценностью для созависимого, скорее он просто необходимость для его выживания. Он нужен, но не важен! Всю ответственность в отношениях созависимый отдает другому. И тогда он теряет свободу в отношениях, становится зависимым от него и беззащитным. В том случае, когда другой уходит, то он в картине мира созависимого «бросает»  его, буквально обрекает его на гибель.
Вторая позиция – люди, не разделяющие эту фразу.
 
Такой позиции придерживаются контрзависимые, либо иначе. противозависимые. Они, напротив, осуждают позицию ответственности и приручения, защищая свои установки безответственности к тем, с кем были и есть в близких отношениях. Отношения к другому, партнеру здесь скорее как к средству, функции. Часто это проявляется как цинизм  в отношении к близости и близким отношениям: «Я сам по себе, мне не нужны другие!»
 
На самом деле у контрзависимых потребность в другом не меньше, чем у созависимых. Но они встретились в своем опыте с травмой отвержения и «выбрали» для себя безопасную форму отношений. Они отказываются от близких отношений, чтобы не встречаться с болью. Не встречаясь с другим, избегая близости с ним – защищаешь себя от возможности быть им брошенным, расстаться. Не принимая ответственности, ты избегаешь встречи с неприятными чувствами – виной, тоской, предательством.
Может сложиться впечатление, что люди с первой установкой несвободны в отношениях, в то время как вторые предельно свободны. На самом деле и те, и другие не имеют такой свободы. И если созависимые люди не могут расстаться, то контрзависимые – встретиться.
 
За обеими позициями стоит психологическая проблема незавершенной сепарации – неспособность детей психологически отделиться от своих родителей, а родителей, соответственно, отпустить детей.  Александр Моховиков в свое время саркастично перефразировал известное высказывание Антуан де Сент- Экзюпери, «Мы в ответе за тех, кого приручили...» следующим образом «Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали…». Здесь скорее подчеркивается неготовность многих современных родителей отпускать во взрослую жизнь своих детей. Последствия такого рода родительской позиции я описывал в статьях: «Абулический синдром», «Лоботомия или под наркозом материнской любви», «Я буду жить для тебя» и др.
Супружеские отношения партнеров с незавершенной сепарацией  представлены в форме комплементарных браков.
Подробно об этом можно почитать в моих статьях: «Комплементарный брак: общая характеристика»,  «Комплементарный брак: психологический портрет партнеров»,  «Ловушки комплементарного брака: феномены эмоциональной зависимости в паре», «Разбитое корыто комплементарного брака: сказка о рыбаке и рыбке»).
 
Партнеры для таких отношений «подбираются» не случайно – каждый бессознательно ищет себе ту половинку, которая максимально подходит для удовлетворения своих детских базовых фрустрированных потребностей. Партнер для эмоционально зависимого используется как замещающий родительский объект. Следовательно, на первый план в таких отношениях выступают потребности детско-родительского спектра – в безусловной любви и в безоценочном принятии. Сказанное вовсе не означает, что вышеназванным потребностям нет места в зрелых партнерских отношениях, просто там они не являются доминирующими, как в случае описываемых отношений.
 
Так как комплементарные браки строятся на почве психологического дефицита партнеров, то в силу этого обладают большой силой притяжения и эмоциональной насыщенностью. Партнеры в таких браках дополняют друг друга, подходят друг к другу, как пазлы. Отношения между партнерами в таком браке по своей сути являются зависимыми.
 
Однако, красивая притча про две половинки не более чем миф. Конечно, не исключено, что люди могут почти идеально подходить друг другу. Но, думаю, что это временная ситуация. Отношения в паре – это процесс, а не стабильное состояние. Да и сами участники этого процесса также склонны к изменениям. Поэтому невозможно совпадать с другим все время. Случается, что кто-то из партнеров начинает активно меняться и тогда достигнутое равновесие нарушается: половинки перестают подходить друг к другу как прежде. Это кризис в отношениях. Но еще не смерть. Смерть отношений наступает тогда, когда партнеры не могут договариваться. Когда они не в состоянии осознать и принять неизбежность изменений и продолжают упорно держаться за старые, уже отжившие формы. Вот в этой ситуации и может родиться знаменитое: «Ты бросил меня!»
Было бы неправильно, описав зависимые отношения, не набросать «портрет» психологически зрелых людей.
 
Психологически зрелые люди строят отношения на основе взаимной ответственности. Они берут на себя свою часть ответственности и понимают, что она есть и у другого человека. Другой важен и ценен, но при этом не игнорируется ценность своего Я. Если удается договариваться с другим в моменты изменений и кризисов, сохранять баланс ответственности и баланс «брать – давать» в отношениях с другим, то отношения продолжаются.  В том же случае, когда договориться не представляется возможным, и отношения прерываются,  такой человек принимает свою часть ответственности и платит за нее сожалением. Сожалением, что отношения умирают, что не сбылись ожидания. Но при этом сам не «умирает» и не игнорирует важность другого в своей жизни.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку