Психологический порлат Psy-practice

Треугольник Карпмана. Созависимые отношения. Как выйти из созависимости?

В последнее время возникает очень много ситуаций домашнего насилия – например, муж страдает от алкогольной зависимости и на фоне этого садирует и бьет свою жену. Что делать женщине, если уйти из семьи она не может (ребенок, совместно нажитое имущество или сильная любовь к мужчине)?
Несомненно, первая трезвая мысль – ноги в руки и убегай! Однако ситуация довольно неоднозначная и обязательно стоит разобраться, почему происходит насилие. Почему в целом возникают такие отношения? Почему женщины продолжают в них находиться, и как им все-таки освободиться?
Однозначно, в контексте проблемы речь идет о феномене, описанном как «треугольник Карпмана». Это самая распространенная модель взаимоотношений между людьми, впервые описанная Стивеном Карпманом в 1968 году, – созависимые, стандартные отношения.
В основе модели – три привычные психологические роли, которые люди часто отыгрывают в ситуациях (жертва, преследователь и спасатель). Изначально треугольник Карпмана разрабатывался для описания картины в созависимых семьях, где есть явно «химически» зависимый человек (например, это может быть алкоголизм или наркомания, игромания, но в последнем случае речь идет не о совсем химической зависимости).
Зачатую ситуация складывается следующим образом – один из партнеров выпивает (часто – мужчина), не может избавиться от зависимости, и испытывая малейшее напряжение и стресс, сразу хватается за бутылку. Второй партнер, как правило, спасает или садирует. В те моменты, когда с алкоголиком что-то происходит, он разбивает голову, не доходит домой после очередной пьянки, второй партнер бежит спасать, но дома он начинает садировать – «Когда ты это бросишь?!» В обратной ситуации роли меняются. Условно – бутылка может быть как спасателем, так и жертвой или тираном, разрушающим семью, делающим отношения деструктивными.
Соответственно, партнер, который не пьет, может быть как спасателем, так и тираном или жертвой в возникшей ситуации. Аналогично и пьющий человек – жертва, тиран или спасатель. Подобная модель отношений складывается не только в семьях, где присутствует алкоголизм. В этом и суть этой уникальной ситуации – когда нет явной бутылки, нет и явной иглы! Тем не менее, участники меняются ролями в разных ситуациях – с родителями, начальником, преподавателем (например, учитель требует выполнять домашние задания (он тиран), предлагает сдать зачет через неделю (спасатель – отсрочил время сдачи)). Жертвой непосредственно для студента преподаватель редко бывает, подобная роль может отыгрываться перед заведующим кафедрой. Подведем итог – каждый человек, которому свойственно попадать в треугольник Карпмана, будет в тот или иной момент переживать на себе определенную роль.
Возвращаясь к основной теме – уходить или нет из садирующих отношений, и что нас держит в них? Ответ прозаичен – для нас важно проигрывать эту садистско-мазохистическую игру. С одной стороны женщина ощущает себя жертвой, испытывая моральное удовольствие от садисткого отношения к себе (мазохизм); возможно, для нее эта роль привычная. Однако с другой стороны она садирует находящегося рядом мужчину и тоже получает от этого безумное удовольствие («Все плохое в моей жизни происходит из-за тебя! Вот ты опять не сделал то, не выполнил обещание, из-за тебя я в постоянной депрессии, у меня даже возникают суицидальные мысли!»). Такое поведение – это тоже форма агрессии и садизма.
В действительности людей, которые в отношениях используют треугольник Карпмана, довольно много. Однако осознанно никто от этого не получает удовольствие. Как правило, они находят себе партнера, подверженного садизму, имеющего в психике вытесненные жертвенную и садистическую части (в том случае, когда это осознанные части, человек более или менее наблюдает со стороны за своим поведением). Определившись со своей жертвой, такие личности еще больше додавливают ее, чтобы непосредственно над ними уже издевались. На примере – если в паре один из партнеров истерически орет на другого, а второй молча сидит («Ничего страшного не произошло!»), основной агрессор тот, кто молчит; первый же просто выплескивает эмоции за двоих. Еще один пример – женщина сидит и плачет, а мужчина так и сяк старается ее успокоить, но у него это не получается, она все так же остается несчастной жертвой. В этом случае женщина бессознательно провоцирует партнера на дальнейшую агрессию, садируя его, а в ответ мужчина начинает проявлять грубую энергию, применять силу, кричать и ругаться.
Почему возникает такой садомазохистический вариант психики? Первый и самый распространенный сценарий – в семье были случаи алкоголизма (папа-алкоголик или папа с садирующим, психопатическим складом характера). Не обязательно это психопат и социопат, родитель мог просто сорваться, был аффективным, а мать, наоборот, – бедная и страдающая. Складывается довольно нестандартная ситуация – все плохо было из-за папы, но почему-то мама не могла уйти из отношений. Повзрослев, человек чаще всего не понимает поведения своей матери («Почему же она не ушла?!»). А все дело в том, что ей нужно было с кем-то проигрывать историю своей внутренней агрессии, нужно было чувствовать себя и жертвой, и агрессором, выплескивая на кого-то весь негатив и недовольство жизнью! Если бы не было отца, она бы бичевала сама себя, такое развитие событий намного болезненнее.
Бывают и обратные ситуации – мужчина подвергается женской агрессии. Условно – это когда женщина из него делает «тряпку» («Ты ничего не можешь! У тебя руки не оттуда растут! Ты только то и делаешь, что лежишь на диване!»). Этот посыл постоянно транслируется мужчине (папа у нас ничтожество, а я все тяну на себе).
В обоих ситуациях ребенку сложно внутренне присоединиться. Зачастую дети объединяются с той фигурой, которая занимает жертвенную позицию (но в действительности внутри эта фигура самая агрессивная в семье!). Внутри своего сознания ребенок будто расщепляется – он страдает и не знает, к кому присоединиться, ведь одинаково любит папу и маму. Для того чтобы в нашей психике соблюдался баланс, нужна любовь к обоим родительским фигурам. Однако ребенку бессознательно приходится принимать сторону жертвы, поэтому он поддерживает того, кто больше страдает и, соответственно, пытается его защитить. Такая ситуация в семье патовая, особенно для мальчика, если он объединился с мамой против папы-тряпки. Получается, что тот лишен отца, и мать фактически стала между мальчиком и папой, на выходе – пострадает мужская психология.
Еще один вариант – ребенок на себе чувствовал насилие со стороны мамы или папы, как правило, основанное на явных или не очень проблемах между взрослыми (то есть на малыше фактически происходит отыгрывание). В любом случае у такого человека, когда он повзрослеет, происходит сцепка эмоций – любовь приравнивается к насилию. Как следствие – человек не будет чувствовать полноценную любовь, если не ощущает себя жертвой или садистом. Это семейное отыгрывание не принесет желаемое удовлетворение, если отношения спокойные – человек будет постоянно чувствовать тревогу, бояться, что рано или поздно партнер совершит какое-то насилие. Такая ситуация усугубляется, если ребенка только после всех насильственных случаев в семье жалели, утешали, заботились о нем, максимально уделяли внимание. Соответственно, партнер (мужчина или женщина – не важно) в отношениях будет провоцировать второго на скандал, ссору, истерику, чтобы получить в ответ любовь, ведь это чувство глубокой привязанности он испытывает только после того, как его обидели, унизили, растоптали, забили. По-другому быть не может – внутри сознания формируется крепкая сцепка.
Здесь очень важно понимать, что тот, кто чувствует себя жертвой, как правило, сам принимает жертвенную позицию, бессознательно провоцируя другого на насилие над собой. У каждого из участников этой системы возникнет потребность, чтобы все вокруг от него зависели. И они действительно зависят друг от друга – если не будет одного из участников, не появятся и перепады (сначала жертва, потом превосходство). История, когда алкоголик побил жену, она ушла от него, а тот решил сохранить отношения и пришел извиняться, свидетельствует только о том, что у человека есть безумная потребность (нарциссическая) – во мне нуждаются, без меня не смогут выжить, все зависят от меня, а я всех спасаю. Эта потребность сродни какому-то наркотику, как будто в этот момент в кровь выделяется огромное количество гормонов («Власть у меня, я важна и нужна тебе! Давай, побей меня еще раз, а потом именно я буду тебя спасать!»). Большую долю в этом влечении занимает спасательская часть, и если ее осознать и направить в нужное русло, это будет конструктивно. Часто возникают ситуации, когда жертва приглашает к насилию, сама провоцирует партнера (фраза, действие), осознавая, что сейчас попадет в больную точку («Ты должен был отреагировать нормально! Это ты не справился со своими травмами и предрассудками, убеждениями и т.д. Это твоя проблема, что ты сейчас так себя чувствуешь!»). Ситуация в целом напоминает замкнутый круг, ведь не понятно, кто прав и виноват. Однако жертва всегда «выкручивается», занимая знакомую для себя позицию – виноваты все вокруг, но не я.
Как со всем этим справиться? Очень важно осознавать в крупных ссорах и переживаниях каждый момент времени, анализировать и размышлять над тем, как бы вы смогли повлиять на ситуацию. Самый сложный вопрос в любой позиции (жертва, садист, спасатель) – как я повлиял на то, что произошла эта ситуация; какая моя ответственность?
Сосредоточьтесь на себе, другие потом тоже изменятся, когда вы повысите уровень своей осознанности и будете меньше провоцировать партнера, приглашать его к насилию, заниматься спасением «утопающего», а затем выдвигать ему различные обвинения. Часто самому довольно сложно заметить, что не так в поведении, и более того – такой анализ болезненный для эго. Именно поэтому для созависимых людей рекомендована терапия. В психотерапии можно увидеть все эти негативные и деструктивные паттерны поведения. Даже если ваш партнер не хочет идти на терапию, вам стоит посетить психолога самостоятельно – занимайтесь в первую очередь собой, и отношения со временем в семье тоже выровняются. Кроме того, не только партнер, но и близкие люди (родители, дети) могут выровнять поведение, обратив внимание на ваше более конструктивное отношение ко всему. Каждый человек имеет право на уважение, а то, что из-за его травм у него сложился определенный тип поведения, не делает его хуже окружающих. Психотерапия помогает справиться с ощущением жертвенности, проработать деструктивные паттерны и поднять самооценку (человек сможет понять, что к нему относятся хорошо не зависимо от того, хорошо он себя ведет или плохо).
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку