ПСИХОТЕРАПЕВТ КАК РОДИТЕЛЬ

Задача психотерапевта не заменять клиенту

его родителей, а привести его к ним

Б. Хеллингер

Во многом функции, которые выполняет психотерапевт в отношении клиента, являются функциями родительскими. В большей степени это касается психотерапии характера, когда речь идет не о работе с ситуативно обусловленными проблемами, а об изменении картины мира клиента и всех ее составляющих – образа мира, образа Я, образа другого. В данном случае источником проблемы клиента является не сложившаяся сложная ситуация в его жизни, а особенности структуры его личности. Скажем проще, клиент – сам источник своих психологических проблем: он постоянно наступает на одни и те же грабли, делает в своей жизни круг за кругом и неизбежно оказывается в том же самом месте.

В этом случае психотерапевт неизбежно сталкивается с травмами развития клиента, являющимися следствием нарушения детско-родительских отношений, в результате чего ряд значимых потребностей ребенка оказывается неудовлетворенным. Речь идет именно о хронических травмах, которые являются  результатом постоянно фрустрированных потребностей ребенка, в первую очередь – в безопасности, принятии, безусловной любви.

Психотерапевт обладает всеми качествами достаточно хорошего родителя. Он:

  • Чувствителен к потребностям клиента;
  • Включен в его проблемы;
  • Безоценочно его принимает;
  • Доверяет;
  • Поддерживает;
  • Заботится;
  • Снимает тревогу.

Вследствие вышесказанного, клиент в процессе терапии неизбежно регрессирует в позицию ребенка, проецируя на психотерапевта родительский образ, клиент начинает видеть в психотерапевте того родителя, которого ему не хватало.

В психотерапии, по словам Д. Винникотта, мы пытаемся имитировать естественный процесс, который характеризует отношения между матерью и ребенком. Именно пара "мать-ребенок" может научить нас основным принципам терапевтической работы с клиентами, у которых раннее общение с родительскими фигурами было "недостаточно хорошим" или оказалось по каким-либо причинам прерванным.

И психотерапию, собственно, метафорически можно представить как процесс родительства – сопровождение психотерапевтом ребенка-клиента по траектории его жизни.

Психотерапевту в описанной ситуации неизбежно приходится быть глубоко включеннным в терапевтический процесс.

В связи с такой включенностью психотерапевт неизбежно переживает интенсивные чувства как клиентов (в терапии их принято называть переносом), так и свои собственные (контрпереносные).

Процесс психотерапии часто поднимает сильные эмоции клиента, с которыми ему бывает сложно совладать. Клиенты в психотерапии часто бывают дезорганизованными, эмоционально неустойчивыми.

Проще, конечно, психотерапевту обходиться с "позитивными"  эмоциями клиента – сочувствием, интересом, восхищением, любовью…

Гораздо сложнее переживать чувства и реакции "негативного" регистра – обесценивание, обвинение, упреки, раздражение, злость, ярость, стыд, вину… Тем более, что психотерапевту в процессе контакта с клиентом часто приходится выдерживать такого рода чувства, пользуясь терминологией Биона, – контейнировать.

Как в таком случае удержаться в контакте, не пускаясь в отреагирование? Какими ресурсами должен для этого обладать психотерапевт?

На мой взгляд, одним из механизмов, позволяющим психотерапевту совладать с негативными чувствами, является понимание им как сути терапевтического процесса, так и сути тех процессов, которые происходят с личностью клиента в психотерапии.

Понимание того факта, что клиент интенсивно переживает и пытается отреагировать свои детские чувства, а психотерапевт оказывается мишенью на линии огня клиента, что эти чувства направлены не на него, а на других людей (а часто и осознанно подставляясь под этот огонь), позволяет ему оставаться в рамках психотерапевтической позиции, не опускаться до уровня отреагирования – с одной стороны, и принимать негативные чувства с меньшим вредом для своего психологического здоровья – с другой.

Психотерапевт-родитель внимательно прислушивается к «звучанию» клиента, тестируя и по возможности удовлетворяя его потребности, со временем все меньше и меньше контролируя и опекая его, передавая ему ответственность за свою жизнь.

Так, со временем многие родительские функции по отношению к клиенту – принятия, поддержки, любви, оценки – становятся внутренними функциями клиента – самопринятие, самоподдержка, «самолюбие» (любовь к себе), самооценка…

При этом очень важно помнить, что главной задачей психотерапии является не заменять психотерапевту родителей клиента, не становиться для него теми родителями, которых ему не хватало, а привести клиента к его собственным родителям.

Психотерапевтической ошибкой здесь будут попытки конкурировать с родительскими фигурами, старание стать лучшими родителем для клиента. В этом случае клиент будет неосознанно сопротивляться психотерапии  вплоть до ухода из нее по причине наличия у него неосознаваемой и неизбежной лояльности к родителям, независимо от их реальных характеристик.

Хороший результат терапии будет таким же, как и в случае с хорошим родительством: в процессе взросления ребенка родители становятся его внутренними объектами, и человек сам становится для себя родителем, способным к самоподдержке в сложных ситуациях; в процессе же психотерапии психотерапевт становится внутренним объектом для клиента, и клиент в состоянии быть для себя терапевтом.П

Для иногородних возможно консультирование и супервизия  по скайпу.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку