Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Психотерапевт как Другой

Подписаться на автора Психотерапевт как Другой
16 Марта 2018 11:46:56
1265

ПСИХОТЕРАПЕВТ КАК ДРУГОЙ 

Психотерапия –

это совместное с клиентом

 конструирование реальности.

 В том числе и реальности его Я.

 

Психотерапевт «подчищает» родительские  

ошибки  и промахи в контакте с ребенком. 

 

Суть психотерапии 

Суть психотерапии, на мой взгляд,  в совместном (клиент/терапевт) переструктурировании картины мира клиента и ее составляющих (картины Другого и картины Я). Если в  рамках психологического консультирования ставится задача решать проблемы Я, обусловленные ситуацией, то в рамках психотерапии такой проблемой становится проблема самого  Я или образа Я (картины Я) и образа мира (картины мира), которые перестают быть адекватными реальности.

Психотерапевт не меняет объективную реальность клиента, да и не может это сделать. Объектом его профессионального внимания становятся субъективные образы этой реальности – внутренние феномены Я. Одним из таких центральных феноменов является Я, или точнее образ Я или Я-идентичность.

Объект терапии

Я есть социальный конструкт.Мне откликается идея Джерджена о том, что нет иной реальности, кроме той, которую мы конструируем в отношениях. В таком случае, Я, как результат, содержательно есть продукт знания и опыта человека. Я, как процесс,  представляет собой контакт с миром не-Я. Лишь в контакте, встречаясь с иным, не-Я Я обретает свои границы, свою плотность и наполненность.

Изначально Я – пустое.  Я – это сумма знаний, приобретаемых человеком в процессе жизненного опыта. Знания эти могут быть получены разным путем: они могут быть «открыты» Я в результате контакта с миром не-Я,  а могут быть усвоены от других. В первом случае это будут свои знания, активные, во втором – чужие, пассивные.

О важности Другого

Человеческие существа не обладают базовой, фундаментальной, чистой человеческой природой. Она является трансисторической и транскультурной. Человек является изначально незавершённым (недоукомплектованным) и его докомплектация предполагает необходимость встроенности в специфическую культурную матрицу. Другой человек выступает проводником для ребенка в мир людей.

Именно Другой является для нас некоей ценностью, в глаза которого мы можем посмотреться и увидеть себя. Увидеть себя в Другом, как в живом зеркале. Потому что, когда мы смотрим на себя в обычное зеркало, мы не имеем избытка видения. М. Бахтин говорит, что человек испытывает перед зеркалом ложь и фальшь, потому что, находясь перед зеркалом, он хочет посмотреть на себя глазами Другого, но ничего, кроме удвоения своего собственного лица, в зеркале он не видит. Он не видит эмоционально-волевой реакции на себя со стороны другого человека, он видит только свои-чужие глаза, которые отражаются в этом зеркале.

Лишь глядя в глаза Другого, мы видим себя глазами Другого. Эти глаза могут быть дружелюбны, ласковы, приветливы или, наоборот, подозрительны, ненавидеть нас, смотреть на нас с плохо скрываемым презрением. Никакой подобной реакции в зеркале мы, естественно, увидеть не можем, и получается ситуация двойника.

Родитель как Другой

Психическое и личностное развитие  является развитием интерпсихическим и межличностным и предполагает интенсивный контакт между ребенком (Я) и взрослым (Другим, не-Я). Еще Л.С. Выготский, говоря о важности другого человека в психическом развитии ребенка, утверждал что «каждая высшая психические функции появляется на сцену дважды: сначала как функция интерпсихическая (межличностная), а затем, как интрапсихическая (внутриличностная)». Несомненно, это относиться и к личностному развитию, к развитию Я. Наличие Другого – иного, не-Я – необходимое условие появления, осознавания и заполнения Я.

Родительское отношение к ребенку становится в итоге его самоотношением. Значимые Другие (а такими в первую очередь являются родители) закладывают в ребенке основы для его Я-образа и образа Мира.

В норме, у индивида с ранних лет должна быть воспитательная среда, обеспечивающая в значительной мере эмпатию, внимание и отзеркаливание.

Анализируя модели детско-родительских отношений в раннем возрасте,   Х. Кохут обратил внимание, что большинству родителей свойственна специфическая откликаемость на развивающиеся потребности ребёнка. Родители искренне радуются успехам своего малыша, испытывают чувство гордости за него, переживают в случае, когда ребенка постигает какая-либо неудача, стараются успокоить его, когда он плачет, помогают ему в трудной ситуации и пр.

Когда в детско-родительских отношениях присутствует все названное, Х. Кохут говорит, что между родителями и ребёнком образуется Я-объектная связь, а сами родители становятся Я-объектами для своего ребёнка.

 Среди важнейших функций Я-объекта Х. Кохут выделяет:

  •  контейнирование  (родитель смягчает неудачи, сглаживает их, не позволяет гипертрофировать эмоции малыша до состояния паники и ужаса);
  •  авансирование  (родитель верит в возможности ребёнка, предоставляет ему условия для самостоятельного достижения целей); 
  • поддержка (родители искренне со-радуются со своим малышом, испытывают чувство гордости за него); 
  • принятие (родители безусловно принимают своего ребенка и разные его качества).

Родительские качества-функции (забота, поддержка, принятие, любовь) интернализируются  ребенком (присваиваются, ассимилируются) и становятся со временем его собственными Эго-функциями – самоподдержка, самоверенность, самопринятие, самоуспокоение… и много еще других «само-». В итоге, повзрослевший человек в стандартных, привычных для него  ситуациях, уже не нуждается в поддержке родителей и способен самостоятельно работать в «режиме само-».

Если у ребёнка была мать (либо другой значимый объект) , которая испытывала искреннюю радость от первых достижений своего малыша, контейнировала его неудачи верой в растущие способности и успех, принимала и любила его, то у такого ребёнка во взрослом возрасте будет стабильное позитивное самоотношение, его идентичность будет целостной и непротиворечивой.

Проблема

В том случае, если Я-объектная связь между родителем и ребенком не образуется (а это возникает в связи с психологической несостоятельностью Я-объектов) у ребенка могут оказаться провальными некоторые базовые Эго-функции (М. Балинт говорит о базовом дефекте). Это может привести к формированию  проблемной Я-идентичности – от фальшивого Я при нарциссической структуре личности, до пустого Я – в случае структуры пограничной.

Вышеназванные варианты проблемной Я-идентичности приводят к целому ряду психологических проблем различного плана:

  • проблемы с самооценкой (низкая, либо неустойчивая самооценка);
  • различного рода зависимостям (пищевые, химические, зависимость от другого человека или со-зависимость и др.);
  •  депрессия, апатия, скука;
  • экзистенциальные проблемы (отсутствие смысла жизни, радости жизни, хаос ценностей и др.)

Терапевт как Другой

Х. Кохут, который является одним из глобальных реформаторов классического психоанализа, обратил внимание, что аналитическое правило абстиненции терапевта травматически фрустрирует клиента. Психоанализ, собственно, как психотерапевтический метод был разработан Фрейдом под клиента невротического уровня. Однако для клиента пограничного уровня "отзеркаливающие" реакции терапевта разрушали и без того хрупкую идентичность клиента.

Терапевт, руководствуясь психоаналитическим предписанием нейтральности, загоняет клиента «в угол» повторения своих типичных детских реакций.  И если на первом этапе целесообразность такого поведения терапевта можно обосновать диагностическими целями, то дальнейшее пребывание психоаналитика в «отзеркаливающей» нейтральной позиции препятствует, по мнению Х. Кохута, развитию клиента.

Смысл же и основная цель психотерапии, с точки зрения этого учёного-аналитика, в предоставлении клиенту пространства для до-формирования своих прерванных процессов развития. Таких процессов у клиента всегда множество. Связаны они с тем, что в своё время ребёнку не было дано достаточно условий для полноценного развития всех своих личностных качеств, потребностей, нужд, желаний и чувств. Так или иначе, родители фрустрировали ребенка своими запретами, холодностью, обесцениванием и другими деструктивными проявлениями своего поведения.

Что бывает, когда одна или несколько функций Я-объекта нарушены?

Кохут говорит, что из тех детей, у которых не было хороших Я-объектов, вырастают личности с проблемати в Эго-идентичности, то есть те, кто составляют основной контингент психотерапевтов.

Что же делать? Ведь клиенты уже состоялись как личности и их прошлого не изменить? Возможно ли дорастить клиента, восстановить его несформировавшиеся Эго-функции?

Да, возможно, посредством появления в жизни клиента Я-объекта и создания продуктивной Я-объектной связи.

Таким Я-объектом для клиента становится терапевт. Терапевт «подчищает» родительские ошибки и промахи в контакте с ребенком.  Х. Кохут говорит, что правильно будет не продолжать фрустрировать клиента «отзеркаливанием» либо молчанием, а эмпатийно откликнуться на его переживания. Тогда в  психотерапии у клиента появляется возможность заново выстроить с психотерапевтом Я-объектную связь. Х. Кохут говорит про необходимость формирования в психотерапии Я-объектного переноса, когда все функции Я-объекта будут спроецированы на психотерапевта.

  Нужно ли для этого психотерапевту что-то делать специально?

Формирование Я-объектного переноса – естественный для клиента процесс. Если психотерапевт эмпатийный и принимающий настолько, что позволяет клиенту регрессировать к своим более ранним возрастам, то формирование Я-объектного переноса запускается автоматически. Психика клиента будет требовать до-развития тех прерванных процессов, которые когда-то были фрустрированы «холодными» родителями. И здесь психотерапевту понадобятся все ранее перечисленные отсутствующие в жизни клиента родительские функции: контейнирование,   авансирование,  поддержка, принятие.

Психотерапевту необходимо эмпатийно откликаться на переживания клиента, помогать ему образовывать в психотерапевтическом пространстве Я-объектную связь, контейнировать его сильные чувства.. Тогда клиенту будет предоставлена возможность в до-формировании себя самого, в до-развитии собственной эмоциональности, в до-собирании недостающего психико-энергетического ресурса.

 Терапия не должна останавливаться на уровне отношения с клиентом Родитель - Маленький ребенок.  Клиент, подобно ребенку, постепенно «подрастает» в процессе терапии. И вот тут начинается пространство для фрустрации, которая позволяет ребенку в жизни и клиенту в терапии столкнуться с правилами и ограничениями этого мира, разочароваться в нем, принять его несовершенство, разочароваться в иллюзиях относительно мира и родительских фигур, пережить это разочарование и встретиться с реальным миром и реальными Другими.  И вырасти.

Для иногородних возможна консультация и супервизия по скайпу. 

Скайп: Gennady.maleychuk




Теги: #контейнирование #принятие
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Мертвая царевна в сказке и жизни
Предметом моего исследования стала известная сказка А.С. Пушкина "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях". У сказки, как и у любого произведения, есть много фокусов анализа. Я в своей статье рассмотрю лишь психологический ракурс и сфокусируюсь на особенностях отношений главных героев и их структуре личности. На мой взгляд, это одна из сказок, в которой описываются типичные отношения между матерью и дочкой. Эта тема довольно часто встречается и в других сказках. Схожие мотивы обнаруживаются в сказке "Белоснежка и семь гномов", "Десятое королевство" и др. Фокусом моего внимания в данной статье станут отношения мачехи (Царицы) и царской дочки (Царевны).
Обретая целостность: путь Фионы
На примере истории жизни сказочного персонажа Фионы из анимационного фильма «Шрек» рассматриваю процесс интеграции как важный момент в терапии клиентов с расщепленной идентичностью.
Работа с симптомом в гештальт-подходе
В статье предлагается алгоритм работы с психосоматическим симптомом в траниции гештальт-подхода
Между "Надо" и "Хочу"
В статье описаны два типа нарушения развития, называемые Большой Ребенок и Маленький Взрослый и способы терапевтической работы с ними
ВНУТРЕННИЙ ТРАВМИРОВАННЫЙ РЕБЕНОК (ЛОВУШКА ТРАВМЫ)
Травмированный ребенок оказывается навсегда застрявшим между двумя мирами – миром Ребенка и миром Взрослого. Внешне, физически, такие люди выглядят как взрослые, внутренне же, психологически, остаются детьми – маленькими взрослыми. Такие люди всегда психологически находятся в позиции ребенка – недокормленного, вечно голодного, неудовлетворенного, нуждающегося, зависимого, требовательного к другим. Обиды, недовольство, упреки, претензии такого взрослого ребенка изначально предназначены родителям. Однако под эти чувства могут попадать другие люди, чаще всего их партнеры по жизни.
ЗАВИСИМОСТЬ – СО-ЗАВИСИМОСТЬ?
На мой взгляд, в современной психологической литературе существует некоторая путаница по поводу значения терминов "со-зависимый" и "зависимый", "зависимые  и со-зависимые отношения". Выскажу свое мнение на этот счет.


Топ публикаций
Болезнь как способ приблизиться к счастью Болезнь как способ приблизиться к счастью О том, от чего на самом деле может защищать болезн...
О ПРИНЯТИИ СЕБЯ О ПРИНЯТИИ СЕБЯ Принимайте себя - помогайте себе меняться!...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice