Неспособность переносить одиночество или при чем здесь детский опыт?

Можете ли вы быть в одиночестве? Как вы себя чувствуете в это время? Речь идет именно о способности переносить одиночество, а не о вынужденности в связи с обстоятельствами.
 
Кому-то приходится в силу профессии весь день пребывать в уединении, но испытывать при этом колоссальный дискомфорт. Другой человек может ощущать себя покинутым даже среди людей,  ведь не всегда дело в физическом наличии окружающих.
Переживание одиночества время от времени знакомо каждому из нас. Более того, умение находиться в этом состоянии напрямую связано с эмоциональной зрелостью личности.
В отличие от так называемого «нормального», периодического, чувства одиночества, патологическое одиночество  тотально и беспросветно, оно ощущается как внутренняя пустота, абсолютная изоляция. В этом случае уединение становится для человека сродни  небытию, он не чувствует реальности своего существования, как будто  бы все вокруг – иллюзия. 
 
Такие драматичные переживания нередко свойственны  шизоидным личностям, то есть крайне интровертированным  людям, чей основной внутренний конфликт лежит в области «близость-дистанция»: в одиночестве плохо, а в отношениях – невыносимо (https://psy-practice.com/publications/lichnye-otnosheniya/ya-ne-vyderzhivayu-blizkikh-otnosheniy-chto-so-mnoy-ne-tak/).
 
Иногда от людей с сильно выраженным шизоидным радикалом в доверительной беседе можно услышать о том, что наедине с собой они испытывают  страх или даже панику, и единственным способом справиться с ужасом от потери контакта с реальностью  становятся навязчивые мысли или действия.
 
И тут мы подходим к основному вопросу этой заметки: так все-таки, что  же помогает людям  спокойно  выдерживать одиночество и как формируется эта способность?
 
Как лаконично выразился известный британский психоаналитик Д.Винникотт, «...в основе способности к одиночеству содержится парадокс: она представляет собой опыт пребывания в одиночестве при одновременном присутствии кого-то другого» (Winnicott, D.W. (1958) The capacity to be alone).
Другими словами, всем нам с самого раннего детства необходим чуткий и заботливый взрослый для того, чтобы мы научились оставаться наедине с собой.
Между ребёнком и взрослым, чаще всего матерью, устанавливается эмоциональная связь, которая особенно сильно проявляется в те моменты, когда ребёнок ищет утешения при переживании тревоги и страха, в случаях новизны ситуации, опасности, стресса. Привязанность дает ребёнку ощущение защищённости, безопасности, комфорта.
 
Исследователи феномена привязанности выделяют четыре ее типа:
  • Надежная привязанность
  • Ненадежная избегающая привязанность
  • Ненадежная тревожно-амбивалентная привязанность
  • Дезорганизованная привязанность
Cпособность ребенка спокойно переносить одиночество закладывается исключительно в условиях надежной привязанности к значимому взрослому. В этом случае мать и ребенок настроены друг на друга как музыкальные инструменты в дуэте.
 
Для оценки привязанности ребенка к матери еще в 1970-х годах был проведен эксперимент, получивший название «Незнакомая ситуация». Незнакомая обстановка – это стресс для маленького ребенка, а в ситуации стресса активизируется система привязанности. Цель эксперимента - выяснить, как годовалый ребёнок будет  встречать свою маму после разлуки, продлившейся несколько минут. Ребёнок и мать должны были играть в комнате, где находятся игрушки, в присутствии незнакомого третьего лица. Согласно условиям эксперимента, в какой-то момент  мать покидает комнату, а наблюдатель пытается играть с ребёнком, в другой момент ребенок оставался играть совсем один. Через несколько минут мать возвращалась.
 
Как показал эксперимент, малыши с надежным типом привязанности на расставание с мамой реагируют плачем, зовут и ищут ее, испытывая явный дискомфорт. Но когда мама возвращается, они радостно ее встречают, протягивают к ней ручки, просят утешения, а через короткое время возобновляют свою игру, прерванную уходом матери.
 
Дело в том, что ребенок сначала учится играть с самим собой в присутствии матери. Благодаря ощущению безопасности и комфорта (при надежной привязанности) малыш может на короткое время даже забыть о маме. Какое-то время он способен поддерживать фантазию о ней, но если мамы нет слишком долго, тогда эта фантазия становится навязчивой и не приносит успокоения. Безусловно, увеличивать время пребывания ребенка в одиночестве необходимо постепенно, чтобы его психика смогла адаптироваться.
 
По мере взросления (примерно к 3 годам) ребенок способен сохранять в своем сознании образ и ощущение материнского присутствия все дольше и дольше. В этом ему помогают так называемые «переходные объекты»: любимая игрушка, мамин платок с ее запахом или другие вещи, напоминающие о ней.
 
Итак, способность личности к самоуспокоению формируется благодаря трансформации внешнего поддерживающего окружения (родители, прежде всего) во внутреннее ощущение. Это как убежденность в доброжелательности среды не столько на уровне мыслей, сколько на уровне чувств.
«Индивид в состоянии вынести одиночество во внешней реальности, лишь если он никогда не находится в одиночестве во внутренней реальности» (Г. Гантрип, британский психолог).
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Комментарии

Гость 08.10.2019 13:31:30

Ни о чем. Набор 'умных" слов никак не раскрывающих тему глубже обще известного.

Написать комментарий

Возврат к списку