Материнское предубеждение к дочери и непредвзятая симпатия к сыну. Разная родительская проявленность.

Приветствую вас, уважаемые читатели! Сегодня мне хочется поделиться с вами своими соображениями на тему...

«Материнское предубеждение к дочери и непредвзятая симпатия к сыну»

О чём подобная (весьма распространённая) разница лично для вас, читатель?

Только лишь о бессознательной ревности к главному мужчине в семье, о коей, к слову, метафорически поведано в известном произведении Пушкина – 

«Сказке о мёртвой царевне и семи богатырях»?!... 

Я напомню…

Вот царица, наряжаясь

Перед зеркальцем своим,

Перемолвилася с ним:

«Я ль, скажи мне, всех милее,

Всех румяней и белее?»

Что же зеркальце в ответ?

«Ты прекрасна, спору нет;

Но царевна всех милее,

Всех румяней и белее».

Как царица отпрыгнет,

Да как ручку замахнёт,

Да по зеркальцу как хлопнет,

Каблучком-то как притопнет!...

«Ах ты, мерзкое стекло!

Это врешь ты мне назло.

Как тягаться ей со мною?

Я в ней дурь-то успокою»...

Данный аспект (аспект бессознательной женской ревности), безусловно, часто присутствует. И всё же гораздо чаще (или и в том числе) подобное свидетельство о другом...

О переносе негативного отношения к себе лично на ребёнка того же пола.

(Впрочем, в основе ревности тот же самый подтекст.) Но мы сейчас именно

об этом акценте.

Неуверенные, закомплексованные матери – ущемлённые в прошлом своими собственными родителями, с грузом стереотипных, устойчивых убеждений об ограниченности женской природы и неприязненным отношением к себе лично – переносят и контейнируют означенный негатив в будущее продолжение одного с собой пола, передавая эстафету неуважения к априори недостойной наследнице и продолжая таким образом программно родовой слом.

Говорю об этом с опорой на частые обращения современных, цивилизованных барышень, которые фиксируют неосознанный поток раздражения к дочерям, не обнаруживая этого в отношениях с сыновьями. 

Эти самые женщины (во всех терапевтических случаях) - нелюбимые дочери собственных матерей, которые:

1. во-первых, не получили от родителя достаточных любовных вложений и, соответственно, не могут эту ипостась отдавать;

2. во-вторых, программно контейнируют негативное отношение к женщине на следующий женский объект;

3. и в-третьих, неосознанно переносят непринятие себя лично в олицетворённом продолжении - в дочери.

К слову, если быть справедливыми, подобная подтекстная разница (в отношениях к мужчинам и женщинам) пусть хотя бы в незначительной степени  характерна по-прежнему во многих социальных устройствах - и даже самых цивилизованных. Вот подумайте, в наш просвещённый 21 век мужчинам и женщинам по-прежнему "нельзя" и "можно" в значительно разной степени - я права? 
И уж тем более у особо ущемлённых и недолюбленных своими родителями выросших уже дочерей ощущение внутренней неполноценности автоматически транслируется дальше - от матери к дочери - по цепочке, если это ощущение не поправить.
Как? Внутри себя самой. Воздав себе по заслугам!

Приведу примерную работу с деструктивным внутренним алгоритмом.

1. Переписать принятые в детстве программы, рационализируя рабочие формулы, с опорой на факты своей истории. Развенчивая, таким образом, миф о половой недостойности.

2. Провести серьёзную работу с внутренним ребёнком клиентки, в которой она из детства догревается, принимается и получает положительную поддержку.

3. Провести отдельную работу с персональной Анимой и Анимусом клиентки. Проявить, почувствовать и уважительно их принять.

4. В дополнительной работе расстановочного формата остановить передачу негативного предписания специальным обращением к предку, запустившему ломаный алгоритм: "Уважаемая мама, бабушка (или предок) я с глубоким уважением принимаю ваше ценностное присутствие в общем семейно-родовом древе! Я признаю и пониманию вас совершенно! Но конкретное предписание выключаю их семейного завещания, заменяя на новое и другое: я, и все другие члены нашей семьи, вне контекста половой принадлежности, априори уважаемы и достойны!"

5. Провести отдельную работу с самооценкой клиентки посредством аффирмаций и других специальных методик. (У меня на этот счёт есть отдельные публикации.)

6. Проработать возможные сценарные паттерны семейно-родового влияния, улучшая эти качества и ресурсы. 

7. Написать и запустить духовное завещание, в котором непредвзятое начальное уважение констатируется и к женщинам, и к мужчинам.

Так, через работу с самим собой (исцелённой внутренней формулой и достойным отношением к себе лично) меняется содержание программного влияния к детям - с усвоенного ранее "деструктива" на осознанно принятый "конструктив".