Ложь, или правда?

Что больше ранит, ложь или правда? Что выбрать, когда приходит время говорить, действовать?
Ложью – обижаем, когда она становится известна. Правда обостряет отношения. Так что лучше - терпеть, или пережить прояснение?
«Давай встретимся», - звучит приглашение. По-честному – не хочется, но сил отказать прямо, нет. «Такой завал на работе, давай в следующий раз», - слышится ответ. Произошёл обман. С одной стороны себя поберёг – от неловкости спася (может, от вины, что отказал). С другой стороны – человека не обидел, которого видеть не хочется, и обиды его переживать не придётся.
Но родилась тревога. Такая, фоновая. «А вдруг узнает, что не хочу встречаться? Стыдно, что обманом воспользовался», - вьётся мысль, то в глубину уходя, то на поверхность поднимаясь.
Что-то мешает правду сказать. Воспитание? Вежливость? Или такая форма отказа? А что, вполне возможно, скопировав ситуацию, когда самому отказывали. Приходит ребёнок к взрослому с предложением поиграть, а тот спохватывается, понимает, что забавляться не хочет, но лжет – вот, дела у меня, давай попозже. А ребёнок, ложь то чувствует, «попозже» редко наступает. Может, всё-таки правда?
Или супружеская неверность. Такой же обман, только накопительный, из множества маленьких «обманчиков». Что-то не устраивает человека, молчит или говорит, что всё нормально. «Турция? Отлично!», а скроет, что хочет в Испанию и обиду затаивает, но сам при этом лжет, через силу улыбается. Или в постели, от секса, что-то другое хочет. Или бутерброды с колбасой любит, но давится, поедая предложенные с сыром. Иногда намекает, тихо, неразборчиво, но не слышат его, вот и обманывает, делая вид, что всё хорошо. А это «хорошо», давить начинает, его куда-то девать следует, вот и находится третий, который выслушает, поймет, да еще и утешит.
Партнер, может, и готов послушать, но услышит ли? Ведь сладко стоять у штурвала и направлять корабль своим курсом. Но когда узнает об измене…
Скандал. Ты меня обманул/а! Я тебе доверял/а! А ты вот так вот поступил/а! Я для тебя ВСЁ, а ты? А в ответ: «Так я же говорил/а! Но тихо», или только сейчас становится известно, кто чего не дополучал и скрывал собственный  недоимок через спасительный обман. Как получается «спасительный»? Так ведь избегаются те, вроде как, неприятные чувства, которые переживаются, когда говорят о своей потребности или недовольстве. А это уже про правду.
Кто-то фантазирует, что если он/она скажет о своих пожеланиях, или попытается изменить правила, то близкий человек обидится, а может и уйти, обвинив, что его не любят. И это его/её правда. Ибо с человеком когда-то так, или похожим образом поступали, или он с кем-то.
Страх всё путает. То была правда прошлого и к нынешнему партнёру она не относится. Но она крепка и чтобы появилась правда сегодняшняя, человеку необходима уверенность, в том, что не взойдут побеги прошлого, когда он начнёт говорить. Но они всходят еще до того, как открывается рот. Фантазия, проекция, ожидание давно уже заняли свои места и верховодят, потопляя любое желание сказать о себе, попросить за себя, попросить за обоих.
А вот ложь вполне подходит и цена за неё приемлемая. Ничего, что где-то давит или подташнивает, это же хронически, привычно. А вот с правдой обострения происходят, а это никуда не годится. А вдруг в Испании понравится? Или в постели жарче станет? И третье лицо ни к чему.
Так может – правда? Так ведь проще, по-честному. И страх исчезает, что обманул/а. И каждый знает, что важно для другого и может с этим что-то делать, а не предполагать, что может быть хорошо для близкого человека.
Конечно, есть минус в этой правде. Исчезает весёлая игра «Догадайся, что я хочу и тогда я поверю, что ты любишь меня». Но её можно легализовать, добавив новых правил или изменяя их с каждым разом. Назначать время и веселиться.
Так же можно обойтись и с обманом. Официально объявить «День семейного лгуна» и делать это со всей любовью к ближнему своему.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку