Психологический порлат Psy-practice

Ловушки для психотерапевта: идеализация

Попадая в ловушку идеализации, терапевт становится

заложником образа, предложенного ему клиентом

и теряет терапевтическую свободу.

Статья написана по следам одной супервизионной сессии... 

Есть определенная категория клиентов, которая склонна в процессе психотерапии вначале идеализировать, а затем обесценивать специалиста. Не буду навешивать на них клинических ярлыков, но попробую описать их психологический портрет и механизмы формирования такой структуры личности, а также те сложности, которые возможны  в работе с этими клиентами в психотерапии.

Это клиенты, которые в процессе своего развития застряли на депрессивной фазе.

Как в норме человек проживает эту фазу развития?

Родители для маленького ребенка – люди-боги. Для детской картины мира свойственна установка – волшебный Мир и волшебный Другой. Особая роль здесь отводится Другому. Для маленького ребенка родитель – большой, добрый волшебник, способный выполнять любые его прихоти.

 Однако ребенок растет, и вместе с ним растут и его потребности. Родители уже не всегда могут справляться со своей волшебной ролью, и  вскоре  детская установка волшебного родителя начинает шататься. Все чаще ребенок сталкивается с ситуациями, в которых родитель не может здесь и сейчас удовлетворить некоторые его потребности. Божественный образ родителя раз за разом начинает ставиться им под сомнение.

Если это происходит постепенно и родители при этом дают много поддержки ребенку и остаются с ним в контакте, то он смиряется с этим положением дел и начинает строить другой образ родителя, более реальный,   попутно корректируя свою картину мира. Так постепенно у ребенка происходит разочарование в родителе-боге и встреча с ним реальным – родителем-человеком. Образы волшебного мира и волшебного родителя заменяются ребенком на другие, более реалистичные.

Этот момент в развитии ребенка является очень важным. Это точка перехода. Здесь происходит отказ от одной из базовых иллюзий развития – иллюзии о волшебном Другом, который может все и готов сделать все для тебя. И расстаться с ней непросто. Этот процесс неизбежно включает разочарование.

Прожить разочарование здесь  крайне важно. Разочароваться ребенку в родителе – значит отказаться от идеи его божественной сущности, его всемогущества и волшебства. Но без этого невозможно скорректировать родительский образ в сторону более человеческого, и встретиться с ним реальным.

Коррекция образа родителя у ребенка неизбежно влечет за собой и изменения у него образа мира. Если до этого ребенок жил в волшебном мире, в котором только стоило чего-то захотеть и сразу получишь (благодаря волшебному родителю), то после изменения образа родителя меняется и мир.

В новом мире недостаточно лишь хотеть, нужно еще учиться ждать и брать самому. Новый мир не готов отдаваться ребенку по первому его желанию. В нем работают другие правила. И это для ребенка еще один повод для разочарования. Но в принципе, если понять и принять правила нового мира, то, как он устроен, а не держаться за старый, то жить в новом мире тоже вполне возможно. Если же этого не происходит, то ребенок оказывается фиксированным на депрессивной фазе своего развития – процесс полного разочарования и смены установки в отношении мира не происходит.

Процесс этот в норме, как я писал выше, происходит постепенно. Вспоминаются примеры из личного опыта. Мы с сыном (ему около 3 года). Ему хочется пить, и он начинает просить водички. Воды у меня с собой нет. Я предлагаю ему дойти до ближайшего магазина и там ее купить. Он ничего не хочет слышать и постепенно начинает истерить. Все мои попытки объяснить ему, что у меня нет воды, до него не доходят. Он видимо считает, что я просто не хочу ему ее дать, и в ярости от этого.

Как в такой ситуации правильно вести себя родителю? Необходимо выдерживать истерику ребенка и продолжать спокойно объяснять ему, что водички сейчас нет и она из ниоткуда не появится, нужно немножко подождать. Так ведет себя достаточно хороший родитель, он остается в контакте с ребенком, выдерживает и контейнирует его чувства и тем самым позволяет ему встретиться с новой реальностью.

Неудачными вариантами поведения родителя в этой ситуации будут следующие – полярные по сути:

  • Родитель, в ответ на истерики ребенка жестко прервет его требования: накричит на него либо же будет игнорировать.
  • Родитель будет всячески стараться оставаться в образе идеального всемогущего родителя и пытаться предугадывать всевозможные ситуации, чтобы не оказаться врасплох перед желаниями ребенка.

В первом случае родитель травмирует ребенка, оставляя его один на один с новой непривычной для него ситуацией, во втором – не предоставляет ему возможности встретиться с этой новой для него ситуацией. И первый, и второй родитель не создают условий для  развития ребенка.  Оба родителя препятствуют процессу деидеализации – свержению родителей с трона. Второй родитель старается быть идеальным и затягивает этот процесс. Первый родитель чрезмерно форсирует его и тем самым резко его  обрывает.

Что произойдет в том случае, если деидеализация ребенком родителей оказывается невозможной? В этом случае не происходит интеграция образа родителя и встреча с ним реальным. Образ родителя  расщепляется на плохого и идеального родителя. И такой уже выросший ребенок оказывается обречен на поиски идеального родителя, так как его реальный родитель остается для него плохим.

Какие они, клиенты с незавершенным процессом деидеализации?

  • часто пребывающие в депрессивной позиции;
  • ждущие «подарков» от других и от жизни, и не теряющие надежды, что когда-то это случится;
  • считающие что другие и жизнь им все должны;
  • часто склонные к обвинениям и претензиям;
  • предрасположенные к разочарованию и обесцениванию.

Отношения с другими людьми такой человек строит по определенному сценарию. Он не может принять своих реальных маму/папу такими, какие они есть, и всю жизнь ищет себе идеальных маму/папу. Близкие отношения он строит проективно, первоначально приписывая Другому идеальные черты, очаровывается им, а в последующем, встречаясь с ним реальным, неизбежно в нем разочаровывается. Однако полного разочарования в Другом у него не происходит, и в связи с этим невозможным становится процесс деидеализации, и как следствие этого, интеграции образа значимого Другого. Он разочаровывается только в этом конкретном человеке и отправляется на поиски нового объекта, в погоне за своим идеальным образом. И так по кругу, раз за разом.

И вот однажды он приходит на терапию. Терапевту он предлагает свой привычный сценарий, бессознательно заманивая его в ловушку идеализации.

Ловушка идеализации.

Клиент предлагает терапевту примерить свой образ его – «костюмчик идеального терапевта». Он между прочим сообщает терапевту то, каким бы он хотел его видеть. Здесь, как правило, много авансов и незаслуженных заслуг в адрес терапевта. Клиент делает все это искренне, ведь он в этот момент находится в фазе идеализации и это подкупает. Терапевту же приятны все эти авансы, он с удовольствием надевает этот образ-костюмчик. И тут он попадает в ловушку идеализации. Оставаясь в этом костюмчике, который предложил ему клиент, психотерапевт перестает быть свободным в терапевтическом контакте, он становится заложником образа, предложенного ему клиентом, и всячески старается соответствовать его ожиданиям. Его терапевтические реакции оказываются зажаты в узкий коридор ожиданий клиента. Это особенность всех терапевтических ловушек – потеря свободы в контакте с клиентом.

Кто в нее попадает?

В первую очередь, это те специалисты, у которых есть неосознаваемая потребность поддержать идеальный образ в глазах клиента.

Это терапевты с несформированной профессиональной идентичностью и неустойчивой самооценкой. В этом случае терапевт будет чувствителен к оценкам других в свой адрес, в том числе оценкам своих клиентов и напрямую зависеть от их реакций, стараться заслужить их одобрение. У таких клиентов часто присутствует «синдром спасателя».

Как не попасть в ловушку идеализации?

Если терапевт знает, что он зависим от оценок клиента, то ему необходимо быть начеку. В этом случае полезным будет задавать себе следующие рефлексивные вопросы:

- В какую историю приглашает меня клиент?

- Как я реагирую на похвалу клиента?

- Что мне хочется делать в ответ на это?

- Теряю ли я терапевтическую свободу в контакте?

Как остаться в терапевтической позиции на этапе обесценивания клиентом?

Этап обесценивания сложный в терапии, как для терапевта, так и для клиента.

Для клиента – это та точка, в которой он привычно уходит из контакта и ищет следующий объект, с которым повторит уже привычный для него круг. Но это одновременно и точка возможности роста. Если клиенту удастся удержаться в терапии, разочароваться в терапевте и при этом остаться с ним в отношениях - это и будет для него тем новым опытом, благодаря которому ему удастся разорвать привычный паттерн отношений: идеализация – обесценивание – разочарование – поиск нового объекта.

Для терапевта этап обесценивания намного сложнее этапа идеализации. Здесь приходится выдерживать много критики в отношении психотерапии и себя как психотерапевта, обесценивания, претензий.

В работе с идеализирующим/обесценивающим клиентом терапевту могут помочь следующие моменты:

  • Понимание структуры личности клиента и его типичных механизмов построения отношений со значимыми людьми;
  • Понимание процесса терапии, который разворачивается с клиентом и знание того сценария, в который приглашает его клиент;
  • Понимание того, что клиент в таких ситуациях регрессирует до маленького ребенка и все эти сильные чувства предназначены не ему, а его родителям.

В этом случае у специалиста есть шанс остаться в терапевтической позиции.

Если же терапевт понимает, что потерял с клиентом свободу в контакте, то лучшим решением будет обращение к супервизору.

Стратегии в работе терапевта

Основная стратегия в работе с такого рода клиентами – работа на границе контакта. Когда фигурой в терапии становятся отношения, то все предыдущие темы уходят в фон. Задача терапевта здесь не игнорировать феномены контакта (идеализацию и обесценивание), а делать их предметом обсуждения с клиентом.

Здесь, как и в воспитании, важно избегать крайних вариантов реагирования 1. Жестко обламывать 2. Пытаться соответствовать. В качестве модели можно опираться на отношения в этот период родителя с ребенком. Терапевту важно замечать приманки, которые пытается предлагать ему клиент, чтобы не угодить в его ловушки и не включиться в его сценарий. Терапевту важно четко осознавать границы своих профессиональных возможностей, принимать свои возможные ограничения, и не изображать из себя всемогущего бога, что позволит ему не вваливаться в полюсы грандиозности и ничтожности.

Вспомнился один старый анекдот:

Стоит мужик у букмекерского окна на ипподроме и думает, на какую бы лошадь поставить. Тут подходит к нему старая кобыла и говорит:

- Ставь на меня, мужик. Я хоть и старенькая, но раньше чемпионкой была, и сегодня в отличной форме! На меня больше никто не ставит, выиграю забег – сорвешь большой куш!

Подумал-подумал мужик и поставил на кобылу все деньги. Начинается заезд, кобыла дергается с места, делает несколько шагов, падает на землю и больше не поднимается. Мужик подходит к ней после забега с угрожающим видом. Кобыла смотрит на него виновато и шепелявит:

- Ну не шмогла я, не шмогла...

Как-то так…

Консультирование и супервизия он-лайн.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку