×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Феминность и бытие женщиной - взгляд с разных сторон.

07.05.2016 03:38:39
Подписаться на автора
2089
Феминность и бытие женщиной - взгляд с разных сторон.
Феминность и бытие женщиной - взгляд с разных сторон.


1.    В качестве предисловия.

 В психическом не существует ни мужчин, ни женщин. По Фрейду, человек рождается как полиморфная возможность. Осознание себя мужчиной или женщиной – это всегда результат полоролевой идентификации, редукции. Осознать себя принадлежащим какому-то полу, для индивида означает следующее: признать себя нецелостным.

Мечта о целостности (или о «гармонии») воплощена в мифах, символах и «рукотворных» теориях. Известный миф об андрогинах гласит: «Андрогины всегда были счастливы, самодостаточны, ничего не просили у богов, не приносили им жертв и даже посягали на их власть. Богам были не нужны такие сильные люди. И тогда боги на Олимпе разгневались на них, Зевс-громовержец отдал Апполону приказ рассечь каждого человека-андрогина пополам…  Когда тот закончил свою работу, каждая половина стала жадно стремиться к тому, чтобы найти половинку, с которой она была разлучена. Найдя друг друга, половинки радостно обнимались, целовались, сплетались и страстно желали срастись, но у них ничего не получалось. И тогда многие из них умирали, потому что ничего не хотели делать порознь, но и найти свою половинку удавалось не каждому..»

 

    

 

 

 

 

 

 

 

Знаменитые символы: китайский великий предел (инь-янь), шестиконечная звезда, мусульманские звезда и полумесяц, даже советский серп и молот – все они содержат в своей семантике  свойства, подразумевающие единство и гармонию мужского и женского начал.

 

 

Говоря о «рукотворных идеях», я имею в виду знаменитую теорию Юнга об Аниме и Анимусе: «Быть мужчиной - значит идентифицировать себя с мужским полюсом своей души, автоматически отвергая женский, быть женщиной - идентифицировать себя с женским полюсом, отодвигая в тень мужской. И всё, что в нас отсутствует, мы вынуждены искать во внешнем мире, хотя на самом деле всё находится внутри нас. Совершенный человек является андрогином, соединившим в своей душе мужские и женские аспекты. Андрогина нельзя путать с гермафродитом, поскольку гермафродит от рождения предопределён половыми признаками обоих полов. Андрогинность же относится только к психическому уровню. Тело андрогина сохраняет свой конкретный пол, но сознание больше не идентифицирует себя с ним (подобно сознанию маленького ребенка).» По Юнгу, достичь  индивидуации (высшей точки развития) невозможно без того, чтобы  мужчина открыл в себе свою Аниму, а женщина – свой Анимус и они воссоединились.

 2.    Отношение к женщине  в культуре.

В человеческой культуре статус женщины двойствен: либо по отношению к ней проявляется крайнее отрицание и обесценивание («Курица не птица, баба – не человек»), либо – возвеличивание до недосягаемой высоты («Чего хочет женщина, того хочет бог»)

Причиной тому, по всей видимости, является то, что культура на протяжении многих столетий являлась фаллоцентричной. Под словом «фаллоцентричный» я подразумеваю мужские, ориентированные на иерархию, подчиненные строгому порядку и ограничению, взгляды на мир и взаимоотношения между людьми. Женщина не вписывается в этот порядок, она всегда норовит его нарушить, взорвать, ее трудно обуздать и удержать в границах определенных правил. Это пугает, отвращает, но одновременно и завораживает мужчину. Ему бы хотелось подчинить ее, но у него это плохо получается. Это делает ее опасной для мужчины. Вот несколько иллюстраций, подтверждающих эту мысль:

— Жизнь даётся тебе слишком легко, — объяснял он, — ты живёшь инстинктом. Ты от природы знаешь, как тебе поступать, — вроде насекомого, когда оно выходит из куколки. Это слишком просто, слишком легко. Ты не заработала своей мудрости; ты даже не понимаешь, что можно жить иначе.

— Иными словами, — сказала Мэри, — я дура.

—   Нет, ты — женщина.

Олдос Хаскли “Контрапункт”

--- Итальянец Анджело Конти, увидев портрет Моны Лизы в Лувре, оживленную солнечным лучом, говорит: «Женщина спокойно улыбалась, выражая в этой улыбке свои инстинкты хищницы и наследственную жестокость своего пола, стремление соблазнять, красоту порока и доброту жестокой натуры, все то, что попеременно то появляется, то исчезает в ее смеющемся лице, сплавляясь в поэму этой улыбки… Добра и порочна, жестока и сострадательна, грациозна и уродлива, она смеется…»

--- Иаков Ворагинский  (доминиканский монах, автор “Жития святых”) писал о ПапессеИоанне (которой, как говорят, и вовсе не существовало, но ужас и возмущение сделали вымысел правдой): «Женщина сия начала свой путь с высокомерия и самодовольства, продолжила сплошной ложью и глупостью и закончила позором. Такова на деле и естьнатура женщины, которая, взявшись за какое бы то ни было деяние, сперва принимаетсяза него с самодовольной смелостью, посреди же него совершает глупости, а заканчиваетвсе позорным срамом. Женщина, самонадеянно взявшись за что-либо, того не берет врасчет, что будет в конце и что всего этого касается; ей-то уж кажется, что онасвершила дела великие, и если начнет она нечто достойное, то после не сумеет, пройдя начало пути, по ходу деяний своих следовать делу с мудростью, с каковой начала его, иэто по причине неразумия своего. И так для нее заканчивается срамом и позорищем то, что начала она с самодовольством и храбростью и что продолжила с глупостью. И тутясно видеть можем, что женщина начинает с высокомерием, продолжает в неразумии, заканчивает в гнусности».

Восприятие женщины во всех этих высказываниях противоречиво, наполнено благоговейным ужасом, восхищением и защитным обесцениванием. Для мужчины женщина является загадкой, чем-то непознанным и непознаваемым в принципе. На  бессознательном уровне женщина воспринимается им как тот, кто предъявляет некое требование. Мужчина – слаб и тревожен перед этим требованием. Каким-то удивительным образом, женщина из презренного объекта превращается  в привелегированный, покоряющий субъект, которому он вынужден подчиняться. НО ЧЕГО ОНА ХОЧЕТ?! У мужчины нет ответа на этот вопрос, что вносит дополнительную тревогу в его отношение с женщиной. О чем тут можно говорить, если уж сам Фрейд, известный исследователь и знаток женских душ признался как-то: "Великий вопрос, на который я еще не способен ответить, несмотря на тридцать лет исследования женской души, - это "чего хочет женщина"?

 3.    Так чего же хочет женщина?

Лакан отвечает на этот вопрос. Звучит, примерно, так: если мужчина имеет свое собственное желание (правда, прячет, боясь его обнаружить и подвергнуться “кастрации”), то у женщины такого желания нет, она сама не знает, чего она хочет. Главное желание женщины – стать объектом желания Другого, поэтому каждый раз она будет под это его желание подстраиваться.

Мужчинам и женщинам трудно понять друг друга: женщине не понять, отчего мужчина так напряжен и скован, и чего он опасается. В отличие от мужчины, который связан по рукам и ногам Эдипом, женщина умеет наслаждаться, в ней присутствует некая вседозволенность, которая, как уже было сказано, завораживает и одновременно отвращает мужчину.

 4.    Становление женщины.

Есть версия, что современная культура становится все более феминной. Не углубляясь в аргументы, скажем: возможно, и существует такой тренд, особенно в западной культуре, возможно, он оказывает влияние на всю планету. К чему мир в результате этого придёт – трудно предсказать. 

Более актуальный для этой статьи вопрос: каково быть женщиной в современном мире, который, по преимуществу, остается мужским? На самом деле,  ведь непросто! (Впрочем, проще ли быть мужчиной? – тоже вопрос…)

В женской идентичности всегда присутствует некоторая вынужденность: либо адаптироваться к мужским нормам и ценностям, стать рациональной и, в каком-то смысле, перестать быть «женщиной» (обсессия), либо отвергнуть эти нормы и порядки, но тогда столкнуться с враждебностью, презрением, отвержением и даже гибелью (истерия).

Женщина вынуждена постоянно лавировать и исполнять разные социальные роли: ей приходится быть хозяйкой и матерью,  она должна быть женой или подругой, при этом современное общество требует от нее успешности и в социальном плане. Очень часто эти роли подразумевают совершенно разное личностное содержание. Ей приходится прыгать с места на место, как той обезьянке в анекдоте, что не могла решить - к умным ей или к красивым.

Есть ли у женщины при этом шанс стать субъектом и самоопределиться?  Ведь для этого ей прийдется найти собственное желание. 

 5.    Феминизм, очевидно, родился как реакция на эти затруднения. Феминистки: «мужчины нас не слушают, с нами не считаются», «мы второй пол, мы объект использования» - «надо это дело исправлять».

В  современной феминисткой теории существуют два основных подхода:

  • Феминизм равенства: сопротивление патриархальным механизмам и требование равных прав и равных возможностей, обладания властью, установления норм. Несмотря на то, что феминистки, борющиеся за равенство, многого добились, есть у этого движения слабое звено, потому-то нередко его активистки подвергаются насмешкам и издевательствам.   Поясняю: по сути, это заявка на обладание фаллосом, в основе которой – та самая пресловутая зависть к пенису, о которой писал Фрейд. Но у женщины нет пениса, значит, все попытки быть такой же, как мужчина, обречены на провал.
  • Феминизм различия: существует специфический женский дискурс, альтернативная мужской форма субъективности, собственные женские нормы. Смешение стилей, экспериментальность, отказ от иерархичности, застывших клише и устойчивых форм, характерных для фаллоцентричности. В этом, по-моему, что-то есть – и по-видимому, самоосознание и развитие субъектности женщины может двигаться  в этом направлении. Правда, и здесь возможны перекосы: всякие там «женские тренинги», «женские практики» , «поиски собственной женственности» и прочая лабуда и вульгарщина, (а подчас, просто непотребство), которые расплодились в огромном количестве в современном психотерапевтическом пространстве, вызывают не меньше вопросов…. Вот сейчас подумалось, кстати: эти перекосы как-то очень роднятся со слащавой,  довольно фальшивой и, вообще-то, эксплуататорскойустановкой мужского дискурса  о женщине, как о чем-то мягком, нежном, теплом, послушном, услужливом и т.д.

 

 6.    Мать или женщина?

 

Существует устойчивое мнение, что, когда женщина вступает в пору материнства, ее наслаждение если и имеет место, то в подавляющей степени сконцентрировано на рожденном ею ребенке.

Доля истины в этом мнении, конечно, есть – об этом говорит как аналитический опыт, так и свидетельства самих женщин. Тем не менее, важно учитывать, что это всего лишь доля, которую не стоит подвергать масштабной генерализации.

Очевидно, существует некий водораздел между тем периодом, когда женщина еще не является матерью и периодом, когда материнство вступило в свои права. НО что происходит с женщиной, когда она становится матерью? Женщина и мать - один ли это субъект или их два? И, если не один, то кто воспитывает и ухаживает за ребенком – женщина или мать? И что там происходит между нею и ребенком?

Общественная (т.е. мужская!) культура в силу страха перед женским желанием, изобретает защитную стратегию: вносит особый пафос в отношения мать-дитя, преувеличивая любовь, заботу, желание женщины ухаживать за ребенком, ответственность,  и одновременно пытается игнорировать тот факт, что став матерью, женщина не перестает быть женщиной. А ведь то, что женщина остается женщиной, означает, что она по-прежнему желает быть объектом чьего-то желания. И ребенку придётся с этим столкнуться и понять, что желание матери к нему не имеет никакого отношения. А если имеет, то это может быть очень небезопасным для него – желание матери может поглотить его. Отсюда либо отчужденность и  стыд (Якоби в своей работе о стыде пишет, что первый свой жгучий стыд ребенок испытывает, когда сталкивается с ситуацией невзаимности в отношениях с матерью), либо ужас поглощения. Это первые психические «шрамы», ложащиеся в основу характера человека и закладывающие базу его отношений с другими людьми.

 7.    Резюме.

Тут, вроде как, требуется подвести некий итог. А у меня, как бы, его и нет…

В общем, это все, что я, на сегодняшний день, знаю и могу рассказать про феминность и бытие женщины... 





Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика