Психологический порлат Psy-practice

Динамика ревности


Проявление переживания ревности почти всегда бессознательно, как и ее корни появления. Иногда ревность настолько сильна и необъяснима, что ревнующий может даже понимать, что сила переживаний не совсем соответствует ситуации. Например, дикая ревность мужчины относительно своей жены к каким-то людям, с которыми он не знаком, которых он не видел, и которые были в ее прошлом, до того, как она встретилась с ним. Эта фантазия, что она когда-то с кем-то встречалась, сладострастно так же, как и с ним, занималась сексом, кого-то целовала, облизывала и т.д., вызывает сильную ревность, которая, в свою очередь, может даже привести к сексуальной дисфункции. События из прошлого ревнивцем, также, могут переживаться как измена, настолько это сильно и мучительно.

Поскольку такие сложные переживания имеют корни глубоко в бессознательном, о них достаточно тяжело говорить, поскольку у человека произошла очень ранняя травматизация, когда чувства еще не имели обличия слов.

Человек может далеко не всегда распознать свою ревность, ведь она может быть легко скрыта за чем-то другим, например за фобией.

Ревность можно разложить на три регистра:

Слияние

Вторжение

Нужность

Каждый регистр имеет свою динамику и смысл, и каждый свойственен в той или иной мере всем людям.

Регистр слияния представляет собой своеобразный способ восприятия партнера как части себя, как будто он (партнер) сам по себе существовать не может, не имеет своей автономии. В таком случае агрессия ревнивца направлена на партнера, как на свою часть: «Как это так, часть меня хочет действовать без меня? Как это ты, как мое продолжение, можешь чего-то хотеть, с кем-то видеться?». Это всегда нарциссическое переживание, так как партнер как отщепленная часть моей самости. Это детское переживание, когда мать – продолжение меня самого. Люди, которые входят в чувство ревности с регистра слияния, были лишены материнской любви и внимания, и чем сильнее была депривация, тем больше агрессии проявляет ревнующий человек, тем ему больнее и тревожнее. Стоит отметить, что партнер в момент актуализации регистра обезличивается, так как не воспринимается как автономный, отдельный человек, но становится как часть самости ревнующего. При этом ревнивец вроде как получает контроль над объектом, хотя в бессознательном – это контроль, который он хотел бы иметь над самим собой.

В более здоровом виде регистр слияния может актуализироваться, например, в момент, когда мы влюблены в другого человека, мы сами себе нравимся в этот момент потому, что нам нравится объект (рядом с объектом любви мы себя чувствуем лучше), и это дает эффект некоторого слияния с ним. Но мы упускаем тот момент, что нас лучше в наших глазах делает именно другой, а не мы сами, и, если другой нас бросает, мы злимся на него: «Как ты посмел меня бросить?».

Регистр вторжения – динамическая структура, в которой есть Я, Ты, и кто-то еще. От регистра слияния отличается тем, что объект любви уже не воспринимается как часть себя, а отдельным, имеющим свои границы, и при этом, появляется третий в отношениях, кто хочет этот объект любви увести. Третьим, кстати, может быть не обязательно какой-нибудь любовник, а кто угодно, или что угодно: ребенок, работа, хобби, друзья. Регистр вторжения характеризуется агрессией уже не на партнера, а на третьего, который пытается вторгнуться в отношения двоих, и ревнующий часто хочет третьего истребить, уничтожить, растереть в порошок. Внимание ревнивца при этом сконцентрировано на анализе действий партнера, но без попыток контроля, как в регистре слияния. Этот регистр  проявляет эдипальную стадию, а она считается достаточно зрелой.

Регистр нужности. Самый ранний в генетическом отношении, от этого и самый непростой в описании. Быть нужным своей матери – главное для ребенка, и если это не так, то свою брошенность и ненужность уже выросшие дети несут всю свою жизнь, и в то время, когда более здоровые люди просто наслаждаются жизнью, более нарушенные тратят колоссальное количество своей психической энергии на то, чтоб справится со своим состоянием. Регистр нужности покрывает потребность в безопасности и интимности в отношении с объектом: Ты есть, ты существуешь и нужен мне.

Всем людям нужен человек, рядом с которым в какой-то момент мы можем стать слабым, «залезть на ручки», может поплакать, может позлиться, вобщем, порегрессировать, вести себя как ребенок, и это нормально. Интимность как доверие и уверенность что меня примут любым – по сути, это отношения между матерью и ребенком. Мать дает возможность ребенку быть, существовать, она же и является для него средой, которую он использует, и потом из быть вырастает способность действовать. Когда мы побыли на ручках у партнера, который нас понял и поддержал, мы как бы перезаряжаемся, и идем дальше. В более патологическом варианте, когда просматривается явный провал в самых ранних отношениях матери и ребенка, вырастая, он находится в частом дефицитарном состоянии нужности, испытывает стыд, оголенную незащищенность. Агрессия в этом регистре направлена на себя: «Я недостаточно хорош, чтоб меня любили».


Эти три регистра представляют собой динамическую триаду первичной ревности. Активация одного регистра по цепочке активирует два остальных, эти три регистра всегда присутствуют в процессе ревности. В терапевтических целях или в целях самопознания не так важно почему мы попадаем в ревность, сколько важно понять с какого регистра мы в эту ревность заходим, так как это имеет основное значение, а заходим мы в ревность с разных регистров, но чаще всего с одного и того же, это указывает нам на то, в каком месте у нас «тонко».

Например, активация регистра слияния, которая выражается в некотором пассивном ожидании эмоциональной поддержки, повышает потребность в слиянии, с игнорированием отдельности объекта, а оккупация объекта приводит к усилению страха вторжения третьего. Третьим, в свою очередь, может стать что угодно, что может нарушить слияние, вызывая чувства тревоги и агрессии.

Если же активируется регистр вторжения, он усиливает регистр нужности, дальше - регистр слияния. У каждого человека своя динамика работы этих регистров с разной продолжительности каждого до достижения некоего предела, потом идет спад и переход в латентное состояние до следующей ситуации, которая активирует все заново.

В процессе ревности мы регрессируем, и наши детские состояния актуализируются здесь и сейчас, мы реагируем, а реагируем мы очень по-разному, нередко это просто эмоции, но бывают также и проявление насилия. Зачастую мы не отдаем себе отчет перед реагированием, во время, иногда и после, так как не всегда понимаем что с нами происходит, или не имеем способности следить за своими чувствами и действиями. Психотерапия дает возможность начать видеть себя со стороны, отслеживать свои реакции сначала после случившегося, потом – ловить себя во время реагирования, а потом уже и перед, а это значит, что человек может иметь выбор входить в реагирование на ситуацию или нет, да и сам ситуации уже не будут провоцировать сильные реакции, так как поднятие и перепроживание некоторых моментов снижают напряжение в этой области травматизации.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку