ДЕСЯТЬ ПОЛОЖЕНИЙ ТЕОРИИ ПРИВЯЗАННОСТИ

 Страх изоляции и утраты есть в сердце каждого человека

"Психология и психопатология эмоций...в основном оказывается психологией и психопатологией любовных уз" Дж.Буолби

Привязанность как врожденная движущая сила.

Поиск и поддержание контакта с другими – врожденная. первичная потребность человека на протяжении всей жизни. Страх изоляции и утраты есть в сердце каждого человека.

Надежная зависимость дополняет автономию.

В соответствии с теорией привязанности нет такого явления как полная независимость или чрезмерная зависимость. Бывает лишь эффективная или неэффективная зависимость. Надежная зависимость является условием для автономии и уверенности в себе. Надежная зависимость и автономия – две стороны одной медали, а не полярные противоположности. В этой модели  здоровым считается сохранение взаимозависимости, а не достижение самодостаточности и отдельности от других.

Привязанность обеспечивает необходимое надежное пристанище.

Контакт с фигурами привязанности – врожденный механизм выживания. Присутствие фигуры привязанности дает ощущение комфорта и безопасности, тогда как ощущение их недоступности переживается как дистресс. Близость с любимым успокаивает нервную систему, это природное лекарство от стрессов.

Привязанность обеспечивает надежную базу.

Безопасная привязанность также обеспечивает надежную базу, отправляясь с которой человек может исследовать окружающий мир и адаптивно реагировать на то, что его окружает. Наличие такой базы поддерживает исследование нового и определяет когнитивную открытость для восприятия новой информации. Она придает уверенность, необходимую чтобы идти на риск, обучаться, постоянно обновлять модель себя,, других и окружающего мира.

Связь строится из эмоциональной доступности и отзывчивости.

Эмоции запускают и организуют поведение привязанности. «Кирпичиками», из которых строится надежная связь, являются эмоциональная доступность и отзывчивость. Фигура привязанности может присутствовать физически, но отсутствовать эмоционально. В логике привязанности – любая реакция (даже гнев) лучше, чем ее отсутствие.

Страх и неопределенность активизируют потребности в привязанности.

Когда человеку что-то угрожает (например, различные события повседневной жизни или травмирующие ситуации) или существует угроза надежности самих отношений привязанности, – возникает сильный аффект, и обусловленная привязанностью потребность в утешении и контакте становится доминирующей и непреодолимой. Активируется поведение привязанности.

Процесс дистресса сепарации предсказуем.

Если поведение привязанности так и не побуждает к ответной реакции – приносящему утешение отклику со стороны фигуры привязанности, возобновлению контакта с нею, - запускается процесс гневного возмущения, цепляния, затем наступает депрессия и отчаяние и кульминация этого – отчуждение.

Существует конечное число небезопасных форм вовлеченности в оношения.

Число способов, к которым прибегает человек чтобы справится с неотзывчивостью фигуры привязанности, ограничено. Существует не так много способов, справится с отрицательным ответом на вопрос: «Могу ли я зависеть от тебя, когда нуждаюсь в тебе?». Реакции привязанности оказываются организованными в пределах двух осей – оси тревоги и оси избегания.

Когда связь с любимым другим, находится под угрозой,  система привязанности может перейти в состояние гиперактивации и лихорадочной активности. Поведение привязанности становится боле заметным выраженным и сильным (стремление вцепиться, преследование, агрессия). Другая стратегия, к которой прибегают, чтобы стравится с отсутствием обеспечивающей безопасность  эмоциональной отзывчивости  - попытаться отключить систему привязанности,  подавить потребности привязанности. Эти две основные стратегии – тревожное озабоченное цепляние  и отстраненное избегание  - могут развиваться и стать привычным стилем близких отношений. Существует и третья стратегия при небезопасной привязанности  - это сочетание поиска близости  и испуганного избегания близости, когда ее предлагают. Такая стратегия обычно встречается в случаях хаотических и травматичных привязанностей, когда значимые другие одновременно оказываются и источником страха и спсобом с ним справится.

Взрослые с тревожной привязанностью склонны переживать разлуку с фигурой привязанности  как катастрофу на грани жизни и смерти. Тревожные партнеры больше склонны к сильному гневу,  тогда как избегающие переживают сильную враждебность,  но приписывают неприязнь своим партнерам. Тревога и избегание приводят к развитию сверхбдительного отношения  ко всему новому.

Привязанность включает рабочие модели себя и другого.

Мы определяем себя в контексте самых близких, самых личных отношений. Стратегии привязанности отражают наш способ переработки и обращения с эмоциями. Для безопасной привязанности характерна рабочая модель самого себя как достойного уважения и любви, как уверенного и компетентного.

Изоляция и утрата являются по своей сути травмирующими.

Теория привязанности описывает и объясняет травму депривации, утраты, отвержения и оставленности теми, в ком мы больше всего нуждаемся, и то огромное влияние, которое она оказывает на нас. Буолби рассматривал эти травматические стрессоры и вытекающую из них изоляцию как нечто, в большой степени влияющее на формирование личности. Он был уверен, что наличие у человека уверенности в любимом, знания, что он будет рядом, если понадобится, делает его намного менее склонным к острому или хроническому страху в сравнении с человеком, у которого такой уверенности нет.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку