Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Почему детей не рекомендуется, а подростков нельзя водить на фильмы с рейтингом 18+ (на примере «Kingsman: Секретная служба»).

Подписаться на автора Почему детей не рекомендуется, а подростков нельзя  водить на фильмы с рейтингом  18+ (на примере «Kingsman: Секретная служба»).
30 Сентября 2015 18:56:11
6080

В феврале 2015 года на российские экраны вышел фильм «Kingsman: Секретная служба». Я посмотрела его при полном зале, обратив внимание на большое количество семейных пар, пришедших на сеанс с детьми и подростками, несмотря на рейтинг 18+, подразумевающий, что фильм может содержать эпизоды чрезвычайного насилия, ненормативную лексику и откровенные сексуальные сцены. Скажу сразу, что фильм мне понравился: в нем снялись отличные актеры, включая пару звезд, в нем умело сочеталась американская и английская массовая эстетика, стилизация под классический шпионский боевик и использование новейших технологий, черный юмор, пара сальных шуточек и много, очень много сцен комедийного ультранасилия, снятых в стилистике Тарантино.

Все это высоко оценит взрослый человек – любитель подобного жанра. Но давайте посмотрим на этот фильм глазами детей и подростков.
Под детьми в данный момент я подразумеваю приведенных в зал возрастную группу мальчиков и девочек от 6 (меньше вроде бы не было) и до 9 лет, которых в зале присутствовало немало, а под подростками – возрастную группу от 9 до 18 лет, включая, таким образом, пред- и постпубертатный периоды.

Ребенок примерно до 9 лет является носителем мифологического мышления, а это значит, что фактически все, что он видит на экране, все, о чем он читает в сказках и художественной литературе, не сталкиваясь при этом с описываемыми событиями в собственной жизни, он воспринимает как некую параллельную реальность, то есть вполне равнодушно, бессознательно интегрируя лишь общие образы (архетипы) добра и зла, мужчины и женщины, отца и матери и проч.

При этом ребенок не воспринимает всерьез то, что не входит в круг его повседневности. Ребенок не пропускает увиденное через себя, не хранит долго в памяти сюжеты и образы героев, хотя, безусловно, сцены с шумом, взрывами, суматохой, стрельбой привлекут его внимание, но только лишь то, с чем он сталкивается в своей повседневной реальности, может полноценно привлечь внимание его сознания. Так, например, в сцене, когда герой подъезжает к пабу на черном лондонском такси-кэбе, ребенок, сидевший сзади, радостно воскликнул – «мы на такой машинке ездили!» Сцены насилия, безусловно, могут нездорово возбудить его фантазию, и несколько дней ребенок вполне возможно будет имитировать в своих играх темы фильма, копируя их, но вид крови, внутренностей и отрубленных конечностей не будут восприниматься им как нечто реальное, а потому опасное лично для него.

Ребенок не поймет и факта многократного нарушения общественных табу (не драться, не воровать, не ругаться, не убивать), также, как не осознавал он весь ужас сюжета читаемой им сказки типа «Гензель и Гретель», где девочка Гретель запихивают ведьму в печку, или сказки про Василису, которая принесла от Бабы-Яги говорящий светящийся говорящий череп, сжигающий в финале всю ее недобрую родню, или сказки про царя, который в погоне за молодостью сварился в кипятке по наущению юной красавицы. Такие фильмы могут запечатлеться яркими кадрами в его памяти, мелькая потом в тревожных снах, скорее всего из кинозала ребенок выйдет в перевозбужденном состоянии, будет задавать вопросы, плохо спать ночью, но на самом деле серьезного урона его психике фильм не нанесет, если только ребенок не сталкивался с реальным насилием в своей жизни, что заставит его переживать травматический опыт снова. На всякий случай уточню, что речь идет именно о фильмах, подобных этому, вышесказанное не касается триллеров и фильмов ужасов, где образы зла чаще всего представлены мифообразами, соответственно, имеют глубинное влияние и могут всерьез напугать или даже травмировать психику ребенка.

Но гораздо серьезнее воспримет все происходящее на экране подросток. Мышление ребенка постепенно трансформируется и в промежутке от предпубертата (от 9 лет) до постпубертата (до 18 лет), оно приобретает уже не мифологический, а социальный характер. Для тинейджера – это время активного формирования личного морально-нравственного комплекса.

При этом внутрисемейное влияние на него серьезно снижается: подросток перестает видеть в родителях людей, открывающих ему глаза на мир, обучающих и защищающих его, их воспитательное значение падает, и главным в прямом смысле источником знаний о мире и о нормах поведения в этом мире становится окружающая его действительность, будь то реальная жизнь, или фильм, или компьютерная игра. Проще говоря, разница между реальным миром и экранным для подростка минимальна! Подросток бессознательно видит во всем схемы существования в обществе и бессознательно же эти схемы интегрирует. Он так учится. При этом при просмотре фильмов с драками и стрельбой, у подростка обычно повышается уровень адреналина, соответственно, он становится более восприимчивым к информации, идущей к экрану, более внушаемым, склонным к неосознанному копированию.

Что для взрослого – черный юмор, то для подростка – пропаганда насилия. Его память работает в режиме записи, его психика как губка без всякой критической мысли впитывает в себя все, что касается взрослой жизни, его этические границы в силу особенностей возраста максимально лабильны, потому из фильма «Kingsman: Секретная служба» он вполне может сделать следующие выводы: Драки, убийства и прочее насилие – это хорошо, легко и здорово (что подтверждается шумным одобрением взрослых в зале, ведь на этих сценах они смеются), а человеческая жизнь – ничего не стоит.

В блистательной жанровой сцене в церкви со скоростью света демонстрируется огромное количество способов и инструментов причинить боль и убить человека – и все это под вполне вроде бы уместный хохот взрослых. Насильственная смерть в этом фильме – это вообще очень радостно: фейерверк из взрывающихся голов и впечатляющая сцена в церкви для взрослого – сильные элементы черной комедии, но для подростка – прямое обесценивание человеческой жизни. Никто не говорит, что посмотрев один-два таких фильма, подросток пойдет реализовывать подобный сценарий в жизни, но к множеству поведенческих схем в его сознании добавится еще одна «бессмысленное насилие = веселье» и кто знает, как, когда и в каком виде она может быть исполнена.

  При желании, можно увидеть в том фильме нечто будто бы поучительное для подростка: герой Колина Ферта – вполне себе классический английский джентльмен и в сцене в пабе, например, не провоцировал конфликт, пытаясь решить его мирным путем, а потом сказал прекрасную фразу: «Манеры – лицо мужчины», перед тем, как начать эффектно «мочить» хулиганов, но что происходит с этим героем потом? Он погибает, быстро и бесславно от пули главного злодея, а его воспитанник – наоборот, дерзкий, шустрый, криминальный – выживает, добивается успеха и даже получает награду….задницу принцессы в прямом смысле. Да, взрослый человек увидит в данной ситуации повод потроллить тему классического финального поцелуя спасшего мир секретного агента и роскошной блондинки, но, допустим, 15-летний подросток, опять же, увидит в этом норму межполового поведения, которую бессознательно интегрирует: именно анальный секс – лучшее, что можно получить от девушки, высший знак ее расположения.

  Вы уверены, что подобные мысли вы хотите вложить в голову своего ребенка? Многие родители легкомысленно думают – «а, да он/она у меня уже большой/-ая», покупая билет на подобный фильм или просто не обращают внимание на возрастной рейтинг, но даже не подозревают, как именно работает мышление тинейджера. Такие фильмы, как «Kingsman: Секретная служба» сейчас снимаются весьма часто (Квентин Тарантино, братья Коэны, Джон С. Бейрд, Роберт Родригес и др.). Их юмор и сюжетные перипетии основаны на перевернутой морали и постоянном нарушении табу – это весьма специфический жанр, посыл которого доступен только для сформировавшихся личностей, к коим никак нельзя отнести подростков, которые в просматриваемых фильмах часто видят прямое руководство к действию.

Ирина Янссен, аналитический психолог.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Комментировать:


Топ публикаций
Как реагировать на замечания и непрошенные советы? Как реагировать на замечания и непрошенные советы? Что делать если делают замечания твоему ребенку ил...
Преодолевая сопротивление или, как создать себе психологический комфорт. Преодолевая сопротивление или, как создать себе психологический комфорт. Почему так происходит: одни люди легко уживаются с...
Психотерапия как управляемый инициируемый кризис Психотерапия как управляемый инициируемый кризис Ещё одним немаловажным аспектом методологии диалог...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

яндекс.ћетрика