Психологический порлат Psy-practice

Изменятся ли отношения с родителями после терапии?

Когда ко мне приходят с запросами отношений или с проблемами в семье, я, как правило, сразу предупреждаю, что если кто-то приходит с проблемами в отношениях, то в идеале каждый из пары должен ходить на индивидуальную терапию и вместе на терапию пар. С семьей тот же алгоритм, если есть ещё ребёнок, то еще добавляется работа с детским психологом. 

 

Да, это затратно, но именно такая схема является официально признанной и работающей. 

 

Почему?


Семья или пара это закрытая система, в которой вы имеете свою специфическую роль, выполняете некую функцию для системы.


Если вы приходите на терапию скорей всего та роль и как следствие то поведение, которое предпологает отыгрывание этой роли, которое вами было выучено привело вас к какому-то кризису и вы хотите избежать его. Но часто поведение мы еще как никак согласны менять, но не роль и тем более не готовы ко всем последсвиям, что такие изменения могут запустить. Но так невозможно. К кризисам приводит именно то, как мы мыслим и действуем. Меняя мысли автоматически меняются и действия. Естественно меняется роль, функция и динамика в системе семьи или пары, как в любой системе. Но как это поменяется, очень тяжело предположить. Последсвия могут быть позитивными, а могут быть негативными для системы. Ее разрушить.

 

Я очень скептически и осторогой отношусь к школам, как правило, это т.з. мистические или эзотерические непризнанные ответвления, как например, семейные расстановки, где даётся такой посыл, что если вы сейчас вот поработаете в группе, в поле и что-то там измените, то это и повлияет на вообще взаимоотношения в паре или семье. Но естественно только позитивным образом.


Любая групповая работа, как впрочем и не групповая влияет на нас. Может добавить инсайтов, и вы быть может найдёте в себе ресурсы, начнете иначе строить взаимодействия. Но нужно помнить, что это всегда лотерея и неконтролируемый процесс, никто на выходе не знаете, что получите касательно других. А ведь часто люди приходят на терапию, чтобы в себе что-то там переделать, чтобы повлиять на другого.


Такая парапсихология толь вот кормит людей иллюзией, что если они в себе что -то там починят, то и исправится вся система. Укореняя миф.

 

Это наивный и инфантильный взгляд, который часто приводит к разочарованиям. Я не так давно наблюдала заявление одной популярный певицы, о том, что ее отец перестал быть алкоголиком. Она такой поступок публично ассоцировала со своей работой над собой, в том числе работой в расстановочных группах. Люди видят такие заявления и развивается, усиливается и укореняется миф о том, что «Я могу влиять на другого». Хотя это очень и очень примитивная установка берущая корни ещё в возрасте до  года, когда ребёнок ощущает, что он влияет на мир своими реакциями: улыбнулся - сама улыбнулась, заплакал - мама пришла. 

 

 

Взрослый же понимает, что система это сложный механизм взаимных влияний, динамик, функций.


"Я влияю столько же, сколько и поддаюсь влиянию механизмов из вне."

 

Семейная терапия, как раз и была открыта, как результат наблюдения за интересной закономерностью: по возвращению домой больные с шизофренией которым удавалось достигнуть ремиссии в стенах поликники получали очередной приступ обострения.

 

Если члены семьи не готовы идти к семейному терапевту, а человек приходит от того, что он страдает в такой системе, единственно возможным видится процесс отделения, так семья это более сложный механизм, чем пара и на неё невозможно практически повлиять изменяя только один элемент.

 

Вообще большинство клиентов с которыми я работаю, не закончили процесс отделения. Они лояльны семейной системе, и часто не чувствуют себя отдельной частью. В здоровой семье ребёнок начинает отделяться с лет примерно 12, пока не станет самостоятельным. Он чувствует себя как частью ресурсов своей семьи, так и отдельной системой. Неотделанные взрослые - дети очень чувствительные к семейным вопросам, любви, тепла. Они недополучили эти ресурсы, потому и не смогли гладко отделиться, они постоянно в поиске любви и тепла самыми токсичными возможностями. Потому дети алкоголиков и наркоманов держатся за свои семьи, и как показывали наблюдения не хотят ехать в дома опеки, или к новой семье. Они хотят остаться с теми, кто их бьет и унижает, чтобы может быть когда -то получить любовь. 

 

Повзрослев они носят с собой мешок установок из детства, держась за них мертвой хваткой. 

 

Отделить такого ребёнка -взрослого это обязательный этап терапии. Я много раз начинала с того, что работала с ними на уровне установок, но там так много токсических предоставлений о жизни, что всей жизни и всех моих рук порой не хватить. Потому сейчас я стараюсь сначала отделить клиента от такой семьи, а потом процесс с установками идёт проще.

 

Но не все готовы отделяться. Отделение чревато ухудшением отношений. Ты перестаёшь быть хорошим мальчиком или девочкой для мамы и папы. Где быть хорошим, это быть удобным и исполнять все прихоти родителей, порой взаимопротиворечущие. 

 

Без отделения, без бунта, без конфликта невозможно выйти на здоровый уровень. Иногда когда семья слишком токсична, это может означать редкое общение. Ведь чудо не бывает как у этой певицы. Папа не перестанет быть алкоголиком потому, что я в себе что-то там прокачала, а мама не перестанет постоянно унижать и критиковать, потому что я теперь знаю себе цену.



Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку