×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

"Инопланетяне" среди нас.

15.10.2016 18:17:24
Подписаться на автора
467
"Инопланетяне" среди нас.
"Инопланетяне" среди нас.


Их привели ко мне небольшой организованной группой. «Семь или восемь, – быстро охватила я взглядом масштаб предстоящей трагедии». Группа была очень организована. Они стояли плечом к плечу, покорно опустив руки, и медленно и тихо дышали, что создавало впечатление, что они не дышали совсем.
Их сопроводила ко мне дама вот с такой пламенной речью: «Часть на хореографии, другая часть ушла в бассейн, остальные в музей природы, а этих девать некуда, и пристроить их совершенно некуда и не к кому. У вас тут сейчас не сильно загружено?» Вопрос, собственно, как и сама сопроводительная речь, были, мягко говоря, неуместны в данной ситуации, и группа сплоченных товарищей вытянула свои физии в полнейшем удивлении, так как в помещении, кроме меня, сопровождающей дамы и приведенной группы, не было никого. Совершенно не дожидаясь никакого ответа, впрочем, как всегда, дама продолжала: «Они тут побудут, пока остальные не придут, тогда я кого-нибудь пришлю сюда, и вы их отправите наверх». Дав, как ей думается, правильные и чёткие указания, дама развернулась и ушла, оставив меня один на один с группой сплоченных, почти прилипших друг к другу товарищей.
Надо сказать, что по мере речевого повествования той дамы, лица у приведенных организованных менялись. Особенно при словах: «Некуда, деть», «Некуда пристроить», «Отправите наверх» и «Этих». Страх парализовал их, неизвестность сплотила, а обида перекрыла кислород. Глаза, по мере разворачивания действия, удлинялись параллельно ушам, и превращались в длинные глубокие овалы на все лицо, зрачки увеличивались и выпучились в тот момент, когда был произнесён вопрос о степени загруженности данного помещения посетителями, при полном кого бы то ни было там отсутствии, кроме нас.
«Инопланетяне, – глядя на них, подумала я. -  Вылитые».
Дама ушла. И мы остались одни. Лицом к лицу. Точнее, лицом к лицам. Надо сказать, что я достаточно высокая и колоритная девушка вполне созревшего возраста, поэтому выглядеть картинка могла так: большая, симпатичная, очевидно, что не угрожающая миру, нависшая гора над маленькими синими человечками. Они действительно еще уменьшились в размере, потому что уменьшались по мере поступающего текста сопровождающей дамы. Теперь они остановились в своём уменьшении и замерли вообще, посинев от неизвестности. Они не знали, чего ждать. Их, я так думаю, организованно здорово потаскали по другим местам до меня, с той же, или примерно такой же речью.
Пока я оценивала масштаб предстоящей трагедии, я пересчитала товарищей по головам. Одиннадцать. Я ошиблась вначале. И первая визуальная оценка количества подвела меня как раз по той причине, что группа слиплась и уменьшилась в объеме.
- Ну, привет, инопланетяне – начала я контакт.
Человечки еще больше удлинили свои овальные глаза, растянувшиеся уже до подбородка по обе стороны носиков. Но просканировав меня какое-то время, вернули их в более привычный вид и задышали. «Ну, слава Богу, - выдохнула я про себя. – Будут жить». Тем временем в группе произошло некоторое движение, и отслоился один элемент. «Мы не инопланетяне! – услышала я человеческую речь». Мальчиш-Кибальчиш отдыхает по сравнению с этим гордо прозвеневшим, на всю солнечную систему, отчаянным заявлением. Сколько смелости в этом маленьком организме, сколько непримиримости, сколько борьбы! Я улыбнулась про себя, услышав это гордое заявление, но потом у меня защемило сердце... В голове пронеслось всё, что я знала и помнила о существовании таких вот инопланетян среди нас.
Вызов брошен. Надо было держать удар. Причем делать это надо было максимально деликатно, при этом честно и с достоинством. Ну, если деликатность подразумевалась сама собой – надо было осторожно выводить товарищей из затянувшейся комы, достоинство предусматривалось моим статусом, то вот честность, пожалуй, было, ключевым обстоятельством и её надо было воплощать!
- Ну почему же не инопланетяне? – сказала я. – Вы с планеты Детство. Мы с планеты Взрослость. Вот, мы встретились. Будем контактировать.
Сканирование усилилось. Я присела на корточки. «Может надо было сразу так? – подумала я – Сошла бы за свою». Группа слипшихся товарищей стала расклеиваться. Но двадцать два глаза цепко держались за моих два.
Я улыбнулась. О, магия улыбки! Синие человечки тут же улыбнулись мне в ответ, красноречиво обнажив полузаполненные зубками ротики, разлиплись окончательно и стали приобретать нужную розовость. Надо сказать, что своим разлипанием они заняли гораздо больше места, чем я предполагала. Но пока на всякий случай, они стояли еще близко друг к другу.
Помещение, в котором мы находились, являло собой некий симбиоз детского сада, причем сразу двух групп – ясельной и подготовки, с молодежным клубом, потому, что здесь премило уживались развивающие игры с мягкими игрушками и большущим новусом. 
Группа приведенных товарищей оттаивала и осваивалась. Зашевелились руки и сразу же потянулись к носикам и ушкам, которые до этого очень-при очень хотелось почесать, но ситуация неизвестности и страдания обязывала быть ни чеку: никаких почесываний! А тут, когда произведено разъяснение, когда улыбающаяся вполне симпатичная гора не предвещает никакой угрозы, то можно вволю начесаться. Справившись с этим, инопланетяне стали оглядывать помещение. Доли секунды хватило, чтобы они верно оценили ситуацию, но уже имеющийся социальный опыт обязывал их посмотреть на меня. И двадцать два глаза впились в мои два, снова замерев, но теперь уже в предвкушении.
 - Ну, что инопланетяне, чем займётесь? – спросила я.
Так, неожиданно, у нас появился свой секрет и секретное слово. Это была игра. Знакомое и вполне естественное занятие для маленьких человечков с планеты Детство.
- А я не буду играть в инопланетян! – заявил уже знакомый самый смелый товарищ из разлипшейся группы. Вот и еще одна проверка. Остальные оживились и снова уставились на меня, готовые поддержать своего явного лидера в любой момент.
- Конечно! – сказала я. В инопланетян нельзя играть! Ими можно только быть! И быть так, чтобы никто и не догадался, что вы с другой планеты.
- Как это? – прозвучала сразу несколько тоненьких голосочков.
- Ну вот, например, нельзя разбрасывать игрушки, брать игры без разрешения и всё потом надо складывать на свои места. Надо делать так, чтобы все подумали, что вы с другой планеты, с планеты Взрослость.
Надо сказать, что я совсем не любила себя в этот момент. Но ситуация, социальные нормы и служебное положение, а также ожидаемое стихийное бедствие, которое нужно было предотвратить еще до момента его зарождения, требовали от меня этой манипуляции.
– Ну, а так будем играть? Я специально не смотрела на вожака стаи, чтобы дать возможность всем другим проявиться тоже. И они проявились во всей прелести своей непосредственности.
- Будем! – заголосили инопланетяне и поскакали к полкам и стендам с играми и игрушками, поглядывая не меня, прежде чем что-то взять в ожидании разрешения. Я кивала, и этого было достаточно.
Больше я решила не вмешиваться и дать им оторваться по полной. Пусть хоть здесь, сейчас, хоть не долго. Потому что совсем скоро их снова составят по парам и организованно поведут в еще неизвестный им агрессивный мир больших людей и незнакомых вещей.
Увы, с позиции взрослых, это кажется воспитанием, адаптацией, подготовкой к жизни и прочее, и прочее. … Всё так. Респект и уважуха работающим без благодарности и должной оплаты. Но. Есть все-таки «но» …  И оно, это «но», к сожалению, порой, не побоюсь этого слова, бывает преступным. И опять «но». Но взрослые теряются при большом скоплении маленьких людей. Напрочь забывая, что были такими и сами, и, защищаясь, своей взрослостью, потому что у них просто не хватает сил услышать и понять каждого, считают, что организованная организованность лучшее для управления и контроля. Я не сужу. Я описываю. Я размышляю. Я просто выпускаю пары. Потому что вижу немного больше, чем другие и могу предположить, чем может это отозваться потом. Очень много этих всяких вредных «но» …
Размышляя, я посматривала на человечков, которые уже полностью обрели свой естественный вид и, позабыв недавние переживания, радостно играли и переговаривались. Только один, тот самый первый отлипшийся элемент ходил по комнате, водя пальчиком по мебели, которую мог достать. «Тактильничает. – подумала я». Но не только мебель была объектом его исследования, но и я сама. Он ходил и смотрел на меня. Не открыто, а искоса, типа незаметно, как будто подглядывая за моей реакцией. Думаю, он накладывал на меня какой-то свой трафарет, сопоставлял…
«Чувственник, - подумала я, рассматривая его повнимательнее. – Будущий исследователь человеческих душ. Ели дадут, конечно. Вполне может быть, что важные и умные взрослые, имеющие свою, безусловно, единственно верную точку зрения и свой непотопляемый никакими аргументами опыт, возможно, они станут советовать молодому человеку приобрести, на их взгляд, более важную и востребованную профессию. При этом, скорее всего, они не будут уточнять какую именно, а просто будут отрицать и подавлять желания молодого человека…Но, будем думать о хорошем. И, возможно, из молодого человека состоится великолепный доктор, психолог, или режиссер, а еще, возможно, актер или политический аналитик… - размечталась я».
Тем временем юный исследователь добрался до запрещенного маленьким человечкам новуса и замер. Сначала он смотрел на новус, потом на меня, но теперь открыто и, не отрывая от меня взгляда, но иногда погладывая под стол новуса, стал вытягивать оттуда кий. Обычно такие действия вводят в предобморочное состояние других взрослых, потому что (не дай Бог!) они потыркают себе что-нибудь этим кием, или разобьют им что-нибудь вокруг, по тому как обращаться с ним не умеют. Естественно, они предотвращают какие-либо попытки запретом. Я смотрела на смелого человечка, не подавая никакого сигнала о том, что будет запрет. Он осмелел и вытащил кий, который оказался значительно выше его самого. В близости от новуса стоял телевизор, и любая неумелая манипуляция с кием могла здорово потревожить экран. На свой страх и риск я перевела взгляд на других человечков, они увлеченно игрались. В это время осмелевший товарищ стал пытаться поднять кий и перевести его в положение игры. Он явно видел, как делали это взрослые, и теперь хотел попробовать сам. Здоровое же желание, так ведь?! Попытка сменяла попытку и вот, подустав, он уже хотел было разочароваться в себе, даже поджался и немного задрожал подбородок, выпячивая наружу нижнюю губку…. И я решила вмешаться.
Я подошла и сказала: «Он не совсем подходит тебе, этот новус. Вот был бы он чуть поменьше, тогда было бы легче. Но, тут такой. Давай попробуем вместе». Мы взяли его в четыре руки, в две большие и в две маленькие. И пару раз даже попали по пешке.
Я не умею, не люблю и не хочу работать с инопланетянами, - так я про себя думаю.  И я совсем не детский психолог. И эта ситуация не стандартная, в которой я оказалась. Но именно тогда, когда я почти прочувствовала весь страх и ужас этих маленьких людей, именно тогда, как кинолента, в моей голове прокрутились все видимые мною ошибки взрослых, которые могут быть весьма и весьма трагичны в своем проявлении потом.
Я вспомнила две громадные прозрачные горошины-слезинки, так и оставшиеся на глазах у маленькой девочки, когда большая тетя пригрозилась выбросить ей кепочку. Дело было так: в столовую вошла очаровашка в кепке. Надо сказать, что кепка была не кепкой, а произведением кепочного искусства. Она вся была украшена блестящими камушками, на ней были разноцветные бантики, кружева и пуговица. А главное, что сзади, из проема кепки и полоски для регулирования объема, были выпущены прекрасные завитые локоны, которые они с мамой так долго и старательно накручивали в её день рождения. В руках у этой очаровательной девочки в очаровательной кепочке был кулек с конфетами, которыми она собиралась угостить своих товарищей в свой день рождения. Но в появлении в помещении в головном уборе, тетенька тут же распознала преступление против организованного общества и нарушение всех норм морали, которые она знала назубок и бесцеремонно заявила, чтобы девочка сняла кепку. От неожиданности очаровашка остолбенела и заморгала глазами, глядя на тетеньку, искренне не понимая, почему нужно разрушать так старательно созданную красоту. Но тётенька, точно зная, как надо вести себя в помещении (особенно в столовой!) не унималась и голосила на всю: «Немедленно сними кепку, а то выброшу её в мусорник!» Две слезинки-горошины, размером в мандарины выкатились на глаза, и зависли. И сколько надо было силищи это малышке, чтобы пойти вопреки требованиям большой тёти, противостоять ей и воплотить задуманное! Она смело прошла вовнутрь и стала разносить кулек с конфетами между столами, угощая своих друзей!
Вы понимаете, что я не могла вмешаться. Корректность требовала авторитета одного взрослого. Я вышла, сглотнув свои слезы, запершившие не на глазах, а в горле. Я взрослая. До глаз моя обидка не дошла. Я вышла, решив потом один на один постараться вернуть той девочке праздник, или, по крайней мере, сгладить нанесенный удар.
Я видела еще много разных случаев, я слышала в присутствии маленьких людей от взрослых те слова и речи, которые можно говорить только при их отсутствии, я была свидетельницей того, как при детях обсуждали их родителей. Я против такой системы. Но я в ней. И мне остается только, по возможности, зачищать впечатления, смягчать удары, накладывать положительные файлы памяти поверх негативных.
Однажды, снова оказавшись в такой же нестандартной для меня ситуации, но уже тогда, когда маленькие люди разошлись во всю, а присутствующая там дама, умоляюще посмотрела на меня, когда я вошла в эту разбушевавшуюся стихию, мне оставалось только силой голоса привлечь внимание, чтобы урегулировать расшумевшихся и разгорячившихся человечков.
- Господа! – уверенно и громко обратилась я к ним. Стало тихо, и я продолжила. – Господа! Не затруднит ли вас собрать разбросанное, заправить рубашечки, подтянуть штанишки и приготовиться к великому открытию?! Спасибо. Я подожду.
Без лишних вопросов человечки, пошмыгивая от разгоряченности носами, подтягивая штанишки и заправляя в них рубашечки и маечки, всё расставили почти по свои места и уставились на меня в ожидании. Надо было ловить момент и ни в коем случае не разочаровать. «Надо что-то срочно придумать, а то в следующий раз не пройдет, - быстро соображала я. – Господа! У меня для вас есть важное сообщение. Только что вокруг планеты Земля начался важный эксперимент, в котором могут участвовать только тихие дети».
- А почему? – А почему только тихие? – тут же прозвучали вполне логичные и ожидаемы вопросы.
- Потому что эксперимент заключается в том, чтобы услышать Тишину. Это очень серьезный и важный эксперимент! Рассказывать дальше?
- Дааааа! – заорали человечки. А я сказала, что так не пойдет, что отвечать надо так тихо, чтобы услышать тишину. И они шепотом повторили своё «да».
Потом мы сели в кружок, и я стала рассказывать им, почему проходит такой эксперимент, почему так важно услышать тишину, что в тишине мы можем услышать не только своё сердце, но и стук сердца другого, что в тишине мы можем услышать свои мысли, свои мечты…
Важные маленькие господа сосредоточенно прислушивались к тишине, полуоткрыв свои маленькие ротики и подперев свои думающие головы маленькими ручками. Они приняли условия игры. Они пластичны. Они открыты новому. Они способны доверять. Но как получить, а главное - удержать это доверие?
Возможно, когда я совсем состарюсь, я захочу работать с маленькими людьми в большом взрослом мире. Но не сейчас.
Сейчас я просто знаю, что инопланетяне живут среди нас. И иногда, в особо экстренных случаях, с ними контактирую.
Говорят, что у меня это получается.


Теги: дети, взрослые, детские обиды, учителя
Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика