Взрослые и дети 21 Апреля 2020 Латуненко Юлия

Просмотров: 6542 Поделится:

Чрезмерная материнаская любовь

Материнство в нашей культуре окрашено ореолом святости, но в реальности мать - это самое первое зло, которое узнает ребенок после рождения. А точнее сказать неосознанная эмоционально незрелая мать - это самое большое зло в жизни человека. Хотим мы этого или нет, но первую боль ребенок получает в отношениях с матерью. Идеальных матерей нет. Не существует такой матери, которая бы не травмировала своего ребенка именно потому, что она не робот, и не бог. Она может устать, может тревожиться, отвлечься от ребенка, когда она ему очень нужна или она может сильно любить его, бояться потерять. И всем этим она ранит его.
 
Материнская тревога, какой матери она не знакома? Разве что только той, которая осознанно желает зла своему ребенку и не хочет быть матерью, тяготится этой ролью и осознает, что родила ребенка просто потому что "так надо, как у всех, потому что возраст, потому что муж хотел, а я не хочу оставаться без мужа, потому что родители спрашивают, а порой и давят: ну когда уже внуки"…  И женщина, не будучи готовой к материнству, подчиняется требованиям окружения и потом, в страхе признать, что она не хотела ребенка и не хочет его воспитывать, виня себя в нелюбви, пытается заместить любовь заботой и тревогой.
 
Давно известный факт, что "желанный ребенок" может оказаться далеко не желанным в реальности, что декларация "Я хочу ребенка", не означает готовности быть родителем.
 
Но даже сама мысль, что я не люблю своего ребенка, приводит в шок женщину, ведь это социально неприемлемо. И она автоматически пытается заместить эти мысли заботой, опёкой, в которой она могла бы ощутить себя "нормальной" мамой, а не каким-то моральным инвалидом и чудовищем.
 
К сожалению, одна из причин материнской тревоги такова, что женщина, не желая детей осознанно, не став готовой к любви и отдаче, рожает ребенка. Конечно, такая мама ничего хорошего не может дать ребенку с точки зрения психологического аспекта, если она не разовьет в себе эту способность любить и быть осознанной.
 
Другая причина материнской тревоги это ее собственные детские травмы, ее отношения с ее матерью, как правило, тревожной, опекающей или холодной и отстраненной или агрессивной. Собственные неосознанные страхи трансформируются и проецируются на ребенка в виде страха его потерять. И вот такая мама вскакивает среди ночи и бежит к кроватке ребенка, проверяя его дыхание на зеркальце.
 
Задача каждой мамы "отзеркалить" ребенка: Ребенок через глаза матери, через прикосновение ее рук, через ее интонации узнает, кто он такой. И если мама живет в постоянной тревоге, тогда ребенок "отзеркаливается" как тревога в глазах матери и это первая детская травма, которую никто из нас потом не связывает с неудачами в жизни. Ребенок, видящий в глазах матери страхи и тревогу не понимает, кто он для мамы и кто он вообще в этом мире. Такая мама, как и первая, не может обеспечить качественную эмоциональную связь с ребенком, потому что затоплена своей тревогой и страхами.
 
Тревога матери показывает ребенку, что мир опасен, что от него не стоит ждать ничего хорошего. Тревога – это ядро для депрессии и формирования депрессивной структуры личности. Младенец реагирует на тревогу матери ответной тревогой. Через взгляд, прикосновение, мимику, интонации он считывает мамино состояние. Из-за тревоги младенец становится беспокойным: он постоянно кричит, не спит, плохо ест, у него проблемы с пищеварением.
 
Мы говорим не о первых неделях после родов, когда практически каждая мама тревожится, а о длительной тревоге матери, которая не заканчивается месяцами, годами. В этих случаях - это уже сигнал того, что матери необходима психологическая помощь.
 
Итак, со временем ребенок растет и мама приходит в себя, но что же дальше происходит? Ребенок это то пространство, то поле, на котором разворачивается весь детско-родительский конфликт самой матери. Возможно, она забыла, как с ней в детстве обращались, но она вынуждена воспитывать свое дитя в той модели, в которой ее воспитывали, так как она не знает ничего другого.
 
Она бессознательно "отыгрывается" на ребенке. Тот, чья воля и психика были сломаны в детстве, не может себе позволить не сломать волю своего ребенка, того, кто слабее, того, кто зависит от нее.
 
Взрослый, словно упивается своей властью над более слабым и это то, что в армии называют дедовщиной: я страдала теперь ты страдай (но это не осознается никак).
 
Мама хочет любить, но не может и не знает как и называет любовью ту форму взаимоотношений, которую она видела в родительской семье.
 
Упреки шантаж, манипуляции, контроль, власть, осуждение, критика, замечания, контроль, постоянная тревога, опека – вот описание любви, которое подразумевается под тем, когда мы говорим ребенку, что любим. А еще хуже, когда родитель говорит: "ты для меня все, ты моя жизнь, смысл моей жизни" и что тогда чувствует ребенок?
 
Ребенок чувствует тревогу и ответственность за родителя, обязанность его опекать, ведь родитель - жертва и всю жизнь геройски страдал ради ребенка. Судьба такого ребенка очень драматична.
 
Такая жертвенная мать привязывает намертво к себе ребенка психологической пуповиной и держит мертвой хваткой всю жизнь: ребенок рабски отрабатывает материнское геройство.
 
В книге Анатолия Некрасова «Материнская любовь» описывается случай: женщина уехала подальше от матери на Камчатку вместе с мужем и детьми, но мать стала болеть и та помчалась назад к матери: как только дочь брала билет назад домой, мать с приступом увозила скорая и так 10 лет. Мать упрекала: "тебе что муж и дети дороже меня?". Когда мать наконец умерла, дочь приехала домой но она не успела. За день до ее возвращения умер муж… Вот так мать разрушила неосознанно жизнь дочери и сделала ее своей рабыней.
 
У детей не складывается судьба из-за того, что их энергия направлена назад, а не вперед в последующие поколения.
Как говорит Анатолий Некрасов в своей книге: "Сердце матери в ребенке, сердце ребенка в камнях".
 
Тревожная мать подпитывается своей тревогой на ребенке. Что получает в результате своей тревоги мать от ребенка? Власть (она доминирует, контролирует, становится важной и значимой для ребенка, заполняет все его существо собой). Она была маленькой и не могла ничего контролировать и подчинялась, теперь она отыгрывает этот недостаток свой собственный на своем ребенке. А ребенок становится беспомощным и усваивает, что без мамы он не выживет. И вот великовозрастный ребенок, привязанный к своей маме по первому ее требованию бежит к ней, бросая собственных детей и семью.
Чтобы вы не делали, ребенок все равно будет вас любить. На самом деле наибольший подарок, который может сделать родитель ребенку, это принять его и любить даже тогда, когда он делает неприятные вещи, когда он злит, когда он неудобен родителю. Но в реальности все наоборот – это дети делают подобный подарок родителям: подарок - всепрощающая любовь. И родитель это знает, и чтобы не потерять эту детскую любовь привязывает ребенка вот этой своей важностью, значимостью, пуповиной зависимости. Как он это делает? Решает все за ребенка, контролирует его, критикует, лишая уверенности в себе, вымогает манипуляциями любовь, вводит ребенка в постоянное чувство вины.
 
Например, тревожная мама, компенсирует недостаток любви от мужа и всю свою страсть обрушивает на ребенка, душит своей любовью, вторгается в личное пространство ребенка, нарушая его границы, затопляет, поглощает, потому что страшно потерять любовь. Такая мать впивается, как вампир, в ребенка, ее много в жизни даже уже взрослого ребенка. Она по сути женит на себе ребенка. Такая мать искусно манипулирует ребенком обвиняя его в том, что она столько в него вложила сил, а он…
В такую историю попадают многие одинокие матери и матери, у которых не ладятся отношения с мужем, отцом ребенка и тогда ребенок, независимо от пола несет это бремя ответственности за мамину жизнь, здоровье и настроение. Мама сделала смыслом жизни ребенка, а смысл жизни очень трудно потерять и такая мама как вампир впивается в сына или дочь, названивает по сто раз на день (каждодневные разговоры с мамой это сигнал о том, что вы в слиянии с мамой и психологически не сепарированы от нее) или вы не хотите говорить, а разговариваете, потому что она же мать, как так не разговаривать с ней. "Мама это святое".
 
Дети таких матерей всегда идеализируют мать, так как она сама поставила себя на пьедестал святости: ЯЖЕМАТЬ – означает я могу все делать, что хочу с тобой, а ты терпи.
 
Такие матери требуют постоянного отчета, мотивируя это тем, что они же волнуются за вас и они же не спят, потому что всякие картинки лезут в голову. И вы вынуждены успокаивать, ее потому что "онажемать".
Дети, которые идут на поводу подобных манипуляций, становятся эмоциональными донорами матерей и очень быстро стареют, буксуют в личных отношениях и в бизнесе, потому что мама сосет все силы. Сказать «нет» родителю такому ребенку кажется катастрофой. Такие родители отбирают заблаговременно у ребенка право на "нет".
 
Подобным образом, конечно, ведут себя эмоционально незрелые родители. В книге "Мать, тревога, смерть" Рейнгольдс пишет, что в этих снах и картинках о смерти ребенка кроется на самом деле желание смерти ребенку: "умри и освободи меня от этой тревоги". В этом проявляется вся враждебность матери. Часто так бывает: ребенок, который молчит и боится ранить свою мать, видит сны, как мать умирает или как он сам убивает мать и в этих снах кроется разрешение конфликта внутри психики ребенка: его гнев на мать ищет выхода и реализуется в этих снах.
 
Материнская тревожность опасна во всех смыслах для ребенка. Тот же Рейнгольдс в книге "Мать, тревога, смерть" пишет, что вот этими визуализациями катастроф и смерти своего ребенка мать формирует негативное поле вокруг него и притягивает эти катастрофы. Ведь никто не будет отрицать что то, что мы больше боимся потерять, мы скоро теряем. Я часто слышала, работая в детской онкологии в институте рака, что часто заболеванию раком ребенка предшествовали плохие мысли матери. Матери детей, заболевших раком были тревожны и неосознанно враждебны к ребенку и все они были в сильной зависимости от ребенка в слиянии с ним.
 
Каковы бы ни были причины гипертревожности, самое главное — чтобы мать отдавала себе отчет в том, что своим поведением она может серьезно навредить ребенку. В сложных случаях тревожные мамочки нуждаются в помощи специалистов-психологов.
 
Если ваша тревога зашкаливает, не стройте иллюзий, что вы сможете с ней справиться в одиночку. Это тот случай, когда лучше всего обратиться за помощью к специалисту… Важно не убегать от своего страха, не отрицать его, а смочь прожить его в контакте с другим человеком.
(с) Юлия Латуненко
 
 
 
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку