Психологический порлат Psy-practice

Моя работа – это не я. Я – это не моя работа

На работе мы проводим не только большую часть своей жизни, но и ее лучшую часть. (К. Кушнер)
Работа занимает значительную часть нашей жизни и, неизбежно, оказывает на нас влияние.
Проблема профессионального (психического или эмоционального) выгорания является одной из самых обсуждаемых тем. Впервые термин «staff burnout syndrome» был  предложен в 1974 г. американским психиатром H. J. Freudenberger для описания психологического состояния волонтеров в области психиатрии, которое проявляется в виде психоэмоционального истощения, разочарования в профессии и отказа от работы.
Феноменология синдрома «выгорания» разнообразна. Это ухудшение психического и физического здоровья, эмоциональное истощение, снижение производительности труда и профессиональной мотивации, формирование негативных установок по отношению к работе, нарушение межличностных отношений, формирование зависимого и суицидального поведения и пр.
Синдром выгорания чаще всего формируется у представителей так называемых помогающих профессий (медицинских и социальных работников, представителей сферы образования, психологов, психотерапевтов и пр.). Однако перечень профессий, относящихся к группе риска развития выгорания, постоянно расширяется (например,  специалисты IT-сферы, сотрудники банковских и финансовых организаций).
Традиционным является рассмотрение трехкомпонентной структуры синдрома выгорания (C. Maslach & S. E. Jackson), которая включает в себя эмоциональное истощение, деперсонализацию и редукцию личных достижений.
Эмоциональное истощение проявляется в ощущении эмоционального перенапряжения, опустошенности, исчерпанности собственных эмоциональных ресурсов.
Деперсонализация представляет собой тенденцию развивать негативное, циничное отношение к субъектам профессиональной деятельности и устанавливать обезличенные и формальные контакты.
Редукция личностных достижений проявляется в снижении чувства компетентности в работе, недовольстве собой, ощущении снижения ценности своей деятельности, пренебрежении служебными обязанностями, в негативном самовосприятии в профессиональном плане.
В Международной классификации болезней 11-й редакции синдром выгорания относится к отдельному диагностическому таксону – «Проблемы, связанные с занятостью или безработицей», и шифруется QD85: «Выгорание».
Работа — это главное в жизни. От всех неприятностей, от всех бед можно найти одно избавление — в работе. (Э. Хемингуэй)
Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги. (А. П. Чехов)
Другая распространенная проблема, связанная с профессиональной деятельностью, - трудоголизм или работоголизм. Термин «работоголизм» был предложен в начале 70-х годов ХХ в. священником и профессором психологии религии W. Oates. Автор определил работоголизм как аддикцию к работе, компульсию или неконтролируемую потребность к непрерывной работе.
Трудоголизм, как и прочие аддикции, является своего рода бегством от реальности посредством изменения своего психического состояния, что достигается фиксацией на работе.
При этом человек не стремится к работе в связи с материальной необходимостью. Работа заменяет собой любовь, дружеские отношения, развлечения и другие виды активности. Семейные отношения и прочие виды активности работоголик воспринимает как помехи, которые отвлекают от работы и вызывают раздражение. Это приводит к отчуждению от семьи и друзей, изменениям в эмоционально-волевой сфере: эмоциональному истощению, снижению способности к эмпатии, нарушению системы межличностных отношений.
Важной чертой трудоголизма является компульсивное стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих. Такая личность испытывает страх потерпеть неудачу, «потерять лицо», быть обвиненным в некомпетентности, оказаться хуже других. Компульсивная фиксация мыслей на работе позволяет справиться с постоянным переживанием тревоги. Некоторые исследователи подчеркивают, что трудоголизм представляет иногда даже смертельную опасность. Известны смертельные случаи вследствие работоголизма. Особенно остро эта проблема стоит в современной Японии.
В некоторых исследованиях отмечается, что работоголизм  может приводить к развитию деструктивных аддикций и у членов семьи. Есть данные, что дети работоголиков склонны к злоупотреблению психоактивных веществ.
Во многом развитию трудоголизму способсвует сама организация и стиль руководства в ней. Сверхценное отношение к количественных показателям работы, бесконечные «выполнения и перевыполнения плана», фиксация внимания на формальной стороне работы (например, на разного вида отчетах), стремление произвести благоприятное внешнее впечатление, система мелочного контроля, постоянных проверок эффективности, качества и пр. основаны на недоверии к человеку, неуважении его личности и способствуют формированию трудоголизма и снижением способности к самореализации.  
 
Обозначенные проблемы все чаще становятся темой запросов для психологического консультирования и психотерапии. Из моей практики свою эффективность показали техники телесно-ориентированной, эмоционально-образной и когнитивно-поведенческой психотерапии. Эффективным является обучение клиентов методам психической саморегуляции (основам дыхательной и мышечной релаксации, аутогенной тренировки как методам саморегуляции эмоционального состояния в условиях стресса), развитие навыков конструктивного совладающего поведения в условиях стресса, работа с неконструктивными когнициями, связанными с профессиональной деятельностью.
На мой взгляд, одной из важных составляющих психотерапии профессиональных деформаций является работа с ценностно-смысловой сферой клиента. В процессе работы важно научить клиента  различать основное ядро своей личности, свою сущность, и другие, второстепенные части (ценности, установки, поведенческие паттерны). «Разотождествление» своей сущности, своего Я и второстепенных частей позволяет более конструктивно и объективно подойти к проблеме трудоголизма или эмоционального выгорания. Когда человек «расширяет» границы своей личности, включая в них работу (а также нередко и других людей из своего окружения), он становится не только чрезмерно поглощенным ее содержанием, но и остро реагирует на любые профессиональные неудачи, незначительную критику своей работы так, как будто это покушение на его личность и даже само существование. Важно помочь клиенту осознать свои неконструктивные установки, нереалистичные ожидания относительно работы и сверхзначимое отношение к исполняемым обязанностям.
Формирование у клиента правильного ценностного отношения к работе способствует сохранению его профессионального и психологического здоровья.  
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку